ПОЧЕМУ БЫ НЕ ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ ДУРОЧКОЙ

22.04.2018

Сделаешь аборт – к весне поженимся

Крестнице моего мужа, Юлии, недавно исполнилось 32 года. Десять лет назад она стала вдовой с полуторагодовалым сыном на руках. Просто её муж уснул и не проснулся – в 27 лет остановилось сердце. Она живёт в деревне, в 400 километрах от Москвы, колхоз развалился, с работой глухо.
Покойный муж был родом из соседнего района, работал в Москве, устанавливал лифты и по их меркам зарабатывал гигантские деньги, под 100 тысяч, причём официально. Почти каждые выходные мотался туда-обратно, так и жили. Строили планы, хотели купить жильё в областном центре, родить второго ребёнка. Не вышло.

Юля и большую страховку на покойного мужа получила, и пенсию на ребёнка по потере кормильца, и на себя пенсию; 20 тысяч ежемесячно – у них в деревне о таких доходах можно только мечтать, причём до сих пор. Она даже на работу официально не устраивалась, чтобы не потерять пенсию на сына до его 14 лет. Так, ездила в город, немного подрабатывала на рынке.
Потом сошлась с местным альфонсом, кормила его, сумками таскала продукты. Мужик не работает и не собирается. Ему 43 года, здоров как бык и, без преувеличения, красив как бог. На это Юля, видимо, и повелась – у самой-то внешность средняя. А ему неважно – зато молодая, да ещё при деньгах, почему бы не воспользоваться дурочкой?

До Юли мужика кормила мать-почтальонша, они жили отдельно, но в одной деревне; ей 77 лет, однако работу не бросала, ведь сыночка надо содержать. А тот и не чешется: дома работы нет, а в город, мол, ездить накладно.
Мужик разведён, и быть бы ему злостным неплательщиком алиментов, но и тут маменька помогла: сама бывшей снохе регулярно подкидывала денег до совершеннолетия внука.
Вот с таким экземпляром крестница моего мужа прожила три года. Её родители бесились, с ума сходили, а что толку.

Юлин сын подрастал, мужик-альфонс по-прежнему не работал, пенсии стало катастрофически не хватать. Она уехала в Москву работать вахтовым методом. Работа не из лёгких, жильё – койко-место в общаге, но зато 50 тысяч чистыми за полтора месяца привозила. И устроилась не по трудовой книжке, а по договору, то есть своей пенсии не лишилась.
На работе познакомилась с молодым мужчиной, тоже разведённым, приехала домой, нашла предлог разругаться с альфонсом и вернулась свободной женщиной в Москву – к новому кавалеру.

У того комната в коммуналке в ближнем Подмосковье, дом не сегодня завтра должны снести. Юля уже строила далеко идущие планы: они поженятся, кавалер зарегистрирует её у себя, им дадут двушку, и она наконец осуществит свою мечту: родит второго ребёнка. Крестница и от альфонса тоже пыталась забеременеть, не вышло. А она буквально помешалась на мысли ещё раз стать матерью. Как только мы её ни вразумляли, потом плюнули, неблагодарное оказалось дело.

От нового мужчины залетела с ходу. Прямо визжала от восторга. Уже и платье на свадьбу присматривала. А он поставил ей ультиматум: или избавляйся от ребёнка, или вали на все четыре стороны. Обещал дать денег на аборт. Семья в его планы не входила, тем более с залётной провинциалкой, да ещё с «прицепом» – у него своя дочь есть. Развлечься – ради бога, а замуж у себя дома выходи.
Юля покочевряжилась и свалила домой – надеялась, он одумается. Ага, как же. Прислал сообщение: «Сделаешь аборт – к весне поженимся». И она вернулась к нему.
Как мы её ругали! Не за аборт, это её личное дело, а за то, что на такую туфту ведётся, ведь не юная уже. После аборта он её быстренько спровадил в общагу. Не захотел больше судьбу испытывать, вдруг ещё раз сюрприз с беременностью преподнесёт?

В общем, вернулась крестница в деревню и снова сошлась с альфонсом. Кто-то слышал, как его мать-почтальонша в магазине радостно говорила, что пусть его теперь кормит Юлька, раз мужик так нужен.
И никакого просвета. А ведь неплохая девушка: трудолюбивая, очень добрая. Не Софья Ковалевская, но так не всем же умными быть. Мечтает о семье, детях… Покойный муж с Юли пылинки сдувал, и ей опять хочется таких же отношений, а где их взять? И с каждым годом надежды всё меньше и меньше.