Ласточки с севера

В кабинет старшего бухгалтера Птицина, по совместительству еще и директора журнала о переработке мусора, громко покашливая, вошла корректор Маслова.

- Товарищ Птицин, хочу вам газетку показать, Катька-то моя, умница-разумница…

Изумленный работник дебета и кредита поднял глаза.

- Вот, на шестой полосе напечатали. Дочурка моя, талант мой любимый, умница моя яхонтовая…

С полосы на Птицина глядели шесть девочек в одинаковых костюмах. Статья называлась «Ласточки с севера».

- Катьку-то в танцы отдала год назад, зимой, чтобы дома просто так не сидела. А то весь мозг выносила, каждый пять минут с домашнего телефона названивала, мол, мамка, когда домой-то придешь, соскучилась. Каждые пять минут, чтобы мне не сойти с места, если вру…

Птицин пробежал глазами статью по диагонали. Дотошный журналист восторженными эпитетами рассказывал о молодых талантах северной столицы. Девочкам по семь лет, а они уже «краеугольные камни» городской танцевальной сцены.

- И главное, кто бы мог подумать, что девочка таких успехов добьется. Вот моя девочка, вторая слева, в верхнем ряду, правда, счастливая? Другие лица тоску нагоняют, а на мою Катьку посмотрите - сразу видно, настоящий талант, улыбчивая…

Птицину захотелось свежего воздуха и стакан холодного пива.

- Но, Анатолий Борисович, сами понимаете, хобби требует жертв. Балеточки новые пришлось купить, костюмчики для выступлений. Да и сама секция не на благотворительных началах…

Птицин занервничал. Его лысина покрылась мелким потом.

- Еще думали, может, все же в плавание. Но Катька воды боится, представляете. Да и вид спорта не самый дешевый. Да и до бассейна нам далеко, за проезд сколько денег бы отдали…

В тишине в кабинете было слышно, как шумит при работе старый компьютер.

- Это я еще на крыльях сэкономила. Они танец ласточки исполняли, я из картона Катьке крылья лепила, две ночи не спала. А кто-то покупал в магазине, нашли где-то в центре, на Невском, да крылья почти сразу же порвались, представляете. А я две ночи добросовестно экономила…

Старший бухгалтер бессильно уронил голову.

- Маслова, сколько?

У корректора заблестели глаза.

- За прошлый месяц еще не заплачено, плюс за половину этого, и того – 30 тысяч, Анатолий Борисович.

Птицин залез в верхний ящик стола, послюнявил пальцы и, губами отчитывая купюры, завернул в газету озвученную сумму.

- Спасибо большое, Анатолий Борисович, я еще шла и думала, отдадите или нет, а то нынче времена тяжелые, кризис в стране. Спасибо еще раз.

За корректором закрылась дверь, и директор журнала о мусорной переработке громко выдохнул.

- Ну что, успешно? – Маслову окружили коллеги.

- А то, все отдал, - демонстрировала газету с купюрами корректор. - Следующий!

В кабинет Птицина постучал журналист Серегин. В руках у него была фотография бабушки.

01.11.11. F