На кого работают суррогатные матери? - Евгений Соловьев

06.04.2018

В последнее время все чаще стали говорить о запрете суррогатного материнства в России.

Во всяком случае, требуют запретить его в том виде, в котором оно сегодня существует. Сторонники и противники спорного способа репродукции разделились на два лагеря

Статья: На кого работают суррогатные матери?

но сегодня существует. Сторонники и противники спорного способа репродукции разделились на два лагеря. «МН» разбирался, на чьей стороне правда.

ТОРГОВЛЯ ДЕТЬМИ?

— В том виде, в котором суррогатное материнство существует сегодня на российском рынке, оно ничего, кроме вреда, не приносит. Еще с середины 90-х годов у нас сформировался огромный черный рынок, никак не контролируемый государством, — заявил в беседе корреспондентом «МН» член Совета Федерации Антон Беляков, автор законопроекта, который Госдума будет рассматривать весной.

По словам сенатора, сегодня вынашивание эмбриона женщиной, генетически не связанной с ним, «выгодно коммерческим структурам, которые наживаются на этом». Да, иногда суррогатные матери начинают шантажировать заказчиков тем, что не отдадут им ребенка. Но чаще незащищенными оказываются сами женщины. Подавляющее большинство — приезжие из Среднеазиатских республик, которые превращаются в бесправных рабынь, помогающих частным клиникам зарабатывать огромные деньги.

Противники суррогатного материнства считают, что наша страна превратилась в центр коммерческого репродуктивного туризма. Иностранцы, в странах которых суррогатное материнство запрещено, приезжают покупать детей в Россию, где мягкие правила и сравнительно низкие цены. Так, вынашивание одного ребенка стоит порядка 4 млн рублей.

Одна из таких суррогатных мам, гражданка Киргизии Азиза (имя изменено), на условиях анонимности рассказала «МН» свою историю.

Год назад женщина приехала в клинику одного из российских городов, заказчик заключил с ней договор на вынашивание ребенка, выплатил небольшой аванс. Когда Азиза родила мальчика, ей вместо обещанного миллиона дали на руки половину. Недовольная женщина пожаловалась дяде, давно живущему в Москве, и тот с помощью знакомого юриста провел свое расследование.

Выяснилось, что заказчик — подставное лицо, которому ребенок вообще не нужен. Когда беременность Азизы близилась к завершению, клиника нашла по-настоящему богатого итальянца, который о детях мечтал, но завести их не мог по медицинским показателям. Вот ему-то в конце концов и достался ребенок. А суррогатной матери заплатили только половину под предлогом, что у ребенка якобы есть проблемы со здоровьем.

В результате мальчик уехал жить в солнечную Италию, но доказать факт преступления практически невозможно: все документы оформляются безупречно.

Если верить Азизе, то получается, что под прикрытием суррогатного материнства действительно во всю торгуют детьми.

СУРРОГАТНАЯ ПРОСТИТУЦИЯ?

— С точки зрения церкви тут обсуждать нечего, — говорит клирик Московской епархии РПЦ Никон Белавенец. — Попробую абстрагироваться от своего сана и высказать мнение как обычный гражданин России.

Суррогатное материнство провоцирует женщин торговать своим телом. Мы заранее ставим женщину в ситуацию, когда она может пережить колоссальную психологическую травму. Многие ученые и психологи утверждают, что связь ребенка с матерью закладывается еще на пренатальной стадии. Женщины вынашивают ребенка, чувствуют его своим. У детей, которых отрывают от матери, тоже травма. Хотите воспитать ребенка? Возьмите малыша из детского дома!

Есть еще право ребенка, которое мы кощунственно нарушаем. Наши отечественные представления о правах человека несколько отличаются от западных ценностей. Но странное дело: почему-то в ряде развитых западных стран, которыми так восхищаются наши либеральные защитники прав и свобод человека, суррогатное материнство запрещено.

Хотя официальной статистики по количеству зарубежных заказчиков суррогатных детей в России не ведется, по данным, которые озвучивают медицинские центры, доля иностранных репродуктивных туристов в нашей стране составляет не более 5% от общего числа желающих предоставить свой генетический материал для зачатия суррогатного ребенка.

Другие источники считают, что эти цифры от лукавого и иностранцев на российском суррогатном рынке подавляющее большинство. Приезжают они в основном из Италии и Скандинавии. Нередко суррогатного ребенка без проблем заказывают гомосексуальные пары, пользуясь тем, что в российском законодательстве не прописано, что генетическим донором не может быть одинокий мужчина.

СПАСЕНИЕ ОТ БЕЗДЕТНОСТИ ИЛИ БИЗНЕС?

В России около 10 млн семей имеют проблемы с наступлением беременности. Но технологией экстракорпорального оплодотворения (ЭКО), которая доступна и нередко делается бесплатно по ОМС, пользуется только одна из двухсот пар.

При этом, по данным Российской ассоциации репродукции человека, за 23 года на свет появились 20 тыс. суррогатных детей. Только за 2015 и 2016 годы родились более 3 тыс. детей-суррогатов. И это при стоимости процедуры около 4 млн рублей! Так может действительно платят в основном иностранцы?

Неофициальная такса, как утверждает анонимный источник, достигает 70 тыс. долларов, из которых организатор 50 тыс. кладет себе в карман.

— Для многих бездетных пар суррогатное материнство — единственный шанс завести своего ребенка, — говорит директор Европейского центра суррогатного материнства Владислав Мельников. — Пересадка эмбриона безопасна, она делается даже без наркоза. Счастливы биологические родители. Счастлив родившийся ребенок, потому что он долгожданный и любимый. А суррогатная мама получает компенсацию за то, что она помогла другим людям стать счастливыми родителями. В мир приходит еще один человек.

Антон Беляков и противники суррогатного материнства по-российски говорят (и готовы это подтвердить фактами), что мы стали центром репродуктивного туризма. Г-н Мельников это отрицает, указывая на то, что стоимость медицинских услуг в России в области репродукции и вспомогательных репродуктивных технологий соизмерима со стоимостью в Европе и в Америке: «Зачем жителям этих стран ехать в далекую Россию, идти в посольство, покупать визу, платить те же деньги, что у себя на родине, а на родившегося ребенка получать потом загранпаспорт в консульстве? И потом, дешевый репродуктивный туризм существует в странах Юго-Восточной Азии. Если и заезжают к нам биологические родители из Западной Европы или Америки, процент их невелик».

ГДЕ ЖЕ ВЫХОД?

Истина, как известно, лежит посередине. Если Госдума решится на запрет, то, как это часто у нас бывает, станет только хуже, и суррогатное материнство уйдет в подполье. И тогда уж точно речь пойдет о черном рынке по производству и продаже детей.

Действующее законодательство нуждается в серьезных поправках. Его необходимо совершенствовать и четко прописать права и обязанности обеих сторон, запретить биологическим матерям рожать детей для гомосексуальных пар и уж тем более рожать их для богатеньких пар из-за рубежа. Если уж мы так любим оглядываться на опыт развитых стран, давайте и в этом сложном вопросе присмотримся к их законам, связанным с суррогатным материнством.

В ряде стран Запада женщина, выступающая суррогатной матерью, должна иметь своих детей и быть замужем. К слову, один из самых продуманных законов о суррогатном материнстве — в Израиле. Там создан государственный суррогатный комитет, в который входят врачи, религиозные деятели, психологи и репродуктологи. Только с их разрешения заключается контракт по суррогатному материнству.

Елена Хакимова.

FOTOLIA

источник: mirnov.ru