Фельгенгауэр уверена в психическом здоровье напавшего на неё мужчины

31.03.2018

Фельгенгауэр уверена в психическом здоровье напавшего на неё мужчины

Между тем напав

Полная статья: Фельгенгауэр уверена в психическом здоровье напавшего на неё мужчины

вший на ведущую «Эха Москвы» рассказал членам ОНК о мотивах преступления.

Ведущая радиостанции «Эхо Москвы» Татьяна Фельгенгауэр считает, что напавший не нее мужчина не сумасшедший.

«Я уверена в том, что этот человек не сумасшедший. Мне кажется, он прекрасно все спланировал. Если вы видели выписку из моего эпикриза — вы понимаете, он шел не пугать, он шел убивать. Он знал, куда нужно бить, удар был очень уверенный, не один удар — два, и еще лицо», — рассказала она ицершбдч коллегам.

Более того она не понимает, почему он хотел ее убить, ведь «от этого пользы никакой, а вреда очень много». Также Фельгенгауэр выразил уверенность в том, что напавший на нее не был похож на «нервного психа», в то время как Владимир Путин назвал его психически больным человеком.

«Я ничего не могу сделать со словами Владимира Путина, и я не буду думать и про него. Ну сказал что-то Путин, ну и ладно. Мне важно, что у моего адвоката претензий к работе следователя нет», — сказала она.

Тем временем гражданин России и Израиля Борис Гриц, который совершил нападения на Фельгенгауэр, заявил, что «полоснул по горлу», но не хотел этого делать, «так получилось», пишет NEWSru.com. Об этом Гриц рассказал в СИЗО «Водник» членам Общественной наблюдательной комиссии (ОНК). 

Он вновь рассказал, что Фельгенгауэр выходила с ним на «телепатическую связь» и он по этой же связи сообщал ей, что готов «на нормальный диалог» и что «вот так, телепатически» он с ней общаться не хочет. Более того, по его словам, посредством телепатического контакта она изводила его сексуально.

«Я предупреждал, просил прекратить все это. И когда пришел в редакцию, я не хотел убивать. Хотел просто показать ей, что зло порождает зло. А то, что по горлу полоснул, — ну, так получилось», — сказал Гриц, при этом сетуя на то, что из-за удара ножом именно по горлу ему «не могут» смягчить обвинение с «покушения на убийство» до «причинения тяжких телесных повреждений».

Добавим, что в СИЗО его продержали на карантине максимальные 10 дней, в течении которых за ним наблюдали и оперативники, и психологи, и воспитатели.

«Я прошел какой-то большой тест, выбирал цвета и много чего еще, — рассказал он. — К тому же в карантинной камере все время сменяются заключенные — одних приводят, других уводят. Я со всеми находил общий язык. Думаю, сотрудники убедились, что я не опасен. Но вот в итоге я попал на спецблок».

«Сам тюремный опыт, он неприятный, конечно. У меня его раньше не было никогда. Меня никто даже ни разу не задерживал. Законы я не нарушал. Но раз попал сюда, надо принимать все как есть. Условия не такие страшные, как можно было бы представить. Кормят нормально. Сегодня был свекольник и гуляш с картошкой. Не ресторан, но неплохо», — рассказал нападавший.

Он заверил, что никогда не состоял на психиатрическом учете, раньше изучал антропософию, в последнее время жил один, ни с кем из женщин не встречался, имел проблемы с работой.