Проклятье Старого Песка

31.03.2018

Сказка шестая

История про Проклятье Старого Песка, Имбирную Девочку и королевскую чернику

Имбирной девочке было скучно. Сами подумайте: всю жизнь жить в маленьком тыквенном мирке, края которого, слепленные из толстого слоеного теста, загибаются почти к самому небу. Ни одна из огромных карамельных сосен не дорастала и до середины Краев Мира. Даже когда с неба падал снег, и сосны в ужасе протягивали свои длинные ветви к облакам, чтобы поймать их и заставить прекратить снегопад, и то их роста не хватало до середины. Многие поколения жителей мира строили свои дома из плит, вырубленных в слоистых скалах Края Мира, а они, казалось, и вовсе не уменьшились. Имбирная девочка часто ходила на берег моря и смотрела на белых птиц, а алое стеклянное сердце жарко билось в ее груди. Но все-таки чего-то не хватало.

Однажды ранним утром она хотела выйти на песчаный берег покормить птиц хлебными крошками, а заодно – насобирать ракушек для традиционного ожерелья на День Каменной Соли. Этот праздник отмечали задорно и весело все жители городка, в котором жила Имбирная Девочка. Впрочем, она думала, что все остальные люди о таком празднике даже и не слышали. Но все равно – он был веселый. На столы ставились огромные пироги с мясной начинкой, черникой, брусникой и творогом, картофельные ватрушки и сдобные розовые пончики с глазурью, горами громоздились моченые груши и свежие яблоки (а иногда - наоборот), все дома украшались фонариками, фигурными свечками и флажками, а люди надевали большие белые банты на грудь. Никто толком не помнил, почему и откуда взялся праздник, но каждый год Мэр Имбирного Пряника (так назывался этот город) произносил вслух одну и ту же речь. Текст ее был написан старинными чернилами на куске плотного, насквозь промасленного пергамента.

Так вот: она действительно хотела пойти на берег. Но передумала, и осталась сидеть за столом, молча и сосредоточенно катая хлебные шарики.

- Имбирная Девочка! Внученька! – Тыквенная Старушка, семеня, направлялась к Имбирной Девочке с маленькой корзинкой в руке. – Ты забыла хлебные крошки для наших птиц!

- Я не забыла, Бабушка, - равнодушно ответила Имбирная Девочка. – Я просто ничего не хочу. Я не пойду сегодня кормить больших белых птиц.

- Но как же так? – изумилась Старушка. – Ведь сегодня День Каменной Соли, и все кормят птиц хлебными крошками, чтобы жизнь наша была такой же приятной и долгой, как и всегда.

- Я целый год кормила этих птиц, разве мало? – раздраженно ответила Имбирная Девочка и сама удивилась своему жесткому, грубому тону. «Со мной что-то случилось», - подумала она и сказала.

- Бабушка, дорогая, кажется, я заболела.

- Да я уж и сама вижу, - поджала губы Тыквенная Старушка. – Это Проклятие Старого Песка. Редко-редко, когда можно им заболеть, но непременно в День Каменной Соли. И ты, кажется, моя дорогая, его и подхватила… Оно заразно, и если не остановить проклятие, то скоро весь город будет ссориться, ругаться, и не останется ничего, кроме ссор и ругани. Надолго нас не хватит.

- Но что же делать, бабушка? – огорчилась Имбирная Девочка, чувствуя, как внутри нее начинает закипать раздражение.

- Помнишь маленькую пещеру на берегу моря? Иди туда и спрячься. Я приготовлю и принесу лекарство. А ты пока постарайся ни с кем не разговаривать: Проклятие Старого Песка передается черед слово, - Тыквенная Старушка, огорченно качая головой, поспешила к дому, а Имбирная Девочка нехотя, нога за ногу, побрела к пещере. Там она села, обхватив руками колени и стала слушать шорох волн и крики больших белых птиц. Крупные слезы катились по ее щекам, но чем больше плакала Имбирная Девочка, тем больше злилась на Тыквенную Старушку и тем больше жалела себя. И она так устала от этой жалости, что незаметно заснула.

Тыквенная Старушка очень быстро добралась до дома своей сестры, Имбирной Бабушки, и закричала прямо с порога:

- Внучка больна! Срочно все сюда!

Имбирная Бабушка и Имбирный Дедушка, Двухголовая Лошадь, Бабаран-Шнуш, Восьмая Булочка, песик Джастин и рыжий кот – все сбежались в кухню в тревоге. Только Маленького Волшебника нигде не было видно: еще с утра он ушел в рощу карамельных сосен собирать сладкую синюю чернику для праздничного пирога. Известие о болезни Имбирной Девочки глубоко их огорчило, но еще больше они забеспокоились, когда узнали, что такое Проклятие Старого Песка: лишь умудренные знанием Бабушка и Дедушка огорченно качали головами, а остальные, раскрыв рот, слушали страшную историю, которую им рассказала Тыквенная Старушка.

«Это было очень давно, когда Великий Кондитер пек Край Мира из вкусного слоеного теста. Он уже давно выложил пышную дрожжевую подложку, посадил в нее семена всевозможных растений, кондитерским шприцом изваял моря, горы, густые сосновые и березовые леса, пустил по небу белые облака из безе, зефира и сахарной ваты, а кое-где и водяные – из холодного пушистого пара. Все уже было готово, и мир был почти готов, оставалось только сделать для него края. Но Великий Кондитер очень устал, и, когда он хотел всыпать в тесто крупинки каменной соли, чтобы рецепт был совершенным, он уронил солонку. Конечно же, поднял ее, но запачкал руки песком. И не заметил этого – так он устал. И посолил тесто, как и полагалось по рецепту.

К несчастью, Старый Песок попал в тесто Края Мира и начал понемногу его разъедать. Каждое утро Великий Кондитер подправлял оплывающие края, и каждую ночь Старый Песок наполовину съедал его труды. Но Великий Кондитер не захотел признать свою ошибку и начать мир заново, разрушив старый. Он трудился и трудился, не покладая рук, и все равно Песок побеждал. Рукописи и рецепты давно были заброшены, печь топилась только для выпекания коржей, Великий Кондитер исхудал и заболел. И тогда, отчаявшись побороть Старый Песок, он сломал стены мира и опустошил его. Но было уже поздно: Старый Песок обрел душу и разум в постоянных попытках выжить и победить Великого Кондитера, и теперь, что бы ни пек Кондитер, все хрустело на зубах и отдавало землей. И поклялся Великий Кондитер, что больше никогда не будет ничего печь. И не пек целую тысячу лет.

Но однажды к нему пришел его внук и сказал: «Дедушка, давай испечем новый, красивый мир!» и Великий Кондитер, которого к тому времени все называли Дедушка Себастьян, согласился. Он отдал свой фартук и колпак внуку, которых, хоть ему и было всего одиннадцать лет, но все-таки по праву мог называться Новым Великим Кондитером, и они начали печь. Они пекли очень долго, по многу раз переделывая каждый корж, каждую слойку, каждую карамельную сосну. Они скребли и чистили, они вымывали Старый Песок отовсюду. И мир получился отличным, только вот одна песчинка Старого Песка в нем все-таки осталась. И раз в год, в День Каменной Соли, когда Старый Великий Кондитер так испортил свой первый мир, злая песчинка взлетала в воздух и искала первого попавшегося человека, чтобы испортить хотя бы его.

К несчастью для Старого Песка, утром раньше всех встают самые добрые, самые работящие люди, и ни разу Проклятье не исполнилось до конца. К тому же Новый Великий Кондитер оставил людям рецепт сиропа, который полностью излечивает от Проклятья. И с каждым годом Старый Песок все слабеет и слабеет, и, скорее всего, через сотню-другую лет исчезнет совсем».

- Так нам надо узнать рецепт этого сиропа! – вскричал Бабаран-Шнуш, подпрыгивая на столе и тыча в воздух острой булавкой. – Я сам сварю его!

- Ты слишком мал, - философски заметил рыжий кот. – А из чего этот сироп?

- Из шляпок одуванчиков и липового меда, солнечного света и детского смеха, - ответила Тыквенная Старушка. – Я сейчас побегу, соберу цветов, и все сделаю! А Имбирные Бабушка и Дедушка мне помогут.

И старички стали собираться в путь. Но они так сильно кряхтели и так медленно нагибались, с таким трудом шаркали по полу и ничего не могли найти, что, наконец, разругались и сели по углам комнаты. Тыквенная Старушка расплакалась:

- Это даже не Проклятие Старого Песка. Это просто старость!

Ей было очень жалко Имбирную Девочку, которая сидела одна на берегу моря пусть и в теплой, но все-таки безлюдной и неприютной пещерке. Им всем очень нужен был Маленький Волшебник с его вечной улыбкой, быстрыми ногами и молодыми ловкими пальцами.

Солнце уже перевалило за полдень, когда Маленький Волшебник подошел к дому Тыквенной Старушки с полной корзиной круглой, иссиня-черной, вкусной черники. На одном конце каждой ягодки алела красная капелька сока, на другом – ягодка была увенчана маленькой твердой короной. Это была настоящая королевская черника! Как раз для праздничного пирога. Но, к его удивлению, никто даже не похвалил его. Все домашние кинулись к Джастину и начали его уговаривать, упрашивать и тянуть на рукава. Насилу Маленький Волшебник понял, чего от него хотят. Он схватил корзинку и выбежал на луг. Но вот досада: облака закрыли солнце, и одуванчики, самые пугливые из цветов, сразу закрыли свои венчики. И ни одного цветка не смог найти в зеленой траве Маленький Волшебник. Грустный вернулся он в дом.

- Что же делать? – заплакала Тыквенная Старушка. Уткнувшись в подол ее платья в мелкий розовый цветочек, хлюпал носом маленький терьер. Бабаран-Шнуш отчаянно тер глаза так, что на сером фетре уже обозначились две светлые проплешины.

- Стойте! - воскликнул Маленький Волшебник. – Черника, что я собирал, росла совсем рядом с одуванчиковой поляной. Может быть, на нее попало немного одуванчиковой пыльцы?

И точно: каждая черная ягодка была присыпана тонкой, золотистой пылью. Аккуратно, чтобы не стряхнуть ее, Тыквенная Старушка высыпала ягоды в медный таз и стала варить эликсир. Добавила пару ложек липового тягучего меда, щепотку смеха Маленького Волшебника и солнечный лучик, томившийся в темной высокой склянке. Вскоре лекарство было готово. Оно было густо-красного цвета с неуловимой золотинкой, а запах стоял такой, что Двухголовая Лошадь немедленно запросилась облизать таз. Ей разрешили, и теперь из угла кухни доносилось вкусное чавканье.

- Можно, я отнесу, бабушка? – робко спросил Джастин. – Я знаю, где та пещера, в которой прячется Имбирная Девочка.

- Конечно, малыш. Но будь осторожен, и постарайся не разговаривать с внучкой, пока она не отведает лекарства.

- Я буду осторожен!

- Тогда в добрый путь, - и Маленький Волшебник отправился в дорогу.

Он, конечно же, нашел Имбирную Девочку и вылечил ее. И вместе, отправляя ложку за ложкой в рот черничное варенье, они, смеясь и распевая песни, вернулись домой. И все очень-очень обрадовались, только Двухголовая Лошадь обижалась, что ей оставили так мало. А наутро в дверь постучали. Маленький Волшебник открыл дверь. За ней стоял толстенький светловолосый мальчик в поварском колпаке.

- Привет, - сказал Маленький Волшебник.

- Привет, - ответил мальчик, улыбаясь.

- Ты к кому?

- К тебе.

- Но я тебя не знаю.

- Конечно, знаешь. Ведь я Новый Великий Кондитер.

- Ой, не ври! – засмеялся Маленький Волшебник. – Чего ты хочешь, малыш? Может, печенья? У меня осталось еще штучек шесть. Или ты голодный?

- Нет-нет, - отмахнулся рукой мальчик. – Я просто пришел поздравить вас с тем, что вы изобрели Подлинный Рецепт Сиропа Счастья. И дело вовсе не в королевской чернике, а в том, что вы добавили в него большую мерку любви. Я вот не догадался, - сокрушенно покачал он головой.

- И что? – удивился Маленький Волшебник, все еще не веря, что перед ним стоит сам Великий Кондитер.

- А все. Теперь нет Проклятия Старого Песка, вы разрушили его. И теперь я могу строить наш мир бесконечно, - мальчик протянул руку и пожал Джастину ладонь крепко-крепко.

- Спасибо, Джастин. Если тебе нужна будет помощь, просто позови меня, - с этими словами мальчик исчез, а вместо него на крыльце соткался из воздуха огромный, горячий пирог с черникой.

- Это тебе и твоим друзьям, - прозвучал откуда-то мальчишеский голосок, раздался смех и все стихло. Маленький Волшебник взял нежданный подарок и отнес друзьям.

Знаете, что они потом делали? Ели пирог и запивали его горячим крепким чаем, играли в домино и шарады, а потом побежали на берег, набрали ракушек и сделали столько ожерелий, что смогли одарить ими половину городка. Большие белые птицы брали у них из рук крошки хлеба и черничного пирога и улетали, благодарно крича. Ведь это же был День Каменной Соли – самый важный день в году. День, когда этот мир наконец-таки получил свой неповторимый вкус.

Автор: Елена Кулешова

Рисунки Дарьи Горенковой