дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

"Кто ж тебе в руки винтовку дал, не рассказ о негласном законе войны?" - гневался майор.

17 August 2018

- Кто ж тебе в руки винтовку дал, не рассказав о негласном законе войны? — гневался майор, глядя на молоденького снайпера, смущенно стоящего перед ним.

- Так я… Товарищ майор… А они… Гляжу, они, как на параде… Никого не таятся… Прямо к реке, даже не думают нагибаться… Вот же, гады, размышляю… Ну и начал стрелять…

- Рядовой! Ты понимаешь, что натворил? – еще больше распалялся начальник штаба полка. – Как тебе объяснить-то!

Он почесал переносицу, видя, что солдат его совершенно не понимает.

- Смотри сюда, олух! Не знаю, чему тебя учили в твоей школе снайперов…

- Хорошо его учили, — вклинился командир первого батальона, капитан Первухин. Четырех гитлеровцев положил. Еще двоих, похоже, ранил. Хорошо еще, что потом по санитарам стрелять не стал.

- Первухин, не перебивай, не зли меня. – Рыкнул на комбата майор. – Так вот, сынок. На войне есть негласные законы. Сегодня ты один из них нарушил. Имеется договоренность не стрелять по водоносам. Река между нашими и немецкими позициями. Без воды всем придется туго. А взять ее как, только что под пулями врагов. Что ты успешно сегодня продемонстрировал!

«Да, натворил я делов! Теперь за водой можно не ходить! Фрицы за своих обязательно мстить начнут!», — стоял и размышлял рядовой Осинкин. «Но, опять же, мне никто об этот не говорил! В нашей школе снайперов об этом даже не предупреждали! Подумаешь, напридумывали всяких законов тоже мне!»

В помещение зашел полковник Седых.

- Павел Сергеевич, что тут у вас происходит? – Обратился он к своему начальнику штаба.

- Товарищ командир, неприятная ситуация у нас нарисовалась! – отчеканил тот. – Наш молодой снайпер уложил четырех вражеских водоносов. Прямо у самой реки, другого места не нашел. Даже не знаю, что сейчас и делать.

- Что делать, что делать, — раздраженно передразнил его комполка.

- Солдат, смирно! – Скомандовал он Осинкину. За то, что уничтожил водоносов, объявляю тебе пять суток ареста. Отсидишь, когда часть на пополнение личного состава отправят. За то, что уничтожил четырех гитлеровских солдат, представить рядового… Как там твоя фамилия?

- Осинкин, товарищ полковник!

- Представить рядового Осинкина к награде! Все! Все свободны!

- Товарищ полковник, а с водой что делать будем? – удивился начальник штаба.

- Все свободны, а ты, Павел Сергеевич, останься.

Офицеры и снайпер вышли.

- Слушай сюда, майор, — задушевно обратился он к начальнику штаба. – Нам дан приказ сегодня ночью перейти в наступление, выбить врага с того берега, и отбросить его километров на десять от реки. Что еще непонятно?! Что ты заладил, что с водой, что с водой?! Будут наши красноармейцы реку форсировать, напьются вдоволь, и во фляги с собой наберут! Все понятно?!

- Так точно, товарищ командир!

- Займись деталями, продумай, вдруг что не так поймет. Да, кстати, снайпера этого опять на березу посадите, в его схрон. Ловко у него получается фрицев щелкать.

Осинкин снова сидел на ветвях густой березы и разглядывал в бинокль противоположный берег. «Какая интересная штука жизнь, оказывается! Уничтожил врагов – получил пять суток ареста. И тут же, стоя на одном месте, меня представили к награде за уничтожение немецких солдат! Мне что теперь, прежде чем стрелять, каждый раз к офицеру бегать и спрашивать? Можно в этого пострелять, а в этого можно? Или нельзя?!» Движение врага прервало его размышления. Нагнувшись вниз, он шепотом доложил:

- Товарищ лейтенант! Гитлеровцы. Их много! Численностью до роты. Двигаются к реке с плавсредствами. Что делать?

- Хорошо, товарищ боец. Я побежал докладывать, а ты пока веди наблюдение. Сейчас узнаем, что к чему.

Офицер скрытно двинулся в тыл, а снайпер рассматривал неприятеля в бинокль.

Ставь "палец вверх", если тебе понравилась история и ты считаешь, что негласные законы на войне напоминают людям о человечности..

Читай так же: "Как эта девчушка в окоп к вам попала?" - допрашивал солдат майор.