Смарт-ТВ: маленький шажок для обывателя. Скачок для человечества?

09.04.2018

Что такое Smart TV?

– это новая среда взаимодействия Интернета с современными телевизорами и приставками, позволяющая расширить ассортимент просматриваемых фильмов, сериалов, мультфильмов и других передач с помощью простого доступа в Интернет.

Люди сегодня смотрят кино и читают новости с помощью телефонов.

Представьте себе такое утверждение двадцать или даже пятнадцать лет назад. Для верности – тридцать. Когда телефоны выглядели вот так:

Гораздо более вероятным в то время было бы утверждение, что заниматься подобными делами можно с помощью телевизора. Но Интернет через телефон сегодня вполне привычен, а вот просмотр сайтов с помощью ТВ пока в разряде диковинок: это делают всего около 1 процента пользователей. Хотя телевизор по своей функциональной сути гораздо ближе к компьютеру, чем телефон. Это кажется даже странным, что телевидение и Интернет до сих пор не объединились в единое целое в наших квартирах.

Логика в том, что такое, казалось бы, самоочевидное решение так долго оставалось за бортом прогресса, имеется. Она – в денежной, экономической сфере развития цивилизации, и во многом – в политической. Глобальные TV и IT управляются совершенно разными монополистами, не желающими слияния в единый концерн.

И подход к подаче контента там и там совершенно различный: телевидение – это постоянная, жёсткая редактура и цензура любых новостей, фильмов, данных, когда тщательно отбирается не только сам материал, но и способ его подачи, оформление и даже лица комментаторов, дикторов, их голос. Говорить о независимости мнений на телевидении смешно. То, что подаётся в головы зрителя через голубой экран, отбирается в первую очередь не из предпосылок популярности в массах – а из соображений политических пристрастий очень, очень немногих людей. Которые заставляют TV эксплуатировать эстетические и информационные потребности народа только в их, властных целях. И таким образом создают «народную популярность».

Телевидение не работает на принципах интерактивности, возможности зрителя самому решать, что смотреть в данный конкретный момент, из числа уже отобранной ленты. Даже в этом он ограничен: подача всего идёт строго по расписанию программы.

В итоге на сегодняшний день большинство телезрителей превратились в телепузиков, в этаких, интеллектуальных овощей, у которых начисто выключена функция критичности восприятия и собственного мнения. Это – действительно масса, инертная биомасса, сохраняющая лишь видимость деления на отдельные личности и имитирующая мышление как таковое.

Через телевидение очень удобно и навязывать рекламу – её невозможно отключить, пропустить, отказаться. Само собой, в такой послушной внушению массе реклама работает гораздо эффективнее, чем где бы то ни было. Она загружается почти прямиком в мозг, и закрепляется там на уровне рефлексов собак Павлова. Само собой, такая обработка мозгов приносит невероятные дивиденды производителям, которые «свои» для верхушки власти или TV-магнатов. Что, в принципе, одно и то же: СМИ сейчас на полных основаниях считаются «четвёртой властью», причём телевидение находится на самой её верхушке.

Исходя из вышеизложенного, становится понятно, что хозяева TV – совсем не такие простые, добрые ребята, которые баюкают детишек мультиками и сказками, а взрослым людям дают хорошие советы и показывают добрые лирические фильмы. Это всегда люди с двойным, а то и тройным дном, от которых нужно держаться подальше.

Вы сами, если не потеряли ещё критичности восприятия, сможете проанализировать социальные характеристики TV-медийщиков через самых «популярных для народа» представителей низшей ступени телевидения – через тех, кого мы чаще всего можем увидеть на экранах, и чью «популярность» просто навязывают зрителю.

Как ни странно, даже президенты и другие высшие чины общества, его князья и короли, точно так же эксплуатируются телевидением – если постоянно мельтешат на экране. Они тоже играют роль, самих себя, становясь такими же телерабами, как и «популярные» телеведущие, обозреватели и комментаторы. И они не имеют права и возможности не появляться перед камерами дольше определённого срока. Они ОБЯЗАНЫ телевидению работать на него!

До наших дней такого не происходило.

Необходимость «думать, как все» - а точнее, как кто-то хочет, инсталлируется в мозги зрителя весьма варварскими способами, вырубающими сознание и включающими стадные инстинкты. Все должны действовать по команде – вот главная цель телевидения. По команде выбирать, по команде покупать, по команде вставать и садиться, по команде одобрять или освистывать. Если заглянуть за кулисы современного телевидения и посмотреть, как это делается – даже овощу-телепузику станет противно. До тех пор, пока ему на заплатят за работу в этом адском мозговарочном цеху.

Тогда он ощутит себя и звездой экрана за кадром, и начнёт размышлять о полезности для всего общества его деятельности как подсадной утки. Личная ломка и переход от, казалось бы, социально-пассивного поведения среднестатистического обывателя-телепузика к откровенному вредительству и поддержке дебилизации всех и вся, против чего он ещё полчаса назад вяло протестовал, происходит очень быстро: достаточно дать немного денег и повысить его общественный статус в его собственных глазах. Проще говоря – пригласить его на ток-шоу или в программу сыграть какую-то роль за деньги.

Конечно же, телевидение может быть и не настолько отупляющим, и даже включать в себя развивающие сознание программы, давать совсем другие примеры поведения. Более того – мы помним телевидение, которое не содержало рекламы. Но его суть, даже при самом лучшем режиме, остаётся той же: навязывание массам стереотипов мышления и поведения, подмена личного выбора «народным», который формируется через подачу информации посредством того же телеэкрана.

Что же происходит на другом полюсе современной планеты информации для масс, на сетевом полушарии?

Здесь тоже правят бал монополисты: вы не сможете найти ничего без главных поисковиков. Владельцы этих корпораций, поддерживающих порядок в сети, и определяют её общую деятельность.

Интернет по своей сути не ориентирован на разумное, доброе, вечное. Современный Интернет не ориентирован на альтруизм. Он сам по себе лишь инструмент, который можно использовать в самых противоположных целях. Собственно говоря, телевидение тоже инструмент, и его тоже можно применять и так, и этак – всё зависит от намерения того, кто его использует.

Но интернет и наши компьютеры, подключённые к нему, отличаются от телевидения в первую очередь интерактивностью: способностью к согласованным действиям с двух сторон. То есть – к реальному общению. Пользователь сети, в отличие от телезрителя, не является безвольным реципиентом доноров мировой инфоклиники. Он волен решать и выбирать, что ему воспринимать с той стороны и когда. Он может отказаться от рекламы, или посмотреть нужный ему фильм не по чьему-то расписанию, а в удобное для него время.

Более того: пользователь может не только потреблять любую информацию, которой в сети немеряно, он может сам её создавать, не испрашивая разрешения ни у правительства, ни у соседей, ни у редактора или бабушки. То, что хочешь сказать, написать, нарисовать, показать – всё.

Существуют, естественно, ограничения. Ограничения существуют в любом обществе. Ограничения Интернета созданы его монополистами. Но они не столь жестки, как в обычных СМИ. И вообще, возникает вопрос: насколько хозяева Сети являются её хозяевами? Их диктатура для рядового пользователя практически не заметна, если он не нарушает общепринятых для нашей цивилизации норм. По крайней мере, не нарушает их слишком. Залить на свой сайт можно практически всё, что технически заливается. За что именно сайт или аккаунт могут закрыть - информация об этом доступна всем. Человек выбирает сам: о чём и что он хочет сказать окружающим.

В Интернете очень сложно заставить пользователя аплодировать по команде табло. Хотя и это делается: за денежку ставятся классы и лайки, за мзду малую наполняются подсадными утками сайты и группы. И комментарии пишутся за деньги, и хвалебные или ругательные статьи.

Но, по крайней мере, над этим процессом не стоят цензоры: такого рода самопродвижение доступно всем, кто не заблокирован. В системе телевидения заблокироваными для подачи информации оказываются все, кроме тех, кому разрешают говорить, лишь на нужные горстке людей, темы. Всем остальным – молча смотреть и слушать!

Сначала в Интернете появились независимые телеканалы, которые велись зачастую с кухонь или прямо с компьютерного стола через простенькие вебки. Каждый, как оказалось, может сделать своё кино. И провести при желании свой Голубой Огонёк. Для TV-мастодонтов это было смешно: ну кому они будут интересны, эти доморощенные тележурналисты? Но понемногу видеоблоггеры набрали обороты – и теперь начинает происходить невероятное: почти мальчишка - видеоблогер, используя лишь своё обаяние и примитивные видеовставки в свои немудрёные комментарии по поводу нашумевшей мегаленты «Крым» с многомиллионным бюджетом, внезапно уделывает этот «Крым» по статистике просмотров. Несмотря на гиперрекламу фильма с хлопающими на всю страну стоя, дибилами-потребителями того, что дадут. За три дня молодой блогер Евгений Баженов набрал к своему шутливому обозрению больше просмотров, чем этот «Крым» за три месяца. Давид победил Голиафа. Благодаря Интернету.

Это всего лишь один, самый свежий пример, но он хорош как раз весьма зримым противостоянием двух систем подачи информации: бездумия и критичности. А сколько таких примеров во всем мире, не столь выпуклых – но не менее блестящих?

Телевидение, как бы ему ни хотелось сохранять свои подавляющие разум зрителя позиции, уже не в силах изменить возникшую тенденцию. На Земле появились в достаточном количестве люди, способные не только мыслить независимо, сопоставляя самые разные факты – которые стали им доступны благодаря Интернету, но и обладающие технической возможностью донести до других свои мысли и выводы, разительно отличающиеся от «общественного мнения».

Когда-то это делалось исключительно письменно, на форумах с жуткой видимостью текста. Сегодня это делается с видео и звуком. В таких условиях уже невозможно не появиться телевизору, совмещённому с компьютером, то есть – смарт-TV. Задерживать его развитие и распространение, как это делалось раньше, уже невозможно. Запретить, что для телевидения (да и для большинства правительств и многих корпораций!) оказалось бы спасительным вариантом, нет никаких оснований.

Джинн доступности личных мнений вырвался на свободу через плоский экран смарт-TV.

Каково его будущее?

Скорее всего, смарт-телевизоры, всерьёз и по доступным ценам, появившиеся на рынке, начнут стремительно вытеснять обычные телевизоры, которые через какое-то время просто перестанут производить.

Вместе с ростом спроса на смарт-TV вырастет спрос и на контент, который удобно через него просматривать. И это не только «фабричные» фильмы, а ещё и талантливые видеосамоделки независимых авторов – вроде упомянутого выше Баженова. Роль телевидения в жизни общества начнёт неуклонно снижаться: телевизионная рутина, обусловленная неизбежной телецензурой, не даст возможности правительственным и крупнокорпоративным каналам конкурировать со смарт-TV.

Впрочем, и читать тексты лёжа на диване, а не сидя за столом, гораздо удобнее. Телезритель начнёт с каждым днём всё больше тратить время на сетевой контент, и всё меньше – на привычное телевидение. Доходы телевидения напрямую зависят от времени и внимания, затраченного на него телезрителем. Телевидение окажется обречённым из-за своей устарелости.

Причём устареет оно не технически, а морально. Ибо его суть аморальна по его природе: все должны слушать одного и молчать в тряпочку, не имея возможности высказаться.

Между прочим, изменения произойдут и в контингенте пользователей Интернета. Те, кто предпочтут смарт-TV, превратятся потихоньку в потребителей, воспринимающих контент лёжа, а малая, как всегда, часть по-настоящему активных ребят и девчат – в производителей контента, не оставляющих свои рабочие места за столом или перед объективом.

Но при этом никто не может запретить потребителю самому стать производителем, было бы желание. Хочешь – лежи, смотри, хрусти чипсами, деградируй и обрастай жиром, чтобы сдохнуть от гиподинамии через 10 лет, хочешь – работай на себя, не выходя из дома. Если таланта хватит соревноваться с такими же активными, удивляющими народ творцами.

Похоже, что в итоге через какое-то время история с TV повторится, не прекращаясь, но уже на другом, новом уровне. Когда вам доступно творчество, а его результаты доступны для всей планеты, и нет никакой цензуры, кроме вашей собственной. Но всё равно будут люди, не желающие думать, не имеющие своего мнения, не имеющие намерения жить по-настоящему.

Больше их станет или меньше? Скорее всего, их количество сократится. А качество мышления  подрастет: им придётся сравнивать уже не два мнения, изначально обозначенные как «хорошее» и «плохое», выдаваемых из одного и того же источника, а множество таких мнений, от совершенно разных, независимых друг от друга людей. Рано или поздно критичность мышления и необходимость анализировать начнёт включаться массово, что может привести к таким изменениям в образе жизни человечества, которые сейчас представить себе почти невозможно.

Сегодня настоящей критичностью восприятия и склонностью к анализу (то есть, способностью действительно мыслить, а не изображать мышление) обладают от силы пять-десять процентов людей. Появление таких особей массово неизбежно вызовет эффект сотой обезьяны, и ещё на нашем веку мы сможем увидеть, что земляне наконец-то начали выходить из джунглей.

Но это будет уже совсем другая история…

А. Степанов - Табула Раса24.ру: Там ещё много интересного...