Самый безбашенный атаман в истории.

Его боялись все-и свои, и чужие, а в конце жизни от атамана Бориса Анненкова отвернулись даже соратники.

Вряд ли Владимир Анненков, дворянин, не последний человек в Российской империи, мог предположить, что его баловень Боренька, за обе щеки уплетающий марципаны, станет одним из самых кровожадных атаманов в истории. Борис Анненков вошел в нее не только как удалой казак, для которого свобода была дороже всего – даже закона, но и как человек невероятной жестокости. Многие считают, что в ней удалому атаману не было равных.

Надлом

В начале двадцатого века, на фоне мировой войны, революции и последовавшей за ними Гражданской, человеческие судьбы не стоили ни гроша. Неудивительно, что на передний план Историей выдвигались личности, подобные атаману Анненкову.

В начале своей карьеры Борис был амбициозным, верным присяге, хотя и своенравным парнем. Отменно воевал, чтил дисциплину и иерархию военных чинов, делал то, что должно, и оставался честен по отношению к товарищам. Но в момент, когда в Петрограде власть перешла к Временному правительству, что-то надломилось в хорунжем Анненкове, и все последующие его поступки будто принадлежат другому человеку. Амбициозность превратилась в откровенную жажду власти, своенравие в неприкрытое бунтарство, а жесткость в жестокость.

Свои – чужие

Не случись революции и сумятицы умов, был бы Анненков прекрасным командиром, «отцом родным» для своих подчиненных. Современники характеризовали его как образец храбрости, говорили о его организаторских способностях, самобытности военного таланта и верности долгу. Неприхотливый в быту, для своих подчиненных Анненков обустраивал тылы и снабжение на высшем уровне. Впрочем, разделение на своих и чужих очень быстро усугубилось до маразма и привело к конфликтам с командирами остальных белогвардейских частей.

В стремлении дать приближенным лучшее Анненков игнорировал нужды других своих соратников. Так, он отказал генералу Бакичу в самом насущном: в патронах, хоть их и было гораздо больше, чем нужно. В результате боеприпасы вообще достались красным.

Своих Анненков берег как зеницу ока. Летом 1919 года он вообще отказался выполнить прямой приказ белого командования о переброске его частей на Западный фронт. Но после того как дивизию Анненкова приказом сняли с военного довольствия до поры, пока она не прибудет на указанное место дислокации, атаману пришлось искать компромиссы. Он отправил несколько полков на восток, но на запад идти все равно категорически отказался. Возможно, просто потому, что на границе с Китаем, где гулял Анненков сотоварищи, его власть была практически безграничной, и расставаться с ней Борис Владимирович не собирался.

Его поведение все больше походило на поведение безумного царька. Своим все сходило с рук. Зверства, грабежи, насилие – все происходило с таким размахом, что даже военнослужащие кадровых частей не желали служить под руководством Анненкова. Боялись, что, случись плен, большевики посчитают их «добровольцами» атамана и обязательно казнят. Доходило до открытого противостояния: в Петропавловске «уланы» и «гусары» Анненкова так разгулялись, что военно-полевой суд приговорил 16 из них к расстрелу за мародерство и грабеж.

Убийство без повода

На подвластной атаману территории даже вспыхнуло несколько крестьянских восстаний. Подавили их жесточайшим образом. В первом объединились 12 русских поселений, и их сопротивление нелегко было сломить. Но тиф, цинга и нехватка боеприпасов сделали свое дело. Тем более что в противостоянии крестьян и озверелых военных баланс силы явно был не в пользу крестьян.

Около трех тысяч сдавшихся были убиты. Одна из деревень была сожжена дотла, в другой вырезали все мужское население, включая мальчиков. Второе восстание закончилось тем, что сорок семей, включая стариков, женщин и детей, согнали в одну юрту и изрубили шашками. Исход третьего был таким же.

На территориях, подконтрольных Анненкову, творилась совершенно бессмысленная жестокость. Людей растаскивали боронами, сбрасывали со скал только лишь из-за того, что они не состояли на службе у атамана. Вообще, поводов было множество, да они и не были нужны.

Перевал Чулак стал известен тем, что анненковцы убили там более сорока семей. Это были семьи офицеров из отряда генерала Бакича, тоже белого, тоже уходившего за границу в Китай от большевиков. Над всеми девочками и девушками, начиная с семилетнего возраста, вначале надругались, а после зарубили.


В здоровом теле здоровый дух. Анненков не пил, не курил, чурался женщин. 
В здоровом теле здоровый дух. Анненков не пил, не курил, чурался женщин. 

Голый король

В конце зимы 19-го года стало ясно, что державший в страхе крестьян, но никогда не сражавшийся против регулярной армии Анненков ничего собой не представляет. Первые же бои заставили его бездарно отступать, но амбиции не позволили принять большевистский ультиматум и сложить оружие.

Да и о какой капитуляции могла идти речь с таким послужным списком зверств? Анненков понимал, что плен – значит смерть. Поэтому было принято решение уходить в Китай и уже оттуда планировать подрыв советской власти.

Но не все хотели уходить из России. На перевале Сельке Анненкову пришлось подавить восстание среди своих же. Не желавших эмигрировать отлавливали, раздевали и тут же расстреливали.

Безумец

Совершенно непонятно было распоряжение Анненкова насчет нескольких семей офицеров, шедших с его отрядом в Китай и не нарушавших его порядков. Мужчин он зачем-то приказал расстрелять, а женщин и девочек отдал на растерзание своим приближенным. Женщин раздели и передавали от компании к компании, где их насиловали, а после изуверски калечили и рубили шашками.

Одна из дочерей оренбуржского вахмистра сумела добраться до отряда отца и рассказать о том, что происходит. Девушка была зверски изнасилована, и у нее была отрублена рука. Полк немедленно встал под ружье, и Анненкову под дулом револьвера пришлось выдать виновных. Их рубили прямо перед всем отрядом. Сразу после казни оренбуржский полк ушел в Китай, не желая более видеть своим начальством Анненкова.

Большинство солдат и казаков атамана не захотели уходить за границу, и им было предложено отдать оружие и идти восвояси. А за службу, мол, им предоставят подводы в городе Карагач, чтобы помочь перевезти нажитое домой. Только вот города Карагач не существовало, как не существовало и подвод. Зато были приготовлены пулеметы и пять огромных рвов, куда сбросили тела этих бывших соратников, поверивших кровавому атаману.


Атаман Борис Анненков в Китае. Среди покровителей, которые вскорости его предадут и выдадут на смерть. 
Атаман Борис Анненков в Китае. Среди покровителей, которые вскорости его предадут и выдадут на смерть. 

Заслуженная кара

На перевал Сельке Анненков привел 18 тысяч человек. За границу с ним ушло всего 700. С собой анненковцы увезли огромное количество ценностей. Может быть, они стали мотивом для последовавшего вскоре ареста Анненкова, может быть, то, что его люди по привычке продолжили вести себя так же разнузданно, как в прошлом на подконтрольной им территории. Но факт остается фактом: Анненков был заключен под стражу, а после и вовсе выдан большевикам.

Основным пунктом обвинения была даже не контрреволюция, а зверства, учиненные над населением и пленными. По словам свидетелей, там, где проходил Анненков, даже собаки жирели от человечьего мяса.

Счет его преступлениям шел не на сотни, а на тысячи. А эпизод с расстрелом 3800 солдат, которые не хотели уходить в Китай, так и вообще не обсуждался Военной коллегией, потому что все подробности стали известны уже после суда. Но и этого хватило, чтобы вынести смертный приговор. 25 августа 1927 года Анненкова расстреляли.