Легендарный каскадёр ездил на Aston Martin Lagonda и спал в гробу

04.05.2018

Вы, вероятно, знаете Ивела Книвела — безумного мотоциклиста‑каскадёра, который носил яркие комбинезоны и ломал практически каждую кость в своём теле. А знаете ли вы, что он владел Aston Martin Lagonda 1984 года с 8,2‑литровым V8 Chevy под капотом и с прицепом‑гробом, в котором сам спал?

История Lagonda Ивела Книвела начинается в конце 60‑х годов, когда сумасшедший уроженец Монтаны, настоящее имя которого было Роберт, начал использовать мотоциклы, чтобы перепрыгивать через вещи. В начале 70‑х тенденция продолжилась, ибо Книвел стал использовать более мощные мотоциклы, чтобы перепрыгивать через более серьёзные вещи. Ну и наконец к середине 70‑х он пристрастился к свински мощным мотоциклам и прыгал через адски масштабные вещи. Как‑то раз ему даже удалось перепрыгнуть через 13 грузовиков Pepsi.

К сожалению, карьера Ивела пошла под откос в 1977 году, когда он решил урезонить одного из руководителей студии «20‑й век Фокс» бейсбольной битой. Это вызвало вполне ожидаемый эффект: спонсоры ушли, имидж разрушился и (как следствие) финансы сократились. В такой удручающей ситуации Книвел сделал то, что на его месте сделал бы любой из нас: он купил Aston Martin Lagonda 1984 года, запихнул туда V8, смонтировал фаркоп и поехал по стране, проводя ночи в сделанном на заказ прицепе‑гробу.

Прежде чем углубиться в крайний постмодернизм, давайте немного отвлечёмся на Lagonda — английскую попытку зарекомендовать себя в сегменте полноразмерных люксовых седанов. Грубо говоря, это был четырёхдверный Aston Martin с V8, выпускавшийся с 1974-го по 1990 год. Он был полон роскоши, высокотехнологичных гаджетов и функций и считался одним из самых уродливых автомобилей в истории (данное мнение может быть оспорено в суде).

Конечно, любой Aston Martin из 70‑х был ненадёжной и откровенно медленной машиной, что побудило Книвела заменить заводской 280‑сильный 5,3‑литровый V8 на 7,2‑литровый V8 от Chrysler. Но даже этого Ивелу показалось мало: в конце 90‑х он поменял большой блок Chrysler на ещё более большой 8,2‑литровый блок General Motors, сопряжённый со специфической автоматической трансмиссией, способной переварить такую мощь. Книвел также поддался искушению заказать особый интерьер с кожаными сиденьями Rolls‑Royce и сексуальной красно‑белой цветовой схемой.

Так почему же, спросите вы, Ивел Книвел разъезжал по США в хот‑роде Aston Martin с прицепленным гробом? Ситуация такова: после инцидента с бейсбольной битой Ивел отчётливо видел маячащее перед ним банкротство и осознавал, что былые дни в качестве укротителя мотоциклов остались далеко позади. Поэтому он занялся живописью! Таким образом, бывший каскадёр размеренно катался по стране: днём продавал картины, а ночью спал в гробу.

Теперь, когда у вас в голове сформировался образ всемирно известного сорвиголовы на своей чудо‑машине с мольбертом и кисточкой в руке, вас, вероятно, мучает только один вопрос: что же Ивел Книвел рисовал? Он ведь каскадёр со стажем; сумасшедший парень, обращавшийся в федеральное правительство за разрешением прыгнуть через Гранд‑Каньон; человек, некогда пытавшийся перемахнуть через реку Снейк на реактивном супербайке… Так что же он рисовал? Межзвёздные корабли? Мотоциклы, катапультируемые в открытый космос? САМОГО ДЬЯВОЛА?

Нет. Все попытки мимо. Он рисовал пейзажи, животных, птиц в полёте, индейца, глядящего вдаль, и даже Мать Терезу!

Как бы то ни было, возвращаемся к Lagonda. Дилерский центр MotoeXotica несколько лет назад получил машину для продажи и сразу стал проверять её подлинность. Они раскопали оригинальное название, раскопали исторические фотографии, где Ивел позирует на фоне своей машины. Они даже раскопали пресловутый гроб и выкупили его у нового владельца, согласившегося продать прицеп ради воссоединения с автомобилем.

Никто не верил, что Ивел действительно спал в гробу, но при анализе прицепа внутри был обнаружен матрас. Состояние машины было практически идентично состоянию того времени, разве что пришлось заменить облицовку гроба, так как та после долгих лет службы выглядела отвратительно.

При продаже к машине прилагался широкий спектр памятных вещей, включая игрушечную Lagonda, акт передачи прав собственности на машину от Ивела к его сыну Келли и даже подписанную репродукцию одной из его картин, на которой снежный баран гуляет по горам.