О нестандартном способе «фотографировать»

Кажется, на полях документального фильма «Токио-га» режиссер Вим Вендерс признался в том, что, гуляя по японской столице с камерой, он ничего толком не увидел, и что ему уже после следует приехать сюда без камеры и все рассмотреть, и понять, что же такое «Токио». Очень любопытное признание. Теперь я признаюсь. К чему-то подобному я пришел сам, опытным путем. На предыдущей работе я отвечал за развитие в регионах. И по линии «Урал-пресс», и по линии журнала «Эксперт» мне пришлось много поездить по нашей стране. Мне легче назвать столицы регионов России, в которых я не был. От Владивостока до Смоленска, от Мурманска до Астрахани. И ни одной фотографии, ни одного сэлфи из этих путешествий я не привез. Не сказать, чтобы я это специально. Просто тогда смартфоны еще только-только появлялись, в телефонах фотокамеры были так себе, а собственно фотокамеру таскать с собой было как-то не очень…Да и фотографировать я не умел и не умею. Мне очень нравится себе и другим в этом признаваться. Я даже не прочь этим немного похвастаться, потому что сегодня не очень принято признаваться себе и другим в невежестве на темы дизайна, политики и футбола. И уж тем более не принято признаваться в неспособности фотографировать. Фотографируют все, постят фото все и оценивают тоже. А еще сегодня все «мнение имеют». В том смысле, что мы сегодня буквально выдыхаем мнения, испражняемся мнениями. Для нас сегодня очень естественно выдавать мнения в режиме отправления естественной надобности. И мало кто готов признаться в отсутствии мнения.

Но вернемся к фотографиям. Фотографировать я так и не научился. И уже скорее всего не буду учиться. Зачем? Я научился другому. Изо всех этих многочисленных и подчас продолжительных поездок я привез нечто особенное и большее, чем утомительные фотоотчеты и фотофиксации в духе «я на фоне». Я привез воспоминания и какое-то особенное знание, которое можно передать только в словах. Теперь я точно знаю, как по-особенному съеживается вокзально-деревянная комната, нарушая все законы физики, в 4 часа морозного утра в городе Братске. А еще я знаю, каким бывает на вкус и цвет, на ощупь и на слух мусорный ветер в Чите после усталого и изможденного умопомрачительными перепадами температур лета. Я теперь крепко и навсегда это знаю. Как и много чего другого.

Я нее призываю читателей выбросить к черту фотоаппарат, или заклеить скотчем камеру в смартфоне. Нет! Я предлагаю попробовать хотя бы раз куда-то съездить и попытаться «сфотографировать» увиденное и почувствованное всем собой, душой если угодно, уместить все это в себя, а не в плоскую фотокартинку. Попробуйте. И всем будет хорошо. Прежде всего будет хорошо вашим друзьям, которым не придется, скрывая зевок, рассматривать ваши излишне длинные фототчеты, сопровождая их какими-то банальными, но умильными комментариями. Кто-то же должен вам сказать правду? Итак, по секрету, кроме вас самих эти фотографии мало кому интересны. Если же вы привезете то, что не фотографии, вам придется упаковать эти впечатления в слова, в истории, под которые хорошо вечерком принять водочку с хорошей закусочкой. А это уже серьезно. А это уже как-то по-человечьи. А это уже развитие. А это уже некоторая работа души. А это уже некоторая работа воображения, потомучто вы конечно же немного приврете, приукрасите, или сгустите краски. И это хорошо

Если же серьезно, то нам всем нужно как-то сопротивляться тому, что сейчас нас немного расчеловечивают. Нам нужно как-то отстаивать человечье в себе. Пока же мы как-то постепенно, но неумолимо разучиваемся представлять себе, воображать, а значит и мечтать. Мы отдаем эти важные функции на аутсорс. Кто-то хитрый и большой это делает за нас, лучше нас. Мы же становимся эдакими туристами по жизни, мы на правах туристов отправляемся «в» собственную жизнь. Мы проживаем свои жизни как туристы, фиксируя на фото себя «на фоне»…на фоне того, сего. Только проживаем ли мы ее по-настоящему? Набирается ли в наших жизнях, в нешем отправлении жизней то немного, но главное самое для того самого главного и очень короткого фильма о нас, который все мы обязательно увидим в самом конце?

И зачем нам так много и часто фотографировать себя? Кто это все увидит? Только представьте себе, сколько фотографий в день производит человечество! А за неделю! А за месяц! А за год! Это уже какие-то величины, которые находятся за пределами человеческих возможностей увидеть, рассмотреть…Мы производим фиксации себя, которые не будут никем увидены, хотя и будут выложены в открытый доступ. Но не будут увидены никем. Разве только каким-нибудь грустным суперроботом, который уже много после нас, уже после того, как у нас тут все очень плохо закончится, наткнется на какие-то покрытые толстым слоем породы серверы, хранящие никем не виденные фотографии нас. Этот суперробот будет стремительно листать наши фотоальбомы, будет листать с нечеловеческой скоростью. Будет листать и плакать.