Стивен Спилберг: «Не будь у меня детей, я бы не делал серьезных фильмов»

31.03.2018

29 марта в прокат выходит свежий кинофильм Стивена Спилберга «Первому игроку приготовиться» — экранизация одноименного романа Эрнеста Клайна. На дворе 2045 год, и все свободное время люди проводят в ОАЗИСе, виртуальной игровой действительности. Ее творец, безлюдный богатый Джеймс Холлидей (Марк Райлэнс) оставил завещание: контроль над миром и огромное состояние получит тот, кто отыщет в ОАЗИСе спрятанную «пасхалку». Ребенку Уэйду Уоттсу (Тай Шеридан) предстоит отыскать все ключи, кинуть вызов бездушной корпорации и повстречать реальную любовь.

Стивен Спилберг поведал  о том, как формировался мир ОАЗИСа и какой он сам выбрал бы себе аватар.

— Почти все создатели игр сознаются, будто к данному делу их направило чувство оторванности от действительности. Вы захотели снимать киноленты по той же причине?

— Все зависит от того, о каком периоде моей жизни мы говорим. В малолетстве я никак не ощущал взаимосвязи с окружающей реальностью, избегал ее всеми вероятными методами: глядел телек, ходил в кино, притворялся вместе с моими приятелями, будто мы совсем не мы, а придуманные нами персонажи. А как скоро я стал старше, получил образование, у меня начали появляться детки, я совсем скоро стал реалистом. Не будь у меня деток, я бы не делал серьезных кинофильмов, продолжал бы снимать картины в стиле «Первому игроку приготовиться». После рождения малыша я внезапно понял, будто поменялась вся моя жизнь. Наверное происходит фактически со всеми родителями, у которых появляется 1-ый малыш. Им начинает казаться, будто больше ни с кем в мире это никак не приключалось. И как скоро это произошло со мной, я начал относиться к жизни серьезнее, а мой энтузиазм к темам кинофильмов начал изменяться — они стали наиболее реалистичными.
— Существует мировоззрение, будто спецэффекты увели нас в сторону от чего-то принципиального — от переживаний, настроя, от наиболее глубочайших эмоций.

— Эффекты могут или использоваться для олицетворения концепции, или становиться самой концепцией. Они могут быть или эксплуататорскими, когда история непринципиальна, как будто декорация второго плана, или же могут стать опорой для самой истории. Каждый раз, когда я употреблял эффекты в собственных кинокартинах — «Парке юрского Периода», «Искусственном разуме», «Главному игроку приготовиться», — я делал наверное лишь для такого, чтоб рассказать историю и ни в коем случае никак не заменять ее. Тем не менее мы все знаем киноленты, которые люди ходят смотреть не из-из-за истории, а из желания, чтоб им снесло башню от происходящего на экране. Однако я верю в истории больше, нежели во что-либо другое. Я не был бы режиссером, если бы не верил в их так сильно.
— Выступая с лекцией на кинофестивале в Гвадалахаре, Гильермо дель Торо рассказал, что режиссеру, художнику-постановщику и основному оператору элементарно нужно действовать в креативном тандеме, чтоб создать целостную вселенную кинофильма. Вы согласны?

— Все зависит от кинофильма. Для «Первого игрока» художественные решения были очень важны, так как мы строили мир, который никто ни разу ранее никак не лицезрел. В его разработке деятельно приняли участие и художник-постановщик, и художник по костюмам, а еще 3 наикрупнейшие студии эффектов. Однако, к примеру, в этом кинофильме, как «Секретное досье», которое, по сути, представляет собой драму, главное — наверное сценарий и актерский состав. Мне не удалось бы снять данный кинофильм в отсутствии такового актерского состава (основные роли в кинофильме выполняют Мэрил Стрип и Том Хэнкс. — Прим. ред.). Естественно, у меня никак не вышло бы снять и «Первому игроку приготовиться» без актеров. Зритель связывает с ними собственные надежды и мечты, они ведут вас и рассказывают историю. Однако у их никак не было бы истории, ежели бы мы сначала не построили мир. Так что в этом кинофильме создание мира на главном месте. А с фильмами типа «Секретного досье» все начинается с актеров и сценария.