Авианосец

06.04.2018

М. И. Ципоруха. Предисловие. За жизнь корабля.
Русские и советские моряки неоднократно показывали образцы смелости, самоотверженности, стойкости, дисциплинированности в борьбе за живучесть своих кораблей. Бороться до тех пор, пока есть хоть малейший шанс на спасение корабля — замечательная традиция русских и советских моряков. Во всей полноте она проявилась в годы Великой Отечественной войны. В короткие сроки экипажи устраняли боевые повреждения, восстанавливали боеспособность корабля и снова шли в море выполнять боевые задачи.

Припомнил историю, рассказанную кап.1ранга Сырых (в народе Сырок), преподавателя с кафедры теории, устройства, живучести корабля и ПЛ.

На Тихоокеанском театре боевых действий война в полном разгаре.

Американский флот тужась, кряхтя и даже слегка попукивая. Воевал против одного из самых сильных своих противников за всю историю США - Японией.

В одной из потаенных бухт на Гавайских островах, к боевому выходу готовился авианосец. Уж и не вспомню название, но то, что оно было так это точно. Наутро назначен выход к точке рандеву с кораблями охранения. И надо же было такому случиться, ночью подкралась японская подводная лодка и торпедировала огромнейшую посудину.

На авианосце естественно «Боевая тревога» аварийную партию в отсеки…

Затем экипаж дисциплинированно, стройными рядами, с давно отработанным на тренировках профессионализмом без паники рассаживается в спасательные средства и под размеренный счет старшин спасательных шлюпок и баркасов благополучно эвакуируется в главную базу. Где докладывают: мол, так-и-так, торпедированы японской подводной лодкой. Сделали все что могли. Корабль спасти не удалось.

Естественно командование радо, что хоть экипаж удалось спасти, от щедрот правительства США раздает всем награды. Командиру естественно самую высшую, офицерам рангом пониже, ну а матросикам, что осталось.

Проходит время. Может даже неделя. В злосчастную бухту, где стоял на якоре «геройски погибший» авианосец заглянул катер береговой охраны США.

И что видят моряки? Стоит на якоре авианосец, как «Летучий Голандец» и ни души, ни вокруг, ни на пароходе.

Естественно они радируют в штаб: «Стоит на бочке авианосец, никого нет…»

Командование, собирает беглых по кабакам и публичным домам, сирых и убогих. Пьяных и бесштанных, и во главе с командиром отправляют на утопленника. Около месяца проходит корабль залатали, он готов выйти в море громить узкоглазого супостата, но под покровом темноты в бухту заходит самурайская подводная лодка и с катанами наперевес торпедируют авианосец. Чуть ли не в то же место, куда попала первая торпеда.

На авианосце естественно «Боевая тревога» аварийную партию в отсеки…

Затем экипаж дисциплинированно, стройными рядами, с давно отработанным на тренировках профессионализмом без паники рассаживается в спасательные средства и под размеренный счет старшин спасательных шлюпок и баркасов благополучно эвакуируется в главную базу. Где докладывают: мол, так и так, торпедированы японской подводной лодкой. Сделали все что могли. Корабль спасти не удалось.

Естественно командование радо, что хоть экипаж удалось спасти, но от щедрот правительства США награды уже раздавать не торопится. Мало ли…

Проходит время. Может даже неделя. В злосчастную бухту, где стоял на якоре «геройски погибший» авианосец заглянули местные рыбачки. И что видят? Стоит на якоре авианосец, как «Летучий Голандец» и ни души, ни вокруг, ни на пароходе.

Естественно они сообщают в местный сельсовет: «Стоит, мол, на бочке авианосец, никого нет…»

Командование собирают экипаж. И во главе с командиром отправляют его чинить пароход.

Через месяц авианосец снова как новый, свежее выкрашенный и залатанный готов к свершению боевого подвига…. И надо же такому случиться, откуда ни возьмись, налетают японские самолеты. Бомбят отчаянно, американцы вояки те еще, отстреливаются до последнего патрона, но не доглядели. Одна из бомб по несчастью угодила прямо в фальштрубу, и не задержавшись нигде, пройдя все преграды взрывается в одном из котельных отделений.

На корабле пожарная тревога. Аварийная партия на тушение возгорания.

Затем экипаж дисциплинированно, стройными рядами, с давно отработанным на тренировках профессионализмом без паники рассаживается в спасательные средства и под размеренный счет старшин спасательных шлюпок и баркасов благополучно эвакуируется в главную базу. Где докладывают: мол, так и так, атакованы были японской авиацией, отбивались, как могли. Корабль спасти не удалось.

Трое суток, дымя котлами тлел авианосец. Затем еще сутки те котлы взрывались. Потом еще около недели пароход горел, пока не разочаровавшись в стойкости американского моряка, плюнул на все, да и не пошел ко дну. Хотя из-под воды еще долго были слышны взрывы и стоны погибшего корабля.