Время и волки ремёсел (рассказ)

Когда Чарли Н. только-только пошёл в школу, казалось, время можно обогнать. Стоило лишь закончиться последнему уроку, как он нёсся вприпрыжку домой, чтобы оттуда рвануть во двор, к друзьям. Отвоевав у мальчишек из соседнего двора территорию, он возвращался домой, чтобы заняться уроками, но и они не заканчивали день. Чарли успевал ещё поиграть в компьютерные игры, или почитать книгу, или помечтать о каких-нибудь далёких мирах.

Годы шли, Чарли становился взрослее, а время превратилось в неуловимого беглеца. Какое там обогнать его, даже просто догнать, задержать время стало просто невозможно. Однажды проснувшись, Чарли понял, что жизнь стала хаотичной и сумбурной. Работа оператором мешает ведению блога, а блог в свою очередь мешает писать книгу. Об отношениях и речи быть не может, да и дружба отнимает немало времени. Попытка угнаться за всем сразу оборачивалась беспорядочным перемещением от одного к другому. В результате каждое получалось плохо.

День за днём, месяц за месяцем, и вот ещё один год ушёл, оставив после себя разочарование и горечь. Что самое чудовищное — заметить это удавалось лишь в редкие минуты передышки. В редкие моменты пробуждения, когда интуиция, бодрствующая во снах, объединялась с просыпающимся умом и могла уловить растущую проблему.

Чарли нуждался в помощи, и никто из друзей и родственников не мог ему помочь. Многие радостно прожигали жизнь даже с большей скоростью, а другие и вовсе не замечали подобных процессов. Некоторые же решали раз и навсегда упереться в один единственный аспект жизни, приняв для себя, что остальное неважно.

Наконец, один из приятелей напомнил Чарли об их общем знакомом, Лео Доноване. Лео зарабатывал на жизнь решением проблем людей, причём это могли быть и жизненные проблемы, и психологические, и даже, говорят, магические. Лео в открытую называл себя чародеем и изредка даже мог продемонстрировать свои способности, не то талантливые фокусы, не то настоящее волшебство.

Разностороннюю натуру Лео подчёркивал и его постоянно меняющийся внешний вид. В зависимости от причудливой смены настроения он мог одеться в костюм или джинсы с майкой, отпустить длинные волосы или постричься под машинку. Последний раз, когда Чарли видел Лео, он отрастил бороду и ирокез, а одевался под лесника - джинсы, ботинки с железными носами и рубашка в клетку.

Общение с Лео всегда было проблемой. Хотя бы потому, что жил он за чертой города, посреди небольшой рощи. Иногда он выбирался оттуда, но предсказать его вылазки было невозможно, а связаться с ним было сложно. Интернет, мобильная связь - всё вокруг него работало через раз и если даже работало, он часто игнорировал звонки.

Осложняло ситуацию ещё и то, что сам Лео имел непростой характер. О каждом человеке, каждом предмете и событии он имел мнение, которое не стеснялся высказывать. Причём обычно был прав. Далеко не все готовы общаться с человеком, знающем всю правду о тебе. Спасало положение лишь наличие у Лео хорошего чувства юмора.

Дозвониться до Лео удалось не сразу. Начав с утра, лишь к шести вечера Чарли услышал на другом конце провода заспанный голос Лео.

- Ещё раз так сделаешь — прокляну.

- За что?

- Нельзя звонить человеку в шесть утра и надеяться на радушный приём.

- Но уже шесть вечера!

- О, правда?.. Ладно. Чего хотел?

- Я к тебе по делу. У меня есть проблема, а ты раньше говорил, что спец по их разрешению. И боюсь, что мне больше не к кому обратиться с этой проблемой.

- Ладно. Подъезжай завтра... к полудню, например. Ты же помнишь, где я живу?

Спустя сутки и пару десятков километров Чарли стоял у ворот участка, на располагался дом Лео. Постучав в дверь, он обнаружил, что та незаперта — в отличие от двери в дом. Чарли постучал и в неё — звонок отсутствовал и вообще складывалось впечатление, что электричество к дому не подведено. Тем не менее, вдоль забора на столбах висели лампы, как и над входом внутрь.

Стучать пришлось долго и громко, но в конце концов Лео открыл дверь. Выглядел он сонным и раздражённым. Увидев Чарли, удивился и спросил:

- Что, уже полдень?.. Х-хорошо. Заходи.

Вопреки ожиданиям, внутри горел электрический свет. Проводив Чарли на просторную кухню, Лео устроил целую чайную церемонию, предложив во время её и обсудить проблему гостя. Поставив на стол специальный поднос с поддоном, Лео расположил на нём пару маленьких пиал и несколько странных кувшинчиков и ситечек, после чего начал проводить с ними причудливые манипуляции. Несколько смущённый этим зрелищем, Чарли всё же изложил суть своей проблемы. Лео внимательно выслушал, а затем спросил:

- Позволь уточнить один момент. Что именно тебя смущает — нехватка времени или неспособность заниматься сразу тремя делами?

- Эм... И то и другое, я думаю.

- Ага, - глубокомысленно заметил Лео. Манипуляции с чайным набором закончились — в двух пиалах было по несколько глотков зелёного чая. Пригубив одну из пиал, Лео жестом предложил Чарли сделать тоже. После чего долгую минуту молчал, смакуя.

- Ты слышал о музах? - наконец, прервал Лео молчание.

- Да, слышал. А что?

- Важно для понимания. Греки считали, что у каждого из искусств есть муза. Вот только у греков были весьма особенные отношения с богами и жизнью, которые трудно перенести на сегодняшний день. Поэтому я скажу так — любое выбранное тобой дело подобно волку, который пожирает время. И у тебя нет выбора оставить его голодным и продолжить заниматься любимым делом. Таково нерушимое правило — ты жертвуешь своё время во имя совершенствования. Вот только по тому, как ты это описываешь, выходит, что ты кормишь стаю волков. И разумеется, у тебя нет еды-времени, чтобы наполнить каждый желудок. Как ты думаешь, что произойдёт, когда стая окажется слишком голодна, а у тебя не останется для них подачки?

- Эм… Уйдут искать еду в другом месте?

- Ты что, дурак?

- Нет. Мы говорим о метафорических волках. Мало ли, как они себя поведут?

- О, эти волки вовсе не метафора, - уверил Лео. - Они существуют, и прямо сейчас смотрят на тебя голодными глазами.

Чарли огляделся по сторонам, но не увидел никаких голодных глаз.

- И что же мне делать?

- Приручить одного из волков. Он защитит тебя от голодных собратьев, даст тебе уют и тепло. В благодарность он станет тебе верным помощником и дело пойдёт на лад.

- А как же другие дела? Что, если...

- Разорвут! - отрезал Лео. - Ты не сможешь приручить свору волков, если не знаешь, как это делается. А научиться ты сможешь, лишь приручив для начала одного из них. Того, которого сможешь контролировать. Кормить, когда надо, и бить, когда не слушается.

- И что, со временем у меня получится приручить и других волков?

- Я не знаю, Чарли, - признался Лео, принимаясь вновь проливать кипяток через сложную систему кувшинчиков и ситечек. - Мне доступно лишь понимание, что хватаясь за всё сразу, ты ничего не добьёшься вовсе.

- Но у меня же получалось в детстве! Почему сейчас не выходит?

- Потому что в детстве тебя не волновало, что будет с результатами твоей деятельности. В детстве ты не уходил с головой в какое-либо дело, а оставался на поверхности. Можно было рисовать, как угодно, писать, что угодно. Это детство! От взрослого ожидают серьёзного подхода. С планируемыми результатами и выполняемыми сроками. Что более важно — ты сам ждёшь этого от себя. Это становится важно и потому сложнее даже думать о том, чтобы распоряжаться своим временем вольно.

- Окей, допустим, - рассудил Чарли. Пиала перед ним снова была полна и он сделал глоток терпкого напитка. - И что я должен делать? Не в далёкой перспективе, а прям сейчас? Сегодня, вернувшись домой, что я должен сделать?

- Что, прям за ручку тебя надо водить? - удивился Лео. Увидев вздёрнутые в возмущении брови Чарли, тут же примирительно поднял руки, - Что? Я думал, это само по себе очевидно. Ты должен решить, что именно из твоих дел для тебя действительно важно, а что вторично. Вторичное должно уйти, и тогда появится время на то, чтобы заниматься главным в своей жизни.

- А что, если я ошибусь?

- Конечно, ты ошибёшься! С вероятностью один к трём, если верить твоему описанию. А ты думал, будет легко? Бояться ошибки — последнее, что тебя должно волновать. Если волк попадётся непутёвый, ты с ним быстро разойдёшься. Гораздо опаснее то, что ты пытался сделать до того.

Подумав немного, Чарли спросил:

- А если окажется, что они все непутёвые?

- Если окажется, тогда и станешь думать об этом. Куда ты спешишь вообще?

- Ну да, ну да, - согласился Чарли. Всё это звучало разумно, несмотря на весьма странную теорию про волков. Над этим стоило подумать, и хорошенько. Он встал и направился к выходу. Спохватившись, вернулся. - Спасибо тебе большое. Я... Мне надо этот разговор осмыслить. Сколько я тебе должен?

- Сам оцени, на сколько я тебе помог, - ответил Лео.

Чарли открыл кошелёк и отдал почти всю немалую сумму, что принёс с собой. Оставил себе только деньги на дорогу обратно — сотая доля той суммы, что он выложил на стол. Возможно, сказанное Лео не было каким-то гениальным открытием, переворачивающем мир с ног на голову, но это те самые слова, которые необходимо было услышать, чтобы сдвинуться с места. Понять, что происходит, и что следует делать дальше. Такие разговоры бесценны, когда происходят в нужное время.

Домой Чарли возвращался в сильной задумчивости, но довольный результатом беседы. Впервые за долгое время он считал день потраченным с толком. Казалось, можно было различить за поворотом полу плаща времени, уже не способного удрать за горизонт от него. Теперь у Чарли был шанс его нагнать. У него был план, как это сделать.

© Кит Чередников

Рассказ написан в рамках курса Сторителлинг, который проводится в студии развития личности Гальдр.