Красно-серые сны

Автор: Гриша Храленок

Источник фото: архив Гриши Храленка
Источник фото: архив Гриши Храленка

Как сор собирают в кучу, так и мысли сумбурным потоком собираются на бумаге. Всё предопределено, но никто не знает, во что превратится эта макулатура стихов. Главное — писать. Главное, лить эту воду, а уж превращать её в вино — дело потребителя. Это товар, требующий доработки покупателем. Чем больше демагогический шум заполняет помещения, тем больше в них болтунов.

Мир прекрасен и на этой кухне, и в особенности за её окном. Там стоит берёза, вчера ещё голая, а сегодня покрытая мелкой листвой. Кухня должна ассоциироваться с едой, с потреблением, с поглощением, а не с разговорами о жизни. Все процессы пищеварения одинаково являются жизнью. Быть может, потребление и есть жизнь. Просто твой, в определённой мере уникальный хрусталик заточен под уникальные вещи и не видит всего. Поэтому говорят: «У каждого своя правда». Представляю её: своими боками жмётся к другим правдам, стоит как пассажир в автобусе. Когда-нибудь пробка рассосется, и она приедет. Обязательно.

Когда-то газовая камера, теперь уютное кафе, вмещало в себя бармена, официантку и двух посетителей. Я приду туда, нарисую мелом на стене окно, а за ним берёзу, из-за невероятного желания объединить всё в какое-то немыслимо-огромное целое. В какую-то субстанцию, не вызывающую вопросов. Но чем больше предмет, тем дальше приходится отходить. Чтобы представить, с чем имеешь дело. Когда всё одинаково, можно не отходить. Из тысячи одинаковых роддомов можно выйти в тысячу одинаковых миров — вот это уже хорошо. Так намного понятней.

Чудесно то, что мы с тобой можем просто идти и говорить ни о чём. Пока нам не приходится думать о будущем всерьёз. Ведь чем больше ты задумываешься о нём — тем меньше плачешь, тем меньше смеёшься. И тогда твоё лицо становится серьёзным. Таким серьёзным, что можно споткнуться. Солнце кидает блики на берёзовые листья, они тянут мой взор к тебе. Никак не могу оторвать взгляда от очков, которыми ты защитилась от солнца. Но это не важно. Тем более, что я смотрю на губы, и мы стоим в тени, на кухне.

Прямая речь как средство передачи мысли помогает нам стрелять сигареты у прохожих. Но я боюсь, что через несколько лет она не поможет мне объяснить, почему мы побираемся у других людей. И где лопата в моих руках, и где та земля, на которой мне надо стоять. А чтобы встать на землю, нам надо приземлиться. В приземлении язык участвует только как что-то, закинутое за спину. Наверное, тебе не надо ничего объяснять. Никому не надо.

Красный для тебя либо кровь, либо любовь. И дело тут не в оттенках. Просто так ты чувствуешь красный. Не понимаю твоих асфальтовых отношений с серым. Этим цветом можно нарисовать прекрасные вещи, но для тебя он словно красный платок. Красно-серые сны оставляют нам урезанный вариант просветления. Наш разум чист, но мы подвержены никотиновой зависимости и нуждаемся в пище.

Нам ведь хорошо вместе?

Хотите читать рассказы Гриши? Заходите в паблик : Дети кукурузы