Истории измен: "Измена жены сделала меня совсем другим человеком"

09.04.2018

Свою историю рассказываю не для того, что бы меня жалели и давали советы, все произошедшее – моя жизнь, в советах я не нуждаюсь и в жалости тоже.

По жизни своей я однолюб, к браку относился всегда очень серьезно, наверное, даже слишком. От жены своей никогда не гулял, потому что никого не видел вокруг кроме своей единственной, да и не было никакой нужды в этом и желания, хотя надо признать многие женщины пытались.

Встретил свою будущую супругу в начале 90-х, среди гостей на свадьбе у моего друга и влюбился в неё сразу. Встречались мы с ней полгода, а потом решили пожениться. Сыграли скромную свадьбу и были на седьмом небе от счастья. Наш брак у неё был вторым, с бывшим мужем она развелась за год до нашей встречи, что-то у них не сложилось, я не лез к ней с расспросами, так как считал, что незачем ей ворошить душу, а она сама почти ничего не рассказывала.

Жена у меня красавица, умница и отличная хозяйка, мне правда очень повезло. Когда мы поженились, по всей стране был развал и бардак, нормальной и стабильной работы не было, она медик, работала в войсковой части. А я, кроме основной работы, успевал еще в двух местах шабашить, выходило вроде неплохо, очень хотелось, чтобы семья не имела нужды. С первого дня знакомства к жене относился очень трепетно, любил её безумно, в самом прямом смысле носил на руках, считал самым близким и родным человеком.

Прошло 2 года нашей совместной жизни, а с детьми никак не получалось. Это очень ранило её, она сильно переживала, «пророчила» мне, что я оставлю её по причине её бесплодия. Ей поставили диагноз нарушение проходимости маточных труб. Для неё это был страшный удар, но я не отчаивался, был рядом с ней, поддерживал её, успокаивал, говорил, что она моя судьба и что люблю её больше жизни, убеждал её, что в моих силах сделать все необходимое, чтобы она состоялась в жизни как мама, ведь медицина сейчас может многое. Она мне верила, улыбалась и ради её улыбки, я был готов отдать самого себя, лишь бы она была счастлива. В то время я много работал, у меня была цель, и я упорно шел к ней, постоянно нужны были средства на различные обследования у разных врачей, консультации в институтах, приобретения лекарств, мы ездили и делали несколько операций в разных клиниках, всякие знахарки и все такое. Каждый раз я верил, что в этот раз все обязательно случится и жена, наконец, забеременеет, и тогда мы и заживем по-настоящему, но, не смотря все на наши усилия, ничего не получалось.

Прошло почти 5 лет, жена потеряла всякую надежду и смирилась, но я всегда был оптимистом и не сдавался, я продолжал верить в чудо, моя энергия давала силы жене, она всегда говорила мне, что ей легко со мной, можно смело и уверенно смотреть в завтрашний день. Я ей верил, потому что думал, она — тот человек, ради которого я родился на свет и жизнь свою я должен прожить для неё, она мой крепкий тыл и мой нерушимый бастион, если она будет рядом, то я все преодолею и все смогу. Однажды нам с женой попалась статья об институте репродукции человека и возможности искусственного оплодотворения, эта идея дала нам новые надежды, новый импульс и силы стремиться к заветной цели.

Я был готов перевернуть землю с ног на голову и снова был уверен как никогда, что в этот раз обязательно все получится. Сама операция и реабилитационный период стоили по тогдашним моим меркам очень дорого, поэтому я стал искать способ заработать нужную сумму. Город у нас маленький и особого выбора не было, но подвернулось мне как-то объявление одном журнале: «воины запаса», приглашаем служить по контракту, достойная зарплата и все такое. В общем, набирали инструменты для выполнения некоторых видов работ в определенных местах и платили за работу хорошие деньги. Срочную службу мне довелось по-настоящему отслужить в морской пехоте, да и здоровьем Бог не обидел. Конечно, особыми патриотическими идеями я не бредил, поэтому сложить голову за чьи-то политические интересы желанием не горел, мне просто нужны были средства, ресурсы для достижения нашей с женой цели. В общем, подумал, и решил рискнуть.

Жена плакала и не хотела меня отпускать, боялась и говорила, что если что-то со мной случится, то эти деньги ей потом будут не нужны. Я ей объяснял, что мы, к сожалению, родились не в семьях миллионеров, и никто никогда в этой жизни нам ничего просто так не даст, пока сам не придешь и не возьмешь. Успокаивал её, говорил, что все будет нормально, ведь деньги эти нужны нам не для безделушек, а на доброе дело. В общем, поездил по далеким местам, долго дома не был, но вернулся с тем, что требовалось, повезло мне, и голову не сложил, и грехов на душу не взял. А потом мы с женой поехали в институт, сделали операцию, и чудо случилось, то чудо, к которому мы с ней так долго шли, жена забеременела, я ликовал и пылинки сдувал с неё. Вскоре родилась дочка. Мы были счастливы безумно. Я просто летал на крыльях, работал и почти все делал по хозяйству, помогал жене с ребенком, все это было мне в радость, и забот я не замечал. Жена говорила, что я «вечный двигатель», а мне и вправду очень хотелось всячески окружить её и дочку заботой, было столько энергии. Вскоре я получил хорошую и стабильную работу, стал неплохо зарабатывать. Жену одевал с иголочки, купил ей машину, переехали в большую квартиру, каждый год ездили к морям-океанам, все свободное время проводили вместе, старался придумывать досуг, походы на природу, в кино, лыжные прогулки, каток и все такое, чтобы не скучали мои девчонки. Вспоминая те дни, мне казалось — вот и на нашей улице «грузовик с конфетами перевернулся», и мы заслужили это.

Так прошло четырнадцать лет нашей совместной, и как я думал счастливой жизни, дочка потихоньку подрастала, для меня всегда семья была на первом месте, все было только для моих любимых. Мне никогда не казалось, что жизнь моя обыденна и однообразна, скандалов в семье никогда не было, я из уважения к жене избегал даже поводов для её недовольства, и если что-то ей не нравилось по мелочам, шел первым на компромисс. Старался всегда уделять ей внимание как женщине, не припомню дня, что бы я ей не сказал то, как сильно её люблю и как дорожу ей. Когда бедно жили, я всегда находил возможность по поводу и без повода делать ей приятные сюрпризы — цветы, подарки и разные «девчачьи» безделушки. Ей это всегда нравилось. В постели с супругой тоже все было нормально, я не консервативен, и мне казалось, что мы абсолютно открыты и доверяем друг другу, старался чутко реагировать на все проявления интересов жены и, по моему мнению, все было гармонично, да и она сама всегда говорила, что её все устраивает, и я полностью удовлетворяю её потребности.

На счет ревности, могу сказать, что я никогда не ревновал её, она не давала мне никаких поводов, хоть и работала медиком в практически мужском коллективе – войсковой части. По своей работе я периодически выезжал в недлительные командировки, на 1, 5-2 недели, всегда ждал с нетерпением возвращения домой к своей возлюбленной, она тоже всегда меня встречала с радостью и теплом. Ну а дальше все было как в кино или анекдотах. Однажды я вылетел по служебным делам в очередную экспедицию и в городе, где была пересадка на другой рейс, получил сообщение от коллег, что работа отменяется, в связи с чем, мне пришлось вернуться домой. В свой город я прилетел днем, купил большой букет роз и шампанское, решил сделать жене сюрприз, не предупредив её о том, что приехал. По моим подсчетам она была еще на работе, а дочка в школе. Приехал на такси домой, стал открывать дверь ключом, но дверь оказалась закрыта изнутри, подумал: «Ну вот, сюрприза не получилось». Стал звонить в дверной звонок, ноль эмоций. Стучался, звонил, начал волноваться, не понимая, что происходит, хотел уже в милицию звонить. Но наконец-то голос жены из-за двери спросил: «Кто там?». Я сказал: «Дорогая, ты что, пугаешь меня, это я, командировку отменили». Еще подумал тогда, что она спит что ли, или может, заболела.

А потом она открыла мне дверь, и я не узнал её, это был совсем другой человек, её глаза были чужими, она смотрела так, будто меня не было, сквозь меня. Я зашел в прихожую и через открытую дверь в зал, увидел сидящего в кресле какого-то военного офицера. Только тогда я обратил внимание, что жена в халате на голое тело. И внезапно я все осознал. Она сказала мне спокойным тоном: «У тебя кровь». Я увидел, что сжал букет роз с такой силой, что буквально выдавил его сквозь пальцы. У меня впервые в жизни так задрожали ноги, что я просто сел у двери на пол. Мне сложно описать словами, что я чувствовал в ту минуту, мне не хватало воздуха, я задыхался, в голове был смерч из мыслей, все было как во сне. Я не верил своим глазам, казалось, что это происходит не со мной, потому что со мной такого просто не может быть, в принципе, моя жена на это не способна. Потом она сказала: «Нам нужно поговорить, надеюсь, ты не станешь устраивать скандал, он ни в чем не виноват». Но я даже встать на ноги в ту минуту не мог, не то что бы скандалить. Если бы меня охватил гнев я, наверное, совершил бы непоправимое, но теперь понимаю, слава Богу, что не сделал этого.

Я не видел, как он незаметно исчез из квартиры, мы с женой остались, она села передо мной на колени и сказала: «Так бывает в жизни» — и расплакалась. Помню обрывками все, что она мне говорила: «не могу больше так жить…, …запуталась…, хочу покаяться перед тобой…, …. ты хороший…, … я плохая…, …тебя не достойна». Потом она стала мне рассказывать, сколько раз за всю нашу жизнь она мне изменяла. У меня были мысли, что она хочет меня уничтожить, а она продолжала, рассказала, что самый первый раз у неё был с её бывшем мужем, на заре наших отношений, когда мы с ней только начали встречаться. Говорила, что встретилась с бывшим намеренно и отдалась ему для того, что бы доказать ему, какую женщину он потерял, потом она мне изменила с каким-то военным медиком в другом городе, когда ездила на курсы повышения квалификации. Ему отдалась из жалости, он был очень романтичным и страдал, потому что недавно развелся со своей женой, читал ей стихи. Потом был другой военный врач, но уже в нашем городе, потом еще и еще и, в конце концов, подошла к последнему, с которым, собственно, я и застал их у нас дома. Она сказала, что у них роман длился почти месяц, и она давно хотела порвать с ним, но не успела. Говорила, что встречались они всегда на работе, и что она гадкая, потому что осквернила наш дом и так далее.

Когда я выслушал её, я спросил: «За что так со мной?». Она зарыдала прямо в крик, и сказала, что не может объяснить мне причины своих поступков, это необъяснимая страсть и нет ей оправдания, и принимать решение мне. При этом она поклялась, что если я найду в себе силы простить её, она будет верна мне до гроба. Первые несколько дней я вообще не мог ни спать, ни есть, как робот ходил на работу, приходя домой просто лежал и смотрел в потолок, ночами обливался холодным потом, пил воду и курил не переставая. К алкоголю не притрагивался. Коллеги спрашивали, что случилось, говорили, что я почернел весь. Жена видела, что со мной происходит, и постоянно плакала и молила о прощении. Я не знал, что говорить ей и поэтому молчал, я не знал, куда мне деться или провалиться, голова вообще не работала. Позднее, я много раз собирался поговорить с женой, «поделиться с ней душой», как это всегда было раньше, сказать, как сильно я её люблю, но я не мог найти нужных слов, в горле все время стоял ком, который я не мог ни выплюнуть, ни проглотить.

Так прошло полгода, за это время я все думал и вспоминал нашу жизнь, копался в себе, искал в ответы, наверно дело было во мне, и я делал что-то не так как нужно, сгрыз себя всего комплексом вины. За это время я отдалился от жены и эмоционально и физически, мыслей о половой близости с ней даже не возникало, я стал бояться с ней секса, не знаю, как объяснить, мне казалось, что я не в состоянии её удовлетворить, поэтому и незачем ложиться в постель, позориться только. Мы с ней общались на бытовые темы, дочке внимание уделял без ущерба, как и раньше, больше всего мне хотелось, что бы дочь ничего не заподозрила, тогда у неё было начало подросткового периода, и я не хотел её ранить, поскольку к сложившимся обстоятельствам она не имеет никакого отношения. Потом, позднее, эмоции ушли, и боль в душе несколько утихла. В один из дней я решил поговорить с женой, и сказал ей, что зла и обиды на неё не держу, люблю её так же сильно и готов за неё в огонь и воду. Сказал, что все произошедшее, наверное, что-то изменило во мне, но пока я не могу понять что именно, наверное, для этого нужно время. Я попросил жену пообещать мне, что если жизнь со мной станет не такой как ей хотелось бы, то пусть она скажет мне об этом сразу, я держать не буду. Не зачем терять время, жизнь одна и все еще может сложиться по-другому и с другим человеком.

Мы стали снова с ней близки, но не так как было, я старался быть таким же, как раньше, но в постели с женой начались непонятные проблемы с потенцией, от этого я еще больше сам себя грыз. Так прошло еще 6 лет, и семья для меня всегда была на первом месте, а вопросом, изменяет она мне, или нет, я перестал задаваться. Она была такая же красавица, умница, отличная хозяйка и хорошая мать. Да, я простил её, но что-то во мне сломалось, в душе выжгло все, пусто, этот яд отравил меня до костей, мой нерушимый бастион рухнул как карточный домик, а ощущения «нового» почему то нет. Со временем я стал другим человеком, истинное значение слова измена в том, что все изменилось, я изменился. Вспоминал с улыбкой те дни, когда я скитался по далеким краям, зарабатывая деньги, чтобы родить дочь. Тогда у меня на рюкзаке разгрузки была написана фраза: «То, что нас не убивает, делает нас сильнее».

Через некоторое время я вдруг перестал чувствовать внутренний «груз», который так долго меня тяготил. Странно все это, правда странно, я пытался осмыслить и понять, что же мне мешало изменить мою жизнь раньше? Не знаю. Я был всегда оптимистом и верил в лучшее, надеялся, что все уляжется и будет хорошо. И оно действительно улеглось, но вместе с тем из души ушло что-то очень важное, то самое, что наделяло смыслом существование нашего брака, то, что мотивировало меня идти вперед. Моя «дурацкая» ответственность диктовала мне, что нельзя все бросить и просто уйти, потому что это будет предательство. Но это случилось, нет, не предательство, вот так вот — «вдруг» и «внезапно» мое отношение ко всему произошедшему стало другим, и я не чувствовал себя предателем. Однажды проснувшись утром, я вдруг ощутил, что мои внутренние изменения в голове подошли к концу и, как будто очнувшись от забытья, я понял, что уже долгое время живу вовсе не своей жизнью, а абсолютно мне чужой. Моя жена, которая спала рядом со мной, смотрел на неё спящую, на её лицо, я понял, что больше не знаю эту женщину.

В тот день с утра я ушел из дома, выключил телефон, ездил по городу, стоял на обочинах дорог, в лесу. Сложно объяснить, но мне было как-то легко, и я чувствовал себя как птица, которая вырвалась из клетки, было ощущение, что за все свои ошибки я заплатил сполна. Я думал и вспоминал, и все больше осознавал свою свободу. Вечером, я вернулся домой, где сообщил жене обо всем. Был долгий разговор, но без упреков, она плакала, говорила, что ждала этого дня все это время. Странно, но я больше не испытывал к ней жалости. Я корректно объяснил ей свое понимание жизни на тот момент, а она рассказала мне свое. Она вновь и вновь просила прощения, а я говорил ей, что давно уже простил её, но я уже давно не тот, за кого она вышла замуж. Мы прожили почти 23 года, все 15 лет до «переломного момента» я жил только для неё и дочки, а последующие 8 лет я даже и не помню.

За все это время я ни разу не упрекнул её ни в чем, все пережил в себе, но за этот период многое изменилось и в первую очередь мое понимание и отношение ко всему. Пришло понимание о том, что дальнейший брак с ней — пустая трата времени. Дочь выросла и почти выпорхнула из семейного гнезда. Жена смирилась, я думаю, она поняла, что наши пути давно разошлись, а мы просто «по инерции» шли бок о бок. Но если быть объективным, ведь было и хорошее в нашей жизни, пока я был в неведении, ничего для меня не существовало, и я был счастлив. Мы оформили развод, дочке я все объяснил, она уже достаточно взрослая и все поняла, мы продолжаем с ней видеться, гораздо чаще, чем с женой. Жизнь продолжается, пустота, которая так долго звенела эхом в моей душе, больше не звенит. Постоянной женщины нет, боюсь, и не хочу. Теперь я точно знаю – что не убивает нас сразу, то делает нас инвалидами.