ЛЕГЕНДЫ КРИМИНАЛА: БОННИ И КЛАЙД

ЛЕГЕНДЫ КРИМИНАЛА: БОННИ И КЛАЙД

Бонни Паркер и Клайд Бэрроу  — знаменитая ганстергская пара, любовники, наводившие ужас на мелких лавочников и одновременно создававшая эталон романтизма активного протеста против капиталистического строя во времена Великой Депрессии.

Впрочем, романтизм, порождённый Бонни и Клайдом, имел гораздо более маргинальную, нежели художественную окраску. Как ни крути – их «творчество» было преступным, разрушительным и приносило лишь горе тем, кто с ним соприкасался вживую.

Известность их совместной деятельности принесли успешные ограбление более чем двенадцати банков, но гораздо чаще они грабили небольшие заведения – бары, лавки, ресторанчики, парихмахерские, в которых в те времена можно было изъять при ограблении разве что мелочь и спортивный интерес. В бедной Америке, уже не первый год умиравшей от глобального кризиса, у граждан не было денег, чтобы оставлять их за стрижки или зелень в виде выручки у тех хозяев, которых грабила эта пара. Видимо, им был интересен сам процесс отъёма денег у людей, и для удовлетворения своих потребностей они не останавливались и перед убийствами: ими было отправлено на тот свет по крайней мере девять полицейских и семеро гражданских лиц.

Образ молодой и влюблённой, но суровой и жестокой пары, решетящей из чёрной машины автоматами Томпсона всех и вся, намертво приклеился к Бонни и Клайду. Впрочем, он не очень далёк от действительности – они и вправду были жестоки, смерть, которую они приносили окружающим, не вызывала в них ни раскаяния, ни переживаний. Убийства приносили им лишь удовольствие.

Бонни с удовольствием натаскивала членов банды на убийства – и такие люди находились постоянно. Даже мальчишка шестнадцати лет, В.Д. Джонс, присоединившись к этой кровавой парочке, уже в первую неделю совершил два убийства.

Впоследствии образ девушки-убийцы с автоматом или кольтом в руке трансформировалсяв литературе, живописи и кинематографе из реального прообраза «синего чулка» полузачуханой библиотекарши в девиц стиля ню с пышными формами, вооружённых всем, чем только можно – от топора до космического бластера. Теперь этот стиль занимает одно из самых топовых мест в западной «культуре» - стиль убийственной в полном смысле этого слова женской красоты. Фильмы, чтиво, журналы и постеры сегодня кишмя кишат «внучками Бонни», они захватили мир.

Знала ли сама прародительница этого жанра криминальной вуменэстетики о том, какой настоящий след она оставит в истории? Не исключено, что Бонни к этому действительно стремилась, осознанно или полуосознанно. При всех своих недостатках девушка была весьма интеллектуальна – в школе имела отличную успеваемость. Она обожала синематограф, обладала весьма неплохими актёрскими данными. Творческая, и даже в чём-то тонкая натура: Бонни Паркер писала стихи, во многом пророческие и поясняющие истинные причины, толкнувшие её на преступный путь.

Все темней и страшней ненадежный путь,
Все бессмысленнее борьба.
Пусть богатыми станем когда-нибудь,
Но свободными - никогда!
Не считали они, что сильнее всех,
Ведь закон победить нельзя!
И что гибель расплатой будет за грех,
Знали оба наверняка.

Хотя здесь она и упоминает о том богатстве, которое вроде бы ожидает – но явно видно, что итогом своей жизни она видит лишь смерть. Ей настолько неуютно в среде человеческой цивилизации, в рамках её законов и правил, что она изо всех сил стремится к освобождению через смерть и, возможно, пытается неосознанно «освободить» всех окружающих.

Так или иначе, известность была для неё, да и для её напарника Клайда Бэрроу вполне желанной, и нам так и остаётся непонятным до конца, чего же они хотели добиться в итоге более всего: удовлетворения своего честолюбия и тщеславия, освобождения смертью от ненавистного и непонятного им мира или всё-таки они хотели разбогатеть и уехать куда-нибудь в Бразилию?

Им везло, везло с невероятной силой, особенно поначалу. Но, в конце концов, всякое везение заканчивается, если не распорядиться им правильно и вовремя. Их последняя громкая акция – налёт на тюрьму Истхэм, предпринятая для освобождения своих подельников. Налёт удался, но при этом везение закончилось окончательно, и через пять месяцев «кровавая парочка» была изрешечена полицейскими-ренджерами на просёлочной дороге, Бонни и Клайд получили наконец-то желаемое освобождение от неуютного для них мира. Ей досталось 60 пуль, ему – 50.

К тому времени они стали настолько известны в своей стране, что эта страна ликовала по поводу их смерти. Впрочем, вариант «убей себя об стену» для Бонни и Клайда был неприемлем в принципе: им нужно было шоу, которое они сделали из своей жизни и смерти, им нужна была слава – но слава не всякого рода, а слава загробная, сродни славе Герострата или Нерона.

И они её получили.

А. Степанов - Табула Раса24.ру