Грани обстоятельств: Пошли со мной посмеешься..

07.05.2018

НАЧАЛО

Однажды, пасмурным осенним днем, Анатолий, сидел в классе и пользуясь большой переменной, еще раз проверял домашнее задание перед сдачей. В класс вошел Павел, для которого этот день был ясным и лучезарным - ему улыбнулась Варя, девочка, томление к которой, он уже долго реализовывал провожая ее домой, совершенно незаметно для провожаемой. Настроение позволяло Павлу обнять и осчастливить весь мир и пару галактик в придачу. Проходя мимо Анатолия, он посмотрел в его тетрадь и показал на нелепую ошибку, которую можно совершить только от большого усердия сделать все правильно. Анатолий, никогда не просивший просто списать, ни то что помочь, сдержано поблагодарил. А Павла было уже не остановить в приступе принуждения этого мира к всеобщей радости.

- Где у тебя еще засады? Дай, посмотрю, пока Валя тебе за старания очередную пару не выписала.

И столько искренней заботы было в предложении Павла, что Толик уступил, подвинул тетрадь и засопел, слушая его объяснения о неправильном применении метода упрощения выражения в данном конкретном случае.

Так Павел приобрел подшефного ученика, а Толик четверку в четверти. Хотя истинная помощь была, конечно, не в «четвертаке», а том, что Павел взял на себя то, на что не хватало времени и желания Валентины Сергеевны.

Иногда улыбки «маленькой девочки Вари» достаточно для начала долгой дружбы других людей, настолько долгой, что никто толком и не помнит с чего она, собственно, начиналась.

- Павел, что-нибудь нужно.

В вопросе Толика не было эмоциональной окраски и вопросительной интонации. Даже вопросом это назвать это было сложно, Анатолий констатировал необходимость, предлагая собеседнику заменить «что-нибудь» на нужное значение.

- Уммм...

- Полотенце холодное должно помочь - перевел Толик, и согласно кивнул. - Организую, должно помочь.

«От улыбки самый хмурый день... И она к тебе когда-нибудь вернется»

К Павлу «улыбка» вернулась примерно через год. Малозначительная причина - рассмеялся над «прикидом» старшеклассницы, привела к выяснению отношений с возбужденными объектом насмешек старшеклассниками.

- Пошли со мной посмеешься..

И Павел уже понуро брел, огибая школу за сутулым любителем необычного внешнего вида своей избранницы и его свитой.

- И чо такого смешного...

Агрессивно настроенный верзила круто развернулся и начал движение в сторону Павла. Вдруг взгляд его переместился с лица Павла за его плечо и он оборвал фразу.

«Ща ударит, гад, не надо поворачиваться» - мелькнуло в голове незадачливого насмешника и он непроизвольно сделал шаг назад.

- А тебе какого хрена надо?

Верзила обратился к кому-то, находившемуся за спиной Павла. Свита верзилы тоже повернула головы и застыла, смотря в ту же точку. Павел сделал еще шаг назад и повернул голову.

В пяти шагах за ним стоял насупленный Толик, бережно сжимая ржавую водопроводную трубу очень неприглядного вида. Он не помахивал ей, не перекладывал из руки в руку, а держал в опущенных руках, но было видно - в использовании ее он стесняться не будет, для него это вопрос почему-то решенный.

- Посмотреть любопытствую.

Толик исподлобья смотрел на верзилу, полностью игнорируя окружение.

- Нечего здесь любопытного нет.

Верзила перевел взгляд на Павла.

- А ты, юноша, скалься пореже, пока смеялку тебе не оторвали.

Оформив предписание советом, верзила резко развернулся, сплюнул в сторону и двинулся в направлении дырки в заборе, ограждающем школьную территорию. Свита вздрогнула, повернулась вслед вожаку, не забыв старательно скопировать плевок, и побрела за ним, постепенно сбиваясь в слабое подобие стаи.

- Пойду трубу на место верну – буркнул Толик и ушел, не дожидаясь пока Павел выйдет из ступора и заговорит.

С благодарностью, спасенный от гнева половозрелых любителей молодежной моды, подошел только на следующий день.

Существует множество способов выхода из похмелья, но, к сожалению, нет универсального. Любой способ это совокупность собственного опыта и совета людей, так или иначе, через эту беду проходивших.

В это утро Павел использовал все свои знания, помощь Анатолия, и даже поначалу сварливые советы Анны, но только к обеду почувствовал, что может унять дрожь рук и сфокусировать взгляд на одном предмете, дольше чем на секунду. О том, что бы решать запланированное в этот день, речи, конечно, не шло, но появилась возможность хотя бы по телефону это отложить. Перед каждым звонком Павел собирался, как перед нырком в холодную воду, быстро выпаливал отрепетированную фразу и сворачивал разговор обещанием перезвонить ближе к вечеру.

И только на самый важный для себя звонок - Даше, он так и не смог собрать достаточно сил, и сколько его не откладывал, так и не решился.

«Пусть считает, что я сдох. Очень близко, погрешность минимальна».

По мере того, как Павел превращался в подобие себя похожее, к Анне Николаевне возвращалось обычное уважительное к нему отношение. В какой-то момент, она даже начала тихо гордится, что это Анатолий принес Павла домой, а не наоборот, и настроение ее окончательно улучшилось. Хотя чтобы довести до такелажного состояния Анатолия, потребовалось бы смешать всю фармацевтику небольшой аптеки с дневной выработкой ликероводочного предприятия. Крепкий был у механика организм.

Хорошее настроение хозяйки изменило рецептуру ее помощи Павлу от издевательски-насмешливых комментариев до приготовления максимально полезного в этом состоянии острого, густого, наваристого супа, способного одним своим запахом вернуть к жизни.

- К нему необходимо рюмку крепкого - попробовал разнообразить меню Анатолий, заставив Павла передернуться.

- А вчера тебе недостаточно крепко показалось?

- Я говорю про суп.

- А я про вчера.

- Иногда, Анна, с тобой тяжело согласовать тему спора.

- Это потому что ты споришь, а я нет. Ешьте уже... Друга побереги, он от одного упоминания твоего крепкого зеленым становиться.

- Необходимо пересилить себя, Павел, и...

- Вот ты себя и пересиль. Все давайте, скоро курица должна быть готова.

Анна отвернулась к плите, и Анатолий склонился к Павлу, перейдя на полушепот:

- ... и выпить.

Анатолий оглянулся и проводил взглядом, выходящую из кухни жену.

- Нельзя оставлять организм одиноким в этой борьбе.

- Вот и выпей – поморщился Павел. - Меня даже запах, боюсь, добьет.

- Пересилить себя необходимо... – настоял Толик и внезапно перешел на другую тему. - А когда нужно проблемы вчерашние решать?

- Вчера, наверное...

Павел понял, что не с тем шутит.

- Ты о чем, вообще, сейчас?

- Ну, ты говорил, что есть несколько проблем, спать не дают, лекарства там употребляешь.

Из Павла чуть весь остаток хмеля не вышибло.

- Толик.. - начал он осторожно. - Там такие дела, что сиюминутно не решаются...

«Черт, не то, так не отстанет!»

- Просто поднакопилось неприятностей... Ты меня на ноги поставь, и считай, что девяносто процентов успеха в решении добились.

- С органами откладывать нельзя – твердо постановил Толик. - У них отсрочка, как усугубление проходит. С бабами отложить можно.

Он все-таки не согласился с супругой и налил себе «крепкого». Ждать ее возвращения не стал, выпил, и принялся за суп.

- С женщинами, Толик... С женщиной. И знаешь...

Павел хотел попробовать объяснить, что все остальное проходит фоном, что самое важное это как раз и есть эта женщина, но осекся, осознав начало фразы Толика. К тому же желание объяснить Анатолию всю сложность ситуации Дашей, кроме как состоянием Павла, оправдать было не чем.

- А откуда ты про органы узнал? – осторожно спросил он.

- Марк упомянул. В контексте успокоения.

- В чем?... А... Ну он вроде говорил... Снимает вопрос. Сегодня даже вроде.

- Марк человек занятой.

Если судить по интонации Толика, правильным словом было бы «необязательный». И это было не далеко от истины - Марк был часто необязателен даже, и в первую очередь, по отношению к самому себе.

- А силовые структуры пускать на самотек нельзя – продолжал мысль Анатолий, не отвлекаясь от суповой тарелки. – Так вот – он отложил ложку. - Есть у меня генерал один, когда-то давно «Волгу» ему делал, завтра поедем, высокую должность человек занимает.

«Вот кроме Енерала на «волге», нам конечно вряд ли что поможет!.. Тля, как же это остановить то?... Вот мало было мытарств, теперь точно в самый раз!»

Павлу все неприятности показались незначительными на фоне Анатолия, собравшегося их решать. Даже боль испугалась и застыла где-то в области затылка.

«Хорошо про Дарью не заикнулся! И имени нельзя было называть! Найдет! И решит... Дежа вю... Снова де-жа-вю... И снова я к этому не готов... Тихоонеечкооо...»

Иностранным словом Павел называл ситуации, в которых Анатолий спешил ему на помощь. Это было всегда неожиданно, как и в тот первый раз, когда он готовый к удару, все же обернулся и забыл про все, настолько поразил его вид маленького насупленного человека, вставшего на его защиту.

Читать дальше >>>

Поставь хорошую оценку этой статье если собираешься читать дальше. А в случае копирования укажи Автора: Михаил Темерзяев. В случае если кнопка "Читать дальше" не активна, приходи завтра, когда новая часть будет уже на канале. Спасибо!

Вступай в группу "Вконтакте"