Не благодаря, а вопреки. Евгения Румянцева о преодолении Ультрабалатона | RussiaRunning

24 May 2018


Казалось, эту девушку длинными дистанциями особо не удивишь. Полумарафон? Пожалуйста. Марафон? Заносите. Ультрамарафон? Да легко! До 2018 года Евгении Румянцевой покорялась абсолютно любая дистанция. Оставался только Ультрабалатон – знаменитый венгерский сверхмарафон протяженностью в 221 км, пробежать который необходимо за раз и без длительных остановок. Но и эта вершина взята. О том, как добраться до финиша такой длинной гонки и не потерять себя, Евгения поделилась в интервью.

— Вы принимали участие в Ультрабалатоне дважды. Почему не получилось преодолеть дистанцию в первый раз? И почему решились на повторный старт?

— Первый раз я бежала Ультрабалатон в 2016 году. Тогда я была готова физически, но не была готова к жаре. Мне катастрофически не хватало воды. И в какой-то момент я просто повисла на заборе от изнеможения, усталости и жажды. В таком измученном состоянии меня нашла моя подруга, которая бежала эстафету. Я не помню, как добралась до отметки в 100 км. Быстро перекусив, попив воды, я побежала дальше. Но все следующие 28 километров у меня сильно болел желудок. Из жалости к себе я решила закончить гонку. Конечно, хотелось взять Ультрабалатон. И если бы тогда в 2016-м меня кто-то подбодрил и сказал, что я смогу, то, возможно, я бы нашла силы добраться до финиша. Но этого не произошло.

— Расскажите, а как проходила ваша подготовка к этому забегу?

— Я решила учесть свои ошибки и сразу начала готовиться к жаре. Я провела зиму во Вьетнаме, там очень жарко, тяжело бегать даже в 5 утра. Там всего один раз мне удалось непрерывно бежать 5 часов. Каждое утро пробегала по 20 км, также ездила на велосипеде по 50-60 км. И вдруг в марте я упала с мотобайка и повредила ребро. Оказалась  – трещина. Смирилась с тем, что скорее всего я не побегу в этом году. Но через несколько месяцев мы с подругой в Сочи посмотрели фильм «Тренер». Он произвел на меня настолько сильное впечатление, что я наплевала на свое ребро, тем более к тому времени оно уже начало заживать, и буквально в тот же день купила билеты в Венгрию.

— И что потом. Столкнулись ли вы с какими-то проблемами непосредственно перед самой гонкой?

— В Венгрии меня ждали две проблемы: одна –  серьезная, другая, скорее, комичная. Дело в том, что за неделю до старта я отравилась. У меня была температура, я практически не вставала с кровати и жила только на воде. А буквально за день до старта мой венгерский друг Жольт похвастался своими новыми кроссовками. Я решила ему парировать! Открываю рюкзак – а кроссовок нет. Вот как такое могло произойти? Просто представьте: ты тренируешься, привыкаешь к обуви, а ее нет! Пришлось ехать в Будапешт в единственный магазин, где эти кроссовки можно купить. Купила мужские и на размер больше. Женских не было вообще.

— Как раскладывали силы на трассе? Поделитесь тактикой. Самый волнующий вопрос: о чем думалось на протяжении всех 221 км?

— Тактика у меня была одна. Я разделила всю дистанцию на полумарафоны и считала все в полумарафонах, то есть 10 с половиной штук. Так и бежала, постоянно переводя в уме полумарафоны в километры. Это меня отвлекало от утомительности и протяженности дистанции. Затем после 100 км начала периодически менять бег на ходьбу, поскольку стали появляться мозоли.  Это помогло мне сохранить ноги, разгрузило психологически. В уме рассчитала, что должна уложиться в отведенные 32 часа. А думалось лишь об одном – как я здесь вообще оказалась? Но все не благодаря, а вопреки: вопреки тому, что не взяла кроссовки, вопреки тому, что отравилась, вопреки тому, что повредила ребро. Этих «вопреки» так много, что ты понимаешь, что ничего не остается, как терпеть и идти к финишу.

— Были ли какие-то особенные участки на трассе, которые вам запомнились?

— Трасса в основном монотонная и однообразная. Я предполагаю, что ночью мы пробегали довольно-таки красивые места, но их не было видно. Озеро Балатон где-то рядом, но видишь его редко. Но если это случается, то искренне радуешься,  думаешь, как здорово, что ты здесь оказалась. Особенными для меня стали 10 км уже ближе к финишу. Дело в том, что мы бежали параллельно автотрассе: машины, велосипедисты, грузовики. Все это очень напрягало. Лично мне казалось, что вот-вот упаду. Спасибо моему ассистенту Роланду: он пристально за мной приглядывал.

— Как вы можете оценить организацию забега? Ведь 221 км – это довольно длинная дистанция.

— Организация просто великолепная. От старта до финиша. В определенный момент может поселиться мысль о том, что на такой длинной дистанции почему бы и не поменяться местами бегуну и ассистенту? Однако, за этим пристально следят комиссары гонки. Они по всей трассе ездят на мотоциклах. Много пунктов питания, они стоят буквально через каждые 5-6 км. Есть всё для комфортного, насколько это возможно, бега. Еще очень красивый финиш. Встречают ленточкой с твоим именем, поздравляют потом на сцене, каждого по имени приветствуют, аплодируют, ибо это реально очень тяжело. Многие сходят с дистанции: 34 девушки вышли на старт, а до финиша добрались только 12. У мужского пола примерно та же ситуация.

— Как чувствовали себя после финиша? Как выглядят ноги человека, преодолевшего 221 км? Как правильно восстановиться после такого?

— После финиша я чувствовала себя как человек, пробежавший только что очень-очень много километров. Это тяжело описать. От усталости ощущение, что тебя только что ударили чем-то тяжелым по голове. Понимаешь, что нужно поесть и поспать, но сама не знаешь, что делать первым – одно или другое! К тому же у женщин ноги отекают намного быстрее, чем у мужчин. Ноги похожи на лапы слона. Реально отекшие ноги, которые не помещаются ни в одни кроссовки.

Фото: ultrabalaton.hu, nemaze.hu, личный архив Евгении Румянцевой
Фото: ultrabalaton.hu, nemaze.hu, личный архив Евгении Румянцевой

— Восстанавливалась я предсказуемо. В первые дни просто отсыпалась и обильно питалась. В течение недели уже стала ходить на массаж, прогулки пешком или на велосипеде. Плюс спортивный врач, уколы и иголочки для восстановления тонуса. Чтобы преодолеть Ультрабалатон, нужно, чтобы все кусочки пазла сошлись: питьевой режим, питание, экипировка, способность переносить жару, усталость, но самое главное – бороться со своим желанием сойти. И, конечно же, твой ассистент, он должен быть готов не хуже тебя к этой дистанции, потому что он приглядывает и за тобой, и за собой. Двойная ответственность.

Евгения Румянцева на данный момент является единственной девушкой из России, которой покорился Ультрабалатон длиной в 221 км. В этом году она финишировала седьмой. Позже Евгения призналась, что пока давала интервью, ностальгические вопоминания взяли над ней верх. Теперь ее главная цель на Ультрабалатоне – выбежать из 30 часов. Когда-нибудь.