«Ядерная сделка»: кто выиграл, кто проиграл?

15.05.2018

Авторская рубрика Зураба Налбандяна

Президент Трамп приветствует премьер-министра Ирака Хайдера аль-Абади, март 2017 года wikimedia.org
Президент Трамп приветствует премьер-министра Ирака Хайдера аль-Абади, март 2017 года wikimedia.org

Зачем президент США вывел свою страну из «ядерной сделки» с Ираном, которой так долго добивались ООН, Евросоюз и сами Соединенные Штаты?

…и 150 млрд впридачу

14 июля 2015 года в Вене произошло историческое событие: после сложнейших переговоров, продолжавшихся целое десятилетие, было подписано беспрецедентное «Соглашение с Ираном» (Agreement with Iran).

Речь шла об утверждении подробного, до мелочей продуманного 109-страничного плана, суть которого состояла в том, что Иран отказывается от создания мощностей для обогащения так называемого «военного урана». «Шестерка» международных посредников – пять постоянных членов Совета Безопасности ООН: Великобритания, Китай, Россия, США, Франция плюс Германия с одной стороны и Тегеран с другой договорились о том, что Иран закрывает свое «ядерное досье», а за это с него снимаются санкции, наложенные ранее США, ЕС и ООН. Соглашение предусматривало десятилетний период действия.

Ирану было разрешено оставить в действии только центрифуги первого поколения IR-1. В течение 10 лет запрещалось использовать центрифуги новых моделей для обогащения урана. Центрифуги IR-2M предполагается отправить на склад под наблюдением МАГАТЭ. Иран согласился не обогащать уран свыше 3,67% в течение 15 лет. В это же время Иран не будет заниматься научно-исследовательской деятельностью по переработке топлива. А также будет прекращена переработка отработавшего топлива для облученных мишеней обогащенного урана, предназначенных для производства радиоизотопов в медицинских и промышленных мирных целях. В ответ с него сняли почти все экономические санкции. Среди прочего были разморожены счета Ирана в западных банках, что принесло стране около $150 млрд.

Контролером исполнения соглашения назначили МАГАТЕ (Международное агентство по атомной энергии). Иран согласился увеличить число представителей этого агентства у себя в стране до 130-150 специалистов и дать им полную свободу действий по вопросам проверок. И вот в конце прошлой недели Трамп аннулировал сделку США с Ираном.

А как же Ким?

«Если бы условия иранской сделки были применены к Северной Корее, – заметил в своем комментарии на CNN Фарид Закария, – Пхеньяну пришлось бы уничтожить все свое ядерное оружие». Другой известный аналитик Ричард Хаасс признал в американском Совете по международным отношениям: «Решение Трампа отказаться от сделки с Ираном может заставить сомневаться северокорейцев: стоит ли им говорить с США по вопросу ликвидации своего ядерного арсенала?»

За прошедший год в западной прессе появилось немало высказываний об опрометчивости и даже глупости внешней политики Трампа. Спору нет, сдержанный, «профессорский» стиль Барака Обамы наверняка куда больше импонировал американскому и европейскому внешнеполитическим истеблишментам, чем трамповская «твиттеромания». Обама и сам признавал, что, соглашаясь на тот вариант сделки с Ираном, который был в конце концов принят всеми сторонами, он рассчитывал, что предстоящие 10 лет укрепят мир на Ближнем Востоке и будут способствовать установлению паритета между теми государствами, которые борются за первые роли в этом сложном регионе.

Но у Трампа, судя по всему, другие представления об успешной внешней политике. Вашингтонские комментаторы обратили внимание на то, кому он поручил руководство своей международной командой. И госсекретарь Помпео, сменивший Тиллерсона, и советник по национальной безопасности Болтон, занявший кабинет генерала Макмастера, – известные ястребы.

Европа Америке не компаньон

Однако, минуточку! Ведь, как известно, США вступали в эту сделку не одни. У них было еще пять стран-компаньонов. Как же повели себя Великобритания, Германия, Китай, Россия, Франция? Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй в телефонном разговоре с президентом Ирана Хасаном Роухани призвала Тегеран прекратить ракетные обстрелы Израиля. «Премьер-министр дала понять, что осуждает ракетные атаки Ирана против военных Израиля, и призвала воздержаться от любых дальнейших нападений». С аналогичными заявлениями выступили и представители остальных стран «шестерки» (без США). Ни одно из этих государств не собирается следовать примеру Америки.

Мэй выразила полную поддержку заключенного в 2015 году соглашения и приветствовала заявление Роухани о выполнении своих обязательств по нему.

В Тель-Авиве 10 мая заявили об обстреле иранскими войсками позиций армии Израиля на оккупированных ими с 1967 года Голанских высотах. В ответ израильтяне нанесли удар авиационными и тактическими ракетами по сирийским и иранским объектам в окрестностях Дамаска. Были уничтожены по меньшей мере одна РЛС и один ЗРК. Сирийские и российские военные заявили о нескольких десятках сбитых ракет. Обострение обстановки произошло на фоне выхода Вашингтона 8 мая из «ядерной сделки».

Нефть пробила потолок

Тем временем цена на нефть пробила потолок в $75 за баррель и во вторник утром уже перевалила за $78.

Александр Фролов, заместитель генерального директора Института национальной энергетики, заявил в «Известиях», что причина в выходе США из сделки с Ираном. Впрочем, даже будучи под санкциями, Иран присутствовал на рынке, экспортируя нефть в Китай. Максимум, что ожидало мировой рынок, — это дополнительные 400–700 тыс. баррелей в сутки. Именно этот объем и появился в 2016 году. Но на этом фоне стремительно падала добыча в США (более чем на 1,15 млн баррелей в сутки), а спрос рос. За время кризиса мировые потребности в нефти увеличились примерно на 3,5 млн баррелей в сутки.

Возможность возврата снятых с Ирана санкций стала своего рода тузом в рукаве, с помощью которого можно добиться быстрого роста котировок. Насколько США готовы воспользоваться им сейчас, когда суточный объем внутренней добычи на 1 млн баррелей превысил докризисный рекорд и достиг 10,62 млн баррелей — вопрос открытый. Если Штаты решатся на этот шаг, то цены, безусловно, могут на короткий период подскочить и до $85 за баррель.

Но возвращение санкций само по себе не даст долгосрочного эффекта. Туз в рукаве по сути — фальшивка. Причина все в тех же относительно небольших объемах, которые в этой ситуации покинут рынок. Их достаточно быстро могут заместить другие игроки. Те же США.

В экспертном сообществе существуют две противоположные точки зрения на возможность долгосрочного повышения цен на нефть. Одна группа экспертов считает, что падение, произошедшее в период 2014–2016 годов, — это надолго. Иное мнение — нефть обязана подорожать, так как уровни в $30–50 и даже $60 недостаточны для стабильного развития не только нефтегазовой отрасли, но и для всей мировой экономики.

Затраты на добычу во многих регионах уже достигли себестоимости в $35–36 за баррель. А новые месторождения требуют все больших и больших вложений. По разным оценкам, оптимальным уровнем сегодня является коридор $70–75 или $80–85. Фактически сегодня цены находятся на оптимальных позициях или близко к ним. «На этих уровнях они и закрепятся», – заключил А.Фролов.

Еще больше новостей и материалов о Соединенном Королевстве - на сайте крупнейшей русскоязычной газеты Великобританииwww.angliya.com