Кавказ - Крым

«Кавказ Крым»это паромная переправа через Керченский пролив, отделяющий Кавказ от Крыма.

Вспоминаю, как лет сорок назад, будучи пассажиром поезда Новокузнецк - Симферополь, пересёк на морском пароме Керченский пролив. От железнодорожной станции «Кавказ» и порта на пароме через морской пролив до порта и железнодорожной станции «Крым».

В СССР всем студентам транспортных ВУЗов (железнодорожных, но так не говорят) на летние каникулы выписывали безплатный билет до любой станции Союза, туда и обратно. 40 лет назад мне вписали билет в дальнюю точку Союза — Симферополь. И поехал я по ежегодному маршруту сибиряков — прямым поездом в Крым. Обратно чаще путешествовали с пересадкой в Москве. Из Сибири поезда в Крым чаще проходили по одной из двух веток, связывающих материк с полуостровом Крым: через Сиваш по мосту и насыпной дамбе, идущими от Чонгарского полуострова к крымскому берегу и станции Джанкой. Но тут "выпал билет" на поезд Новокузнецк Симферополь, который шёл через Керченский пролив.

И вот я пассажир прицепного вагона поезда Новокузнецк Симферополь под номером 397/398. Причем, садишься в четный поезд, а по пути номер поезда меняется: то чёт, то нечет! Поезд резво шел только по Транссибирской магистрали, а ближе к Поволжью наметилось отставание от расписания. Начиная с Куйбышева и далее до Волгограда отставание поезда увеличилось от 6 часов до суток. Тогда отставали все поезда! Летом, в период отпусков, число поездов дальнего следования утраивалось. А тут сезонные путевые работы, подсыпка балласта и прочее, после которых действует ограничение скорости. Путевые работы проводили в технологические «окна», выделяемые в графике движения, когда все поезда стояли по 4 часа. Нагоняли расписание сокращением остановок и уменьшением времени отстоя в конечном пункте оборота.

Прицепные вагоны были последними в поезде, болтало на перегонах так сильно, что, казалось, вагон соскочит с рельсов. По раскачиванию вагона можно было изучать основные виды колебаний подвижного состава: подпрыгивание и галопирование, боковой относ и поперечную качку, виляние и подёргивание. Дело было в неважном состоянии пути Волжской рокады*. Кривые, уклоны, подъёмы были по III категории, а на практике хуже некуда.

* Прим. Рокада – дорога, идущая вдоль линии фронта – линия железной дороги от станции Свияжск (близ Казани) до станции Иловля (близ Сталинграда) через станции Сызрань и Саратов. Была построена в годы Великой Отечественной войны, когда фашист рвался к Волге. Не до качества пути тогда было.

Летом в жару, на солнце вагоны нагревались, как сковородки на углях. От жары в вагоне ничего не спасало, валятся на мятых простынях поверх разогретых матрасов не было мочи. В совковых поездах не было ни вентиляторов, ни кондиционеров, конечно. В вагонах были открыты все окна, но вагоны так раскалялись днём, что не остывали и ночью - долгожданная прохлада не наступала. А запахи плацкартного вагона? Для описания оной вони нужен особый поэтический дар!

Так мы и маялись от жары в поезде. Чтобы чуть-чуть охладить воду, бутылку с водой оборачивали мокрым полотенцем и высовывали из окна. Встречный ветер сушил полотенце и охлаждал по законам физики бутылку... После трёх суток пути поезд проследовал станцию Тамань Северо-Кавказкой железной дороги. Кто был в Новороссийске, тот знает, Кавказские горы начинаются в Анапе. А вот в Тамани гор нет, а есть железнодорожная станция Кавказ.

Короткая справка. В войну, немцы собирались построить железнодорожный мост через Керченский пролив, даже завезли конструкции моста. После освобождения Крыма советскими войсками железнодорожный мост через пролив был возведён. Уже в 1945-м мост был повреждён льдом, нагнанным из Азовского моря. Восстанавливать утраченный мост не стали, а решили навести переправу. В 1950-х гг. в Керчи построили порт и станцию «Крым», а на косе Чушка — порт и железнодорожную станцию «Кавказ». В 1954-м Керченская паромная переправа была открыта, и дальность авто- и железнодорожных перевозок сократилась на 1000 км.

Вернёмся на станцию Тамань, мимо которой наш поезд проследовал с большим опозданием и прибыл на какой-то безымянный разъезд на косе Чушка, где простоял несколько часов. Как нам сказали бывалые пассажиры: справа от поезда Азовское море, а слева плескались воды Чёрного моря. В вагонах было невыносимо душно, рядом с поездом, на солнце, при полном отсутствии тени, было нестерпимо жарко. На разъезде была одна лавочка и не одного дерева!

С моря подул легкий бриз. Пассажиры высыпали из поезда, поглазеть на море и пароходы. Вот оно море - рукой подать, а не искупаешься, не освежишься! Проводники постоянно талдычили, чтоб пассажиры не отходили от вагонов, т.к. остановка внеплановая и в любую секунду поезд может тронуться. Но бежали на жаре секунды, шли минуты наша стоянка растянулась на несколько часов! Даже по прошествии стольких лет я помню ту жару, духоту и скукоту. Когда головы стали чугунными и мы уже ничего не соображали, мимо нашего поезда прошёл встречный. Наш локомотив погудел, посвистел и потянул поезд, а мы лениво полезли на ходу в вагон.

Саму переправу помню плохо. Припоминаю, что нас выгнали из вагонов. Поезд разъединяли на станции «Кавказ», а затем маневровые тепловозы толкали вагоны в порт, и через разводной мост с железнодорожными путями на паром. Длина парома составляла 90 метров, ширина — 18 метров, осадка при полной загрузке — 3 метра, полное водоизмещение — около 3400 тонн. При перевозке пассажирского поезда на пароме могло разместиться до 8 четырёхосных пассажирских вагонов.

Помню, как долго на паром заезжали автомобили — на свободном от вагонов месте в носовой части судна смогло разместиться несколько легковых машин. Переправа была в самом узком месте пролива — паромы курсировали между портом «Кавказ» и портом «Крым». Хотя расстояние между портами около 5 км, мне показалось, что "на всё про всё" ушло больше трёх часов. Как прибыли в порт «Крым» на окраине города Керчь, где прошла операция выгрузки в обратном порядке, слабо помню. Так я переправился на пароме из Тамани в Крым, который был всесоюзной здравницей.

Годом позже, я путешествовал на морском теплоходе на подводных крыльях «Комета», который вышел из порта Новороссийск в порт Керчь, далее в Феодосию. Но это другая история!