Родной чужак

Дверь открыла женщина средних лет в опрятном переднике, окатив Смирнова волной вкусных запахов, от которых рот непроизвольно наполнился слюной. Она вопросительно посмотрела на молодого парня в потёртых джинсах и спросила:

- Что вы хотели?

- Я к Громовым... Меня Игорем зовут.

- Проходите, Вас ждут, - женщина вежливо кивнула и отошла, давая Смирнову дорогу.

За просторным холлом трёхкомнатной московской "сталинки" оказался кабинет, куда и проводила Игоря женщина, назвавшаяся домработницей Дашей. Навстречу ему из просторного кресла поднялся крупный мужчина лет пятидесяти в ярком халате, даже на неискушённый взгляд недешёвом, и, осмотрев Игоря с ног до головы, сказал:

- Ну здравствуй... Игорь, так, кажется. - при этом вопросе Смирнова не удостоили не то что ожидаемых объятий, не было простого рукопожатия. Да что там говорить, даже намёка на эмоции не было. Впервые за то время, что Игорь искал родителей он засомневался, стоило ли это делать. Всё, что он знал о них, так это то, что в девяносто третьем году его сдали в детдом... Оно и понятно, как видно, незапланированный ребёнок, кризис в стране - тут бы самих себя прокормить, не то, что лишний рот.

Однако с детства его мечтой было разыскать их, обрести если не нормальную семью, но хотя бы сколько-то близких людей.

- Вадим Олегович. Пойдём на кухню, - без лишних слов мужчина прошёл к двери, - Анна Николаевна ждёт.

Не так он представлял себе встречу с матерью. Ухоженная женщина лет с сорока с небольшим кивнула ему, глядя на него без особого интереса.

- Расскажи, кто ты и что ты, - сказал мужчина, которого Смирнов ещё недавно хотел с радостным трепетом назвать "папой", жестом давая понять Игорю, чтобы он угощался различными блюдами и чаем, которые резво расставила Даша.

Всё ещё на что-то надеясь, Игорь рассказал, как после детдома служил в армии, как ездил в Чечню в командировки, как один из офицеров после армии устроил в СОБР и помог по своим "каналам" разыскать семью.

- Значит, ты простой вояка, - с ноткой пренебрежения сказал мужчина. И прямо посмотрел Игорю в глаза, - Мы с женой ни о чём не жалеем. Не отдай мы тебя, пошли бы по миру. У нас сейчас свои дети, запланированные, отдыхают в Испании у моего брата на квартире... - Анна Николаевна спокойно смотрела перед собой и молчала, - В общем, слушай. То, что твоё ДНК немного схоже с нашим меня не волнует. Не мы тебя воспитывали, следовательно, ты не наш сын. Да и не по статусу ты нам. Это наша последняя встреча, сюда больше не ходи...

Игорь прислонился к забору, достал из кармана пачку "Мальборо" и глубоко затянулся. Как-то на Кавказе, попав под обстрел одного из незаконных вооружённых формирований, он говорил себе, что ещё не нашёл родных и должен обязательно выжить, а потом найти их. Из квартиры он вышел молча, даже не попрощавшись.

Жизнь как будто утратила цель, пусть не большую, но помогавшую в трудные дни. Смирнов долго смотрел перед собой, потом встряхнулся и сказал себе: "Ладно, жизнь продолжается... Бойтесь своих желаний, однажды они могут сбыться."

Темнело, летний воздух наполнялся прохладой. Игорь закрыл глаза и постоял минуту, словно мысленно прощаясь с чем-то. Потом, смяв недокуренную пачку и решительно отбросив её в сторону, Смирнов пружинистым шагом направился к метро. Впереди ждал поиск новой цели и обычная повседневная жизнь.

(основано на реальной истории)