Я у Папы экстрасенс

Я сидел на краешке осыпающейся ямы и задумчиво выпускал сизоватые струйки табачного дыма в небо. Они красиво вихрились подхватываемые веселым весенним ветерком и уносились в безбрежную синеву, куда планировалось в самое ближайшее время отправить и меня. Фигурально выражаясь, разумеется. Кочан так и сказал, пытаясь впихнуть мне в руки короткую штыковую лопату, - "Ща мы тебя, чудик, на небеса отправим, как ты папины четыре ляма, псу под хвост отправил!" Чиж заржал при этом спорном каламбуре и, почесав коротко остриженный затылок, отвесил мне почти дружескую оплеуху, - "Ну, чё закоксовался, профессор мать твою неразборчивую, копать команда была!"

Как вы, наверное, догадались - чудик это я. А эти два не обезображенных интеллектом джентльмена, что вывезли меня в багажнике своего пожилого БМВ за город на природу, моя бывшая охрана. А что, деньки стоят нынче чудесные, воздух чистейший, птички, опять же, исполняют, чего не прокатиться с хорошими людьми? Тем более у каждого из них есть неоспоримый инструмент аргументации в поясной сумке-кобуре.

Кочан махал широкой лопаткой, выкидывая влажные комья земли на траву. Его мощная накачанная спина блестела капельками пота, а он всё рыл и рыл, упорный парнишка - тупой, но упорный. Я его даже зауважал немного, такую силищу да в мирных целях... цены бы ему не было!

Вообще, копать полагалось мне. Все же видели эти гангстерские фильмы, где обреченному дают лопату и тот, рыдая, роет себе последнее пристанище? Вот и Кочан с Чижом смотрели. Только, как я уже упоминал, с мозгами у них совсем беда и когда я отказался от черновой работы, пацаны конкретно зависли. Нет, они, конечно, старались! Бить-то они умеют - за что и дороги, но я упёрся рогом и встал в позу, как бухая гимназистка в подворотне.

- Слушай, Кочан, - сказал я и кивнул головой на нечищеный Макар упёртый мне в пупок, - а если не буду копать - убьёшь?

- У-убью, падло! - выпучил глаза браток.

- Но если убьёшь, кто будет копать?

- ...

- Сами и выкопаем! – обрадованный тем, что первым решил непростую задачку, выпалил Чиж.

- Так вперед! Я-то и подождать могу, мне на том свете ещё и облако по размеру не подобрали! - похвалил я сообразительного Чижа.

- Не, ну ты всё же попутал, терпило! - нерешительно возразил Кочан. - Страх что ли потерял?!

- О, что ты! Я очень боюсь смерти, но выбора-то у меня особо нет, так?

- Ну, так! - согласился бандит.

- И какая мне разница: сейчас ты меня упокоишь или через пол часика - когда я могилку вырою? Нет, не буду я вам помогать, злые вы!

- Вот урод!

Я смотрел, как мой палач зарывается всё глубже в мягкий глинозём и наслаждался тёплым погожим деньком, улыбаясь на солнышко.

- Ты чего дёсны сушишь? - услышал я грубый бас Чижа. Он стоял за спиной, на всякий пожарный, уперев пушку мне в позвоночник. - Молись пока, что ли...

В его голосе я вроде различил нотку сострадания, а может он просто проглотил мошку, не знаю.

- Понимаешь, я не сказать, чтобы верующий в привычном смысле слова, - ответил я, - вот ты, когда-нибудь слышал о концепции триединства мироздания? Материя вокруг нас преобразуется по мере поступления информации извне. Что мы имеем исходя из этого посыла?

- Чё?..

- Триединство, балда! - усмехнулся я. - Смотри, славянские веды говорят о Яви, Нави и Прави, а символ - кадуцей, изображает это вкупе. Тривектор, понял?

- Ну-у... в общих чертах...

Чиж пытался переварить сложные термины, а я под шумок стрельнул у него ещё одну сигаретину из пачки с верблюдом и закурил с многозначительным видом. Так-то, они ребята неплохие, ну если сравнивать их с Кулаковскими или Шимановскими. Исполнительные, шеф сказал - зарыть задохлика, вона как стараются!

С их шефом или, как принято говорить - бугром, я познакомился два года назад, в девяносто четвертом. В тот раз меня тоже хотели прикопать, но вначале решили испытать на мне исправность электрического утюга. Это такой древний ритуал - любой барыга через него прошел, а самые жадные и несговорчивые, не один раз. А я не жадный был. Как утюг в розетку воткнули, сразу рассказал Папе и его подручным, где у меня тайник с бабками, как в детстве рукоблудил под одеялом, имя первой учительницы и про то, что я экстрасенс-провидец.

Про учительницу им было не интересно, а вот экстрасенсорика тема нынче модная и продвигаемая. Чумак, Белые братья, Толик, опять же, Кашпировский, все они делали информационный фон современности наряду с простой швеёй Марией и ваучерами. Кстати, скупать бумажки со смешным для русского уха названием, Папе порекомендовал я, но это было чуть позже. В тот день я вынужден был доказывать трём здоровенным, бритым наголо бандитам, что я великий, ну или хотя бы, выдающийся экстрасенс, такой же, каких показывают телеку.

И угораздило же меня мечтать о белом Мерседесе?! Нет, ну серьёзно, будто мало более безопасных и дешевых мечт! Но моё нищее величество почувствовало вдруг вкус к хорошей жизни и качественному немецкому автопрому. К слову, этот алчный аппетит быстро уняли вчерашние троечники, завсегдатаи подвальных качалок, а ныне "уважаемые ёпта (распальцовка козой) люди". На резонный, в общем, вопрос - а откуда у тебя, инженер безработный, столько бабла, что ты в него рыбу заворачиваешь? Я ответил, как на духу - я вижу прошлое, будущее, вариативность факторов слагающих временную линию и иномирян из эфирного измерения. Лотереи 5 из 36, лото, мгновенные спринты по десять рублей в киоске "Союзпечать" всё открыто моему взору.

Для примера я поведал одному из бандитов, что его девушку зовут Светланой, и она работает в парикмахерской, только эта парикмахерская совсем даже не парикмахерская, а хорошо законспирированный под парикмахерскую бордель. Как-то много парикмахерских в одном предложении... Короче, парнишка не дослушал и убёг громить эту шарашку, вместе с изменщицей Светланой. Парикмахерская... тьфу, да остановите же меня кто-нибудь!

Вам, наверное, жуть как интересно где можно получить такие способности? К сожалению, это секретная информация и я давал подписку о неразглашении. Да ладно, шучу! Слушайте сюда, пока Кочан дороет могилу, время у нас ещё есть.

Когда моё старое НИИ приказало долго жить, а зарплату выдали тушёнкой с военных складов и почтовыми марками "Монгол Шуудан", я остался без работы. Нет, халтурки были небольшие: там декодер в телевизор впаять, тут видик отремонтировать. Иногда с бывшим коллегой Валеркой, разгружали ночью машины, чужие. Но не суть - суть в том, что как-то в вечер заявляется ко мне в общагу Валерий и говорит, что нашел нам подработку, платят немного, зато постоянно и халтурка не пыльная - делать ничего не надо, знай себе сиди тихонечко, пока на тебе опыты ставят. Я тогда ещё засомневался, помню...

- Не знаю, - говорю, - Валер, а ну они на нас вирус какой испытают?!

- Вирус-шмирус! - парировал друг. - Ты когда в последний раз за комнату платил?!

И не поспоришь! Вирус-то может и не смертельным оказаться, а вот вылететь из общаги несуществующего уже НИИ, это как два пальца с бодуна намочить.

- Ну, чо, - говорю, - веди, коль такое дело!

В небольшом прокуренном ангаре несколько небритых мужиков в свитерах крупной вязки и мятых лаборантских халатах, настраивали допотопную аппаратуру. Осциллографы, амперметры, был даже персональная ЭВМ с новомодным дисководом под мелкие дискеты. Мужики мельком глянули на нас и, синхронно кивнув, здороваясь, продолжили свои манипуляции. Валерка провел меня на крохотную кухню, и мы начали гонять чаи в ожидании собственно экспериментов. Наконец, в ангаре зашумела какая-то машина, будто разгоняясь. Кто-то, что-то уронил, помянул матушку нелицеприятным прилагательным и нас, наконец, позвали.

В центре лаборатории, куда попали мы Валерычем, стоял странный прибор. Да и вроде не прибор это вовсе. Короче, похожа была эта трехомундия на гигантский стакан из полированного алюминия с дверцей с торца, чтобы помещать испытуемого. Венчал трехметровую конструкцию импульсный лазер, который посылал луч внутрь стакана, как мне объяснили исследователи - стаканы эти, временные установки, созданные на основе исследований советского астрофизика Козырева. В этих чудесных зеркалах изменяется плотность времени и испытуемый начинает видеть то, что в нормальном временном континууме от него скрыто. Говорили даже, что после включения одного из этих агрегатов, в небе над лабораторией появился НЛО, а засохший кактус в вино-водочном магазине через дорогу начал плодоносить мелкими арбузами без косточек! Хотя, возможно это не связано с хронозеркалами. На втором этаже, над магазином проживает народный биоэнерготерапевт Савва Пречистый, заряжающий свою утреннюю мочу флюидами здоровья и продающий её пятидесятиграммовыми баночками, может это его работа.

- А током бить не будете? - подозрительно спросил я учёных.

- Что вы, молодой человек! - ответили учёные. - Мы же не вивисекторы какие! Возможно, будет легкое тепло и покалывание от лазера, но это даже полезно. Луч конденсирует энергию оргона и грубое тело напитывается ей, словно губка.

- Когда нам заплатят? - уточнил Валерка и многозначительно потёр большой палец об указательный.

- Как только считаем параметры аур после сеанса и запишем видения, что посетили вас во время сеанса! - заверили его.

- Тогда я первый! - мой дружбан скинул ветровку и полез чрево аппарата. - Запускай, командир!

Сеанс продлился около двадцати минут и Валерий вылез из хронозеркала с заспанной рожей, видимо только прикорнул, а тут уже и конец. Его быстро опросили на предмет общения с историческими личностями, померили температуру, пульс, зафиксировали цвет и длину волны ауры и главный небритый учёный кинул взгляд на меня:

- Следующий!

- Кто я?.. А точно больно не будет?..

- Доверьтесь нам, молодой человек! - подбодрил меня высоколобый.

- Ладно! - сдался я и уселся на шаткий табурет внутри машины. - Как там говорят в таких случаях - поехали?!

И мы поехали. Вернее понеслись, как только за мной закрылась дверца, и лазерная установка над головой загудела, я вдруг услышал матюги лаборантов, треск электричества и истошный вопль главного:

- Вырубай, Паша! Пля, щас ё…нет!

Я еще удивился тогда, и тут что-то громко щелкнуло прямо над головой, зеркальную камеру залило голубоватое свечение, а внутри моего черепа кто-то заботливый погасил свет.

"Доверьтесь нам!" - когда услышу вновь эту фразу, буду сразу бить в нос, пообещал себе я, вылетая сквозь бетонные перегородки лаборатории на улицу. Ого, тучи образовались, пока мы тут экспериментировали, а я зонт не взял! Хотя, нафига мне теперь зонт, я же бестелесная сущность? Можно, например, на Луну слетать или, положим, на футбол без билета... Какой футбол, дебила кусок?! В женскую баню! - подсказал возмущенный внутренний голос.

Я ещё разрывался между полётом на спутник Земли и посещением бесплатного стриптиза в помывочном комбинате, когда появилась летающая тарелка. Дисковой формы, размером с двухэтажный гастроном, она зависла над исследовательским корпусом, и я принял решение.

Сказать, что пилоты удивились - ничего не сказать, я выучил около двадцати ругательных эпитетов, характеризующие мужской половой орган, биологических матерей горе экспериментаторов и что-то про беспорядочные половые связи с извращениями, но язык у них сложный, поэтому я мог и ошибиться.

После обмена любезностями с представителями расы М`Гангонов, и попытке поймать меня сачком, я вдруг понял, что неуязвим и слегка обнаглел. Исследовал их посудину, порылся в холодильнике и, совсем было, уже вознамерился найти на их бортовом компьютере приличную игрушку типа Тетриса, когда пришельцы, наконец, взмолились.

- Ты нарушаешь законы природы, человек! – воскликнул один из пилотов тарелки. Он был весь слеплен из воздушных потоков и струящихся завихрений, а потому был полупрозрачен, как и я. – Живому индивиду не место на астральном плане!

- Это не ко мне претензии, - парировал я и перевел стрелки на учёных в лаборатории, - во-он того, с нечёсаной бородой видишь? Это он сотрап, в вашу астральную шарашку меня запустил, с него и спрашивайте!

- Мы не можем контактировать с примитивными формами, - грустно ответил второй пилот, - а то бы давно этим «учёным», глаза на ректум натянули!

Как объяснили мне пришельцы, они совсем не инопланетяне. Живут по соседству, буквально на этаж выше землян – в эфире. Их транспорт вырабатывает какое-то излучение и потому немного светится в атмосфере материального мира, напоминая формой перевернутое блюдце. Они рассказали мне об опасности экспериментов с консервацией и искривлением времени, о том, что предыдущая человеческая цивилизация погибла в тот момент, когда научилась манипулировать самой загадочной величиной – пространством-временем. В конце концов, мы даже пришли к консенсусу: я убеждаю учёных в опасности их проекта, а мне за это перепадает в качестве бонуса возможность чуть отодвинуть занавес грядущего и заглянуть вперед, ну или назад, это по желанию.

Простились мы с М`Гангонами почти лучшими друзьями, ребята настойчиво звали в гости, как буду в их краях, когда помру короче. Я обещался заглянуть, если не забуду. Очнулся от того, что какой-то человек лил мне на голову холодную воду из графина и при этом причитал:

- Только не склей ласты, родной! Где же тело прятать будем?!

- Наклонись, - прошептал я ссохшимися губами лаборанту.

- Что?! Слава Богу - живой! – он наклонился ко мне, просияв и, я с каким-то садистским наслаждением, засадил кулаком ему в нос.

Вообще я счёл довольно утомительным и бесполезным занятием разъяснять этим ботаникам, как опасны игры со временем, а потому просто нашел в ангаре толстостенную трубу метровой длины и разгромил к едрене-фене всю эту богадельню, не пощадил даже новенький IBM с дорогущим дисководом. Само собой мне не заплатили, но я не особо расстроился, ведь с того самого дня началась моя новая, богатая жизнь!

А потом пришли те, кого в просторечии зовут – крыша и мне пришлось работать на одну из самых авторитетных группировок города. Нет, работенка была не напряжной. Допустим, спрашивают у меня – а каков прогноз погоды на завтра? А я отвечаю – завтра вам будет абсолютно пофигу на погоду, потому что всех расстреляют в кафе «У трех берез», машины сожгут, а из пальцев сделают брелоки для ключей. Ребята посидят, репки почешут и не едут на завтра в кафе.

В организации я пользовался большим авторитетом и ко мне часто обращались за помощью, пока в один прекрасный день Папа не решил легализовать часть бизнеса и не попросил у меня совета. Я по привычке глянул вперед на пару годков и вынес вердикт – нужно скупать целлюлозный комбинат, сахарозавод и лесопилку, потому что грядут перемены и скоро от их криминальной конторы останутся рожки да ножки. Ну, откуда же я знал, что перемены в наш Зажопинск на Угрюм реке, приходят с запозданием в десяток лет! Не попер у Папы бизнес, он попал на деньги, потерял активы, с горя по пьянке спалил лесопилку и продал завод американцам. Угадайте, кто остался виноват? Я бы мог, конечно, рассчитаться с его долгами играя на бирже и предсказывая спортивные события, но свой пошатнувшийся авторитет он мне простить не смог.

И вот сижу я на краешке свежей могилки и смотрю в небо, не блеснёт ли где полированным боком летающий гастроном М`Гангонов? Хотя эти прозрачные лоботрясы уже, наверное, стол накрывают в ожидании, когда я вновь устремлюсь в небеса, обещался ведь в гости заскочить.

Заболтался я с вами, Кочан уже яму докапал, вон зовет меня, хочет оценить, удобно ли я там устроюсь.

- Ну, что чудило, - проговорил бандит задыхаясь. Видимо работа на свежем воздухе забрала все его силы, - вставай на краешек, читай «Отче наш»!

- Он не верующий! – блеснул осведомленностью Чиж.

- А мне пофиг! – ответил Кочан. – Правила есть правила!

Я поднялся с влажной травы и радушно улыбнулся своему могильщику:

- Хорошая яма получилась – вместительная!

- Спасибо, я старался! – чуть поклонился Кочан, а Чиж передернул затвор.

- Прощайте хлопцы! – попрощался я.

- Прощай, чудило! – ответил Чиж и спустил курок.

Грянул выстрел и воронье напуганное шумом вспорхнуло с верхушек деревьев. Я повернулся к Чижу и достал маленький Браунинг, что Папа пожаловал мне на день рожденья в прошлом году. Я обыгрывал эту ситуацию в голове сотни раз. И всегда мой план упирался в неравенство физической силы моей и противников, но как незаметно пронести оружие? Да, я знал, что сегодня меня убьют, как убьют и даже кто. Но я даже предположить не мог, что у этих долбодятлов не хватит ума просто обыскать меня!

- Забыл предупредить, я вам патроны поменял на сигнальные, чтобы не поранились! – ответил я на немой вопрос, что читался в глазах братка и мой Браунинг дважды негромко хлопнул.

Всё же закапывать яму мне пришлось самому, но всего ведь не учтёшь. Потоптался на свежем холмике, собрал в баночку окурки и мусор, будто тут никого и не было. Машина отозвалась на поворот ключа надрывным рыком мотора, я в последний раз глянул в небо, - придётся вам подождать М`Гангоны, в следующий раз, надеюсь очень не скоро, я обязательно зайду в гости.

© РусланТридцатьЧетыре

Если понравилось, подпишись!

Поддержать