Уголовный кодекс Корейской Народно-Демократической Республики.

21 April 2018

Сегодня на нашей книжной полке — редкий образчик идеологически выверенной литературы. А именно — Уголовный кодекс КНДР.

Уголовный кодекс Корейской Народно-Демократической Республики.

Стоит отдать должное как составителям данного источника уголовного права, так и его издателям на русском языке. Книга напоминает Библию в картинках для самых маленьких — она крайне проста и схематична. Предупреждаю сразу — особых изысков или хитрых литературных ходов ждать от неё не стоит. Там все строго по фактам.

Теперь из любопытного. Корейцы придумали, как оптимизировать свою пенитенциарную систему на федеральном уровне. В КНДР просто отсутствуют наказания в виде лишения свободы. Либо казнь, либо труд. Что весьма символично и отсылает нас сразу к нескольким классикам европейской философской мысли. А ещё говорят, что закрытая страна…

«Исправительным трудом» виновные в нарушении УК КНДР занимаются в исправительно-трудовых колониях. Сроки наказаний по соответствующим статьям варьируются от 1 года до 15 лет. Но для самых взыскательных существуют и пожизненные исправительно-трудовые работы. А при назначении наказания, как можно узнать из данной книги, одним из смягчающих обстоятельств может стать совершение преступления «из лишнего рвения к работе». Так что отечественной юриспруденции ещё есть, куда расти.

Что касается смертной казни, то избежать такого наказания в КНДР могут лишь лица, не достигшие 18 лет, и беременные женщины. Сам список преступлений, за которые положено такое наказание, в последние годы сократился всего до 7 пунктов. Такая вот либерализация по-северокорейски.

Сегодня, в основном, это преступления «против государства и нации»: терроризм, измена родине, заговор с целью свержения власти и так далее. Казнить лояльных государству граждан в Северной Корее, согласно законодательству, можно лишь за умышленное убийство или за контрабанду и незаконную торговлю наркотиками. Если же кореец просто употребляет наркотики, то отделаться он может 1 годом исправительных работ. Ну а если преступник ещё и сам явится с повинной, а также «искренне раскается в своей ошибке, несмотря на совершённое им преступление» — государство снисходительно сможет простить его согласно ст. 5 УК КНДР.

Как бы привет СССР передаёт ст. 183 УК КНДР: ввоз, изготовление, прослушивание и просмотр, распространение и незаконное хранение изображений, книг, видеозаписей декадентского, эротического или порнографического содержания. Виновных в нарушении этой статьи ожидают от 1 года до 5 лет исправительных работ. Кстати, к просмотру эротики и порнографии в Северной Корее приравнивается и прослушивание «вражеских передач».

Насчёт декадентов уточнений нет, но, возможно, за альбом The Cure в Пхеньяне есть шанс присесть на бутылочное изделие.

Преступления против половой неприкосновенности также обращают на себя внимание любопытным подходом. За изнасилование полагается от 5 до 10 лет исправительных работ, а за принуждение к вступлению в половую связь с женщиной, зависимой от насильника по службе — исправительные работы всего на срок до 1 года. И только если такое деяние повлекло «моральное разложение или самоубийство потерпевшей», наказание ужесточается аж до 3-х лет исправительных работ.

На сладкое оставила вам первую, самую главную статью УК, которая так и называется — «Задача Уголовного кодекса». Так вот, согласно северокорейскому праву, задача УК КНДР, помимо определения степени ответственности за совершённые преступления и защиту суверенитета государства, заключается в «гарантии свободной творческой жизни людей».

Ведите себя хорошо. И помните — правосудие следит за вами даже через горлышко бутылки.