Перед нами появились трое бородатых мужиков: «РУЧКИ К НЕБУ ПРОТЯНИТЕ, СОЛДАТИКИ... ИЛИ Я ВАМ ПУЛЮ РОВНЕХОНЬКО МЕЖДУ ГЛАЗ ПУЩУ!»

24.06.2018

После попадания мины в наш пулеметный расчет мы все были контужены и потеряли сознание. Открыв глаза, я понял, что отключился на долгое время. Мои товарищи все еще лежали без сознания, я поспешил привести их в чувство. Мы находились возле небольшого леса, кругом было много погибших. Во время бомбардировки солдаты начали разбегаться в разные стороны и видимо бежали по направлению к лесу, возле которого и находился наш пулеметный расчет.

Взрывы звучали со всех стороны, мы с товарищами бежали зигзагом, чтобы было меньше вероятности угодить под снаряд. Впереди нас я заметил немецкие танки, которые спокойно стояли и даже не вели огонь по нашим солдатам. Наверно они терпеливо ждали команды, чтобы завершить начатое артиллерией дело.

Я снова зашел в лесную чащу, товарищу становилось все хуже. Вскоре он уже не мог идти самостоятельно и мне пришлось взвалить его на себя. Хватило моих сил не на долго, учитывая, что я сам еле передвигал ноги. Присели немного передохнуть.

Вдруг неизвестно откуда перед нами появились трое неопрятных бородатых мужиков. Одеты они были в выцветшие грязные фуфайки, у каждого при себе была винтовка.

- Ручки к небу протяните, солдатики! Или я вам пулю ровнехонько между глаз пущу! - с ухмылкой произнес один из них, видимо старший.

- Партизаны что ли? Свои мы! Ты в кого стрелять надумал, а? - занервничал раненый товарищ.

- Под прицелом все так говорят! Сразу все своими становятся, а стоит лишь спиной повернуться… - спокойно ответил на возмущения солдата мужик. - Обыщите-ка их братцы, а то мало ли…

После того, как нас самым тщательным образом обыскали, было приказано следовать за ними. Выбор у нас был не велик… мы пошли за ними…

Как только пришли нас сразу направили к местному командиру, промурыжили нас там около получаса.

- Сегодня ночью мы им бомбить аэродром немцев. - проговорил седовласый командир. - Вы, ребятки, с нашими пойдете! Кто знает может эти самолеты вас сегодня так потрепали! Вот вы им и припомните за обиду, а заодно докажете, что вы действительно «свои»!

- Ты на товарища моего глянь внимательнее! - разозлился я. - какой он сейчас боец? В своем уме? Я пойду, но друга оставьте в покое!

- И то верно, малец! - согласился капитан и обратился к своим подчиненным: - Отведите этого бедолагу к санитару! Пусть залатает его.

- А ты с нами пойдешь, дружок! За двоих воевать будешь — капитан хитро прищурил глаза.

Выдвинулись мы как только стало смеркаться и до места дошли только к полуночи. Предварительно по приказу командира от нас отделилась половина группы и пошла в обход на другую сторону аэродрома.

Мы засели в ожидании. Вскоре темное небо осветила ракета и на другой стороне прозвучал отвлекающий взрыв.

- Вперед солдат! - ткнул меня в плечо капитан, и в полуприсяде пошел со взрывчаткой в руках в сторону самолетов. Фашистов вокруг не было, все они к этому времени сбежались на звук взрыва к другой стороне аэродрома.

Нам хватило двадцать минут, чтобы установить взрывчатку, которой хватило на 10 тяжелых бомбардировщиков и теперь мы уже бежали обратно в укрытие.

Когда мы отбежали на несколько сотен метров, капитан дал приказ двигаться дальше, а сам повернул ручку взрывательного механизма. Громыхнуло так сильно, что мы даже на таком расстоянии чуть не оглохли. Яркие вспышки от взрывов освещали нам дорогу по ночному лесу еще около двух километров.

Мы благополучно вернулись в лагерь партизан и этой вылазкой я доказал партизанам, что мы с товарищем свои...