Пьяный беспредел в советском ВУЗе. История из первых уст

Время моей учёбы в институте пришлось на эпоху советской перестройки. ВУЗ был элитным, как и полагалось представителю «золотой молодёжи». В студенческие годы я продолжил разминаться спиртным. Это и привело к нескольким скандалам, один из которых чуть не закончился отчислением.

Вообще, вся моя жизнь – это череда скандалов и приключений, иногда сопряжённых с риском для жизни. Но это было потом. А студенческие годы я запомнил как по-настоящему счастливое время, несмотря на некоторые «горячие» моменты.

Застолье

Дело было на третьем курсе, в первые дни нового учебного года, который мы по традиции решили бурно отметить. С нами учились представители солнечной Анголы, ребята дружелюбные, но с одним существенным «недостатком» – они ни разу не пробовали русской водки. Решив исправить столь досадное недоразумение, мы напоили их в честь начала учебы. Сбежав с занятий и затарившись горячительными напитками, мы заперлись в подсобном помещении. По ходу пьянки зашёл разговор, само собой, о дружбе народов, а также, об истории второй мировой войны. Африканцы толком не знали, кто такой Гитлер, равно как и о его вторжении во время войны в Северную Африку. Было решено, срочно восполнить пробел в их образовании. В нашей компании оказался руководитель институтского драмкружка, среди реквизитов которого была нацистская форма – её периодически использовали в спектаклях, приуроченных к 9 Мая.

Изрядно набравшись спиртным, мы решили разыграть сцену пленения немцев в пустыне. Больше всего для этого подошла заброшенная стройка, находившаяся неподалеку, с накиданными там горами песка. Куда мы благополучно и направились, прихватив с собой реквизиты. До сих пор остаётся неясным, как в африканской пустыне, во время войны, могли оказаться бойцы Красной Армии, в форму которых мы также переоделись. Но мы решили, по пьяной лавке, что не стоит придавать значения деталям – главное продемонстрировать, что Гитлер был воплощением зла, и потому побеждён силами добра в лице мужественных советских воинов. Что самое интересное, в роли пленных фашистов выступили почему-то африканцы. Учебный день, на тот момент, ещё не закончился, и в институте было полно народа. До сих пор помню лица студентов, кучковавашихся возле алма-матер, и увидивших следующую картину: по дороге, ведущей от стройки к институту, шла группа людей, переодетых в советскую и гитлеровскую военную форму, и еле державшаяся на ногах. Не иначе как от усталости, зноя и кровопролитных боёв. Особенно выделялись на этом фоне трое темнокожих «арийцев», с поднятыми вверх руками и свастикой на рукавах, оравших изо всех сил «Гитлер капут». Другие усиленно изображали их конвой, размахивая макетами автоматов и требуя уступить дорогу «военнопленным», которых ведут на допрос в штаб фронта. К нашему несчастью, представитель «штаба», проректор ВУЗа, разговаривал в тот момент у входа с важными гостями из министерства, которых пригласили выступить с торжественной речью в честь начала нового учебного года.

Иллюзия

Разразился дикий скандал. Самое обидное, что я больше всех попал «под раздачу», потому что в этом пьяном маскараде изображал политработника, что было по тем временам верхом кощунства. Меня вызвали «на ковёр» к ректору. Чтобы спасти дурака-сына от отчисления из института, отцу пришлось задействовать все свои связи и вдобавок выбить для главного вузовского начальника путёвку в элитный пансионат на рижском взморье.

Этот случай стал очередным подтверждением, что фортуна пребывает на моей стороне. Правда, жизнь потом показала, что это было иллюзией. Но на тот момент безнаказанность застилала глаза и я всё больше наглел. Не зная ни о каких теориях «бумеранга», мне казалось, так будет вечно: что бы ни случилось, всегда выйду сухим из воды. До опасной черты, отделяющей умеренное употребление от безумия, было ещё далеко, но первые тревожные "звоночки" прозвучали именно в институте. А пресловутый бумеранг вернулся. Через много лет. Один раз и по полной программе. Но не буду забегать вперёд…

На распутье

Несмотря на пьяные приключения, учился я хорошо и даже занимался спортом: ходил в секцию дзюдо, и периодически участвовал в институтских соревнованиях. Одним словом, на здоровье не жаловался. Вдобавок, в совершенстве владел немецким языком. В результате, на меня обратили внимание представители тогдашнего КГБ, проводившие ежегодный отбор претендентов на службу во внешней разведке. Отец этому категорически воспротивился, сказав, что такой раздолбай как я опозорит за рубежом не только семью, но и весь Советский Союз. Что вместо службы я буду шляться по кабакам и борделям, а деньги, выделенные на вербовку агентуры, спущу в казино. Родители мечтали, чтобы я сделал карьеру по партийно-комсомольской линии, выгодно женившись на дочери какого-нибудь высокопоставленного товарища, коих в нашем окружении хватало, благодаря связям деда-генерала. На мой резонный вопрос: с чем связана такая незавидная участь, было сказано, что я умею только водку жрать, баб трахать и языком чесать. Одним словом, вылитый партийный работник.

Кстати, темы своих институтских любовных похождений я ещё коснусь.

В отличие от родителей, мой боевой дедушка, не поддержав их гневные проповеди, мудро заметил, что перечисленные «таланты» являются универсальными, и наверняка пригодятся на «невидимом фронте». Будущее показало: дед как в воду глядел. Так или иначе, но я уже тогда понимал, что предстоит нелёгкий выбор – идти по «накатанной» дорожке, либо, воспротивившись воле родителей, выбрать свой путь, каким бы он ни был…

О первых сексуальных похождениях будущего шпиона и алкаша читай ЗДЕСЬ!