Нелегко простить измену

13.07.2018

Инне было 20 лет, когда она познакомилась с будущим мужем. Как-то быстро сошлись и она переехала в квартиру его родителей. В 21 год она забеременела. За месяц до родов Сашка предложил расписаться. «Хорошо» — сказала она без радости или удивления. Зарегистрировались в ЗАГСЕ и тут же в парке отметили вступление в брак шоколадкой и газировкой.

Когда родился Данька ее жизнь круто изменилась. Учеба в институте, ночные бдения у кроватки и хлопоты по хозяйству не оставляли ни минуты свободной. Хорошо, что свекровь помогала и вообще была отличной женщиной. А Сашка пропадал на работе. В его издательстве хозяин выделил молодого паренька и сделал его то ли помощником, то ли личным водителем. В общем в любое время дня и ночи Сашка мог сорваться по звонку и лететь на всех порах.

Инна терпела, потому что зарплата была хорошая, а Данька рос слабеньким. То его в дом отдыха надо, то в бассейн, то просто по врачам пройти… Жили небогато, на отдых копили весь год.

А через 9 лет Сашка отмочил такое, чего от него никто не ожидал. А Сашка влюбился.

Маринка не была красавицей, худенькая невзрачная она чем-то привлекла его внимание. Он обычно не брал пассажиров, а в тот вечер не смог проехать мимо голосующей девушки.

Знакомство перешло в любовь. Инна была вечно занята: то учеба, потом работа, а еще постоянная забота о сыне не оставляли ей времени на развлечения. Маринка была другой. Она готова была к любым приключениям. Однажды они просто уехали на море. На машине, вдвоем.

Конечно же Инна узнала об этом. И добрые люди нашлись, и сама вскоре увидела собственными глазами. Два года прошло в непонятном кошмаре, а потом все кончилось — Маринка погибла, нелепо, случайно.

Инна впала в странное состояние. Радовалась ли она такому стечению обстоятельств? Нет.

Не могла она злиться на женщину, которая чуть не разрушила ее семью.

А Сашка… Сашка просто ничего не понимал.

А жизнь не стояла на месте. Данька подрос, жена все больше сторонилась его, и он понял, что так дальше нельзя.

Теплым августовским вечером он все-таки решился.

— Ин, давай попробуем начать все сначала?

— Думаешь получиться…

Она хотела рассказать, как она жила последние годы, как плакала по ночам, сколько раз она хотела разрубить этот узел и уйти от него, но не смогла… Не смогла рассказать, да и не знала поймет ли он.

Поймет ли, что единственным ее спасением отдушиной стала Вера. Что она нашла в себе силы простить и его, и ту, другую.

Но она просто кивнула… «Давай»…