дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

Кто поможет больным детям? - сообщает Александр Белов

3 April 2018

Статья полная: Кто поможет больным детям?

евозможных форм и размеров. Они выставлены в витринах, упакованы в коробках, а где-то и просто лежат вповалку. Посреди этого ортопедического нагромождения расчищена свободная площадка. Тут стоит медицинская кушетка, на которой доктор осматривает шестилетнюю Настю Цвигун, русую девочку в розовой водолазке. Доктор полный, добродушный, с бородой и без белого халата: дети тут особенные, и медицинская униформа иногда мешает установить контакт.

У Насти детский церебральный паралич средней тяжести. Здесь, в научно-производственном центре «Огонек», ей изготовили специальный, строго по мерке, ортопедический аппарат, помогающий ходить. Сейчас дело дошло до примерки.

— Раньше тут было удобно, принимали нас на первом этаже, — рассказывает Настин папа Роман. — Теперь коляску, на которой мы дочку возим, приходится оставлять внизу и нести ребенка наверх на себе.

Роману еще ничего, он крепкий мужчина. А вот Ольге Кочкиной приходится носить по лестнице своего четырехлетнего Сашу самой, несмотря на грыжу. И таких здесь большинство. В «Огонек» со всей Москвы стекаются люди с проблемами опорно-двигательного аппарата. Дети с ДЦП, старики с больными ногами — все они уже не первый год получают здесь нужное оборудование. Причем бесплатно, поскольку платит город.

ТОЧКА ЗРЕНИЯ БУМАГИ

— Во что только превратили нормальный наш центр! — разводит руками замдиректора «Огонька» Марина Чулкова.

Еще в мае все здесь было по-другому. Врачи принимали в удобном салоне на первом этаже. А те пациенты, кому надо было на второй, ехали лифтом. Это был, кстати, специальный лифт для больных детей, тихоходный, чтобы зря не нервировать. Но нижний лифтовый холл теперь заперт за железными дверьми. А вынесенное снизу оборудование загромождает второй и третий этажи. Даже туалет пришлось строить заново, пожертвовав частью кухни.

С тех пор как на здание объявились новые претенденты, все здесь наперекосяк. На первом этаже у «Огонька» остались только лестница наверх и маленькая площадка между нею и задней дверью, где даже инвалидную коляску не поставишь. Впрочем, и за эти площади сейчас идет борьба. С лестницы как раз раздаются раздраженные голоса. Это пришли ругаться представители новых хозяев.

— Может быть, для инвалидов здесь еще немного места оставите, чтобы можно было внизу принимать? — упрашивает директор центра Виталий Чугунов.

— Это исключено. По-человечески я все понимаю. Но с точки зрения бумаги мне не составит труда вообще все здесь перекрыть и не пускать наверх никого, — отвечает мужчина в элегантной розовой рубашке и накинутом на плечи джемпере.

Это Михаил, адвокат новых хозяев. На просьбу прокомментировать ситуацию для наших читателей юрист довольно грубо отказывается.

— Они сегодня еще вежливые, — объясняет Марина Чулкова. — Бывало, что и матом ругались. Причем при детях.

Как ни странно, это не бандиты и не рейдеры, хотя ведут себя так, что не отличишь. Это ФГУП НТЦ «Охрана» — охранная структура Роскосмоса. Люди, которые по идее должны защищать наше национальное достояние от всяких злоумышленников, а вовсе не выгонять из помещений инвалидов и тех, кто ими занимается.

ИЗ «ИСКРЫ» В «ОГОНЕК»

Чтобы понять, как так получилось и почему у космических охранников возникли притязания на ортопедический центр, надо отступить на четверть века назад. Тогда и сам Виталий Чугунов работал в космической отрасли, в знаменитом МИТе — Московском институте теплотехники. Среди конструкторов предприятия 25 лет назад возникла группа единомышленников, решившая наладить модную в то время конверсию — выпускать материал для ортопедических изделий, специальную трехслойную ткань с каучуком посередине.

Разработка была собственная, нужное оборудование в ракетном институте имелось. Сделали фирму. Для производства арендовали помещение в институте, под офис сняли подвал неподалеку. Так появился «Огонек», постепенно занявший пустовавшую в советское время нишу изделий максимальной готовности. Это когда не надо загодя заказывать ортопедические приспособления на протезном заводе, а можно выбрать в специальном салоне готовые или почти готовые.

Постепенно дошло до совершенно уникальных изделий, не имеющих заграничных аналогов. А главное ноу-хау центра — помощь детям с ДЦП. Разработанные НПЦ костюмы для реабилитации позволяют буквально ставить их на ноги за пару курсов занятий.

Взять хоть ту конструкцию, которую сделали для шестилетней Насти. Хитрое устройство крепится на поясе и бедрах и поддерживает тазобедренные суставы, чтобы ноги сгибались правильно. Ведь ДЦП страшен тем, что провоцирует спазмы мышц, постепенно деформируя суставы. А если с самого детства обеспечить ногам внешнюю поддержку, многих неприятных последствий не будет. Так что такое приспособление — важнейшая часть реабилитации.

Технологии передовые, материалы дорогие, взять хоть титановый сплав. Стоит чудо ортопедической техники больше 35 тысяч рублей. И раз в полгода-год его еще и менять надо по мере роста. Но для маленьких москвичей счета оплачивает столица.

В общем, рос «Огонек», развивался и решил обзавестись приличным зданием, где и салон разместится, и кабинеты для инженеров-конструкторов. Тогда-то и приглядел Виталий Чугунов полуразрушенный домик на краю территории родного института. Решил вложить деньги и сделать из него конфетку. Институт согласился.

Домик этот 1936 года постройки. Успел побывать и общежитием, и детским центром «Искра», и отделом материально-технического обслуживания, но в 1990-х пришел в полную негодность. Из 273 кв. метров единственного этажа часть была разрушена, поэтому в дефектной ведомости здание посчитали за 255 «квадратов».

Оценили его по балансовой стоимости в 156,4 млн неденоминированных рублей. «Огонек» вложил еще 4 млрд. То есть если по-честному, то доля Института теплотехники здесь меньше 4%. Но по акту, подписанному по окончании реконструкции, МИТу щедро выделили 10% от нового здания. Копия акта в распоряжении редакции имеется. Там все серьезно, с печатями и подписями обеих сторон. За МИТ подписывался главный инженер Вячеслав Полунин.

Доля института в конкретных квадратных метрах выделена не была. За нее «Огонек» исправно платил аренду. А институт, переживавший не лучшие свои времена, все никак не регистрировал здание.

До определенного момента проблем это не создавало. Пока не оказалось, что в 2010 году каким-то непостижимым образом территория центра перешла от МИТа в хозяйственное ведение ФГУП НТЦ «Охрана». Причем в документах фигурировали не новое здание и не его часть, а «нежилые помещения общей площадью 255,5 кв. метров». Знакомая цифра, правда? Это те самые условные 255 «квадратов», которые в 1997 году еще оставались стоять от полуразвалившегося детского центра «Искра». Как будто никакой новой стройки, договора, акта и в помине не было.

Кто и как умудрился такую бумагу выдать — предмет для отдельного разбирательства. Возможно, уголовного. Ведь чепуха получается: здание не зарегистрировали, а собственность в нем есть. Но так или иначе, новые хозяева попросили ортопедов убираться подобру-поздорову. Начались суды. Судьи упорно вставали на сторону космоса.

Последний суд «Огонек» проиграл в мае — первый этаж пришлось оставить. Теперь, выходит, охранники и на лестницу претендуют, чтобы занять этаж целиком, без остатка. Там они хотят обустроить оружейную комнату.

ДЕТИ ИЛИ ОРУЖИЕ?

Надежда у Виталия Чугунова только на Страсбургский суд или на президента. Но союзников уникальный центр пока нашел только среди местных депутатов.

— У нас было заседание муниципального собрания, мы обсудили этот конфликт, — рассказывает народный избранник района Отрадное Михаил Вельмакин. — В центре выполняются важные социальные проекты. В том числе и для наших жителей. Поэтому мы решили обратиться в Институт теплотехники и в Роскосмос с просьбой оставить здание за «Огоньком».

Председатель совета Елена Горюшкина с ситуацией знакома еще лучше, поскольку до своего избрания возглавляла комплексный центр социального обслуживания населения района Отрадное.

— Помню, маленьких ребятишек мы направляли туда получать ортопедическую обувь, — вспоминает она. — Там все делали очень профессионально и требовали минимальный пакет документов. Шли туда и другие инвалиды, и не только дети. Думаю, что, когда важная организация социальной направленности с 15-летним стажем может лишиться помещения, это вопрос не только Отрадного, а всей Москвы.

Надеемся, что и правительство Москвы не останется безучастным к этой проблеме и посодействует разрешению возникшей ситуации. Что важнее: фирма, создающая уникальные вещи для больных детей, или хорошая оружейная комната для охранников?

Никита Аронов

 

 

источник: mirnov.ru