Заряжающий кричит: «Бутылка уцелела?». Нет говорю, вдребезги. Так он чуть не прослезился: «Ну я этому летчику сейчас устрою!»

Была одна история забавная в моей фронтовой жизни танкиста. Сейчас даже как вспомню смеяться хочется. Мы тогда на Т-34 воевали, славная машина вам скажу, но при этом осечки были и у нее, как впрочем и любой техники. Так вот что-то у нас с движком приключилось, заглохла машина и ни в какую. Просто встали посреди поля, а нужно двигаться срочно. Естественно нас одних никто дожидаться не стал, дивизия ушла, а мы остались копаться в машине. Пару часов точно копошились и вот наконец то мотор взревел, танк завелся. Что делать, нужно догонять раз отстали.

Едем значит по дороге спокойно, я смотрю вдалеке силуэт человека, по форме вроде наш. Бежит и руками машет нам, мол остановитесь. Механик остановил машину, ждем стоим. Подбежал запыхавшийся солдафон из трофейной роты. Они обычно после боя, как стервятники, собирали оружие у погибших, машины годные для эксплуатации, ну в общем все что могло пригодиться в бою. Оказалось, что у них неподалеку автомобиль с ценными находками застряла, вытащить никак не могут.

Решили мы помочь бедолагам, солдатик на броню прыгнул и мы поехали на выручку. Подъехали, а там действительно машина по пузо в грязь ушла, глина-то растаяла после ночного дождя. Вытянули мы их машину без проблем, а они нам в качестве благодарности еды подкинули и пару бутылочек трофейного шнапса.

Проехали чуток, еда перед носом лежит, манит, покою не дает. Остановились, не выдержали. Бутылку одну опустошили, а то как при возможности и не употребить, командования же все равно рядом нет. Перекусили конечно славно, такой тушенки еще в жизни не кушал, жирная правда зараза, но все равно за милую душу уплетали. Довольные, в приподнятом настроении поехали дальше своих догонять.

Через пол часа заряжающий мне по голове мне стучит: «Командир! Остановиться бы, до кустов мне надо! Здесь не хочется климат нарушать!». Понятное дело, пацан молодой, желудок слабый. Механик стал сбавлять ход, так этот даже дожидаться остановки не стал, на ходу прямо с брони скатился и помчался к ближайшим кустам. Вот думаю приспичило, беднягу.

Смеюсь сижу на танке, настроение хорошее и вдруг гул послышался, пригляделся, а это немецкий самолет на нас заходит. Я даже подскочил на месте от испуга, бегом запрыгнул в кабину, люк закрыл за собой. «Трогай давай! Чего стоишь!» - толкнул я ногой механика. Тот на газ, машина сорвалась с места, едем петляем ,чтобы под бомбу не попасть. А заряжающий наш видимо все это время за нами бежал с расстегнутыми штанами. Вот комедия была… представляю, как его врасплох застал вражеский самолет за этим интересным делом. Представляю, как со стороны это выглядело… Танк мчится по полю, а за ним солдат бежит руками машется и матом кроет всех и вся.

Он нас после догнал, когда наши самолеты этому летчику-залетчику показали где раки зимуют. Подбили его значит, а он прямо перед нами шлепнулся. Мы возле него остановились и как раз заряжающий наш подбегает с удивительным вопросом: «Бутылка уцелела?». Нет говорю, вдребезги. Так он чуть не прослезился: «Ну я этому летчику сейчас устрою!». Рукава засучил, пошел немца из кабины доставать, еле угомонили его. Смотрим, а фашист сам из кабины вылез и деру дал в сторону. Я в воздух пальнул пару раз предупредительных тот сразу на землю плюхнулся, понял видимо, что от танка смысла нет бегать в чистом поле.

Сели в танк, к нему подъехали, тот лежит не живой не мертвый. Я с машины спрыгнул, за шиворот его на ноги поставил, подзатыльник дал за разбитую бутылку. Он стоит, глаза в пол, минуту назад небось посмеивался над этой картиной в поле, а сейчас дрожит как осиновый лист. Тут заряжающий снова подбежал с кулаками, никак его обида не отпускала. Пришлось и его успокоить отеческим подзатыльником. Как дети малые ейбогу. Так мы с этими двумя обиженными и догнали своих. Немца пленного сдали, а про этот случай вся дивизия потом знала. Смеху было...