Словоблудие – 35

О чайнике

В начале был чайник. Как повод к извлечению правильных и неправильных, важных и неважных, главных и неглавных - слов. А еще чайник отмеряет дистанцию, от "до" к "после", а еще позволяет увидеть, поймать за хвост тот миг, "внутри" которого "нечто" становится "чем-то".

О природе-абстракционисте

Природа-абстракционист иногда посмеивается над нами. Вы чего-то лопочете о декоративном потенциале абстракции? Нате вам, умойтесь, нервно закурите в сторонке. Нате вам нечто по имени Noreena Jasper. Это даже некто. Это настоящее декоративное животное.

Морфология скрепки

Нет-нет. Я не про креативные скрепки, не про пластику из скрепок. Все это тоже жутко интересно. Но я про морфологию скрепки. Заслуживает ли скрепка морфологии? Не слишком ли она ничтожна? Не признак ли это пресыщения?

Мой личный ответ - можно и нужно. Человечье вещное - это уже настолько далеко от природы, это уже настолько до жути далеко от природы. от естества. что становится мега-круто. Абсурдно круто.

О чадящем чайнике

Это только в книжках и фильмах счастье и благополучие случаются сами собой. И длятся без гроз и метелей. А на самом деле все это само собой разумеющееся нужно ткать, не без пота и даже крови длить, подбрасывать в топку дрова, подкачегаривать...А иначе пыль, плесень, запустение, беда...И чайник - это такой механизм, который наряду с другими обязательно и регулярно должен пыхтеть, чадить белым паром...чтобы был мир. было благополучие, был лад, было процветание...

О геноциде против подробностей

То, как рисованный анимализм истончается в японской визуальной традиции в знак - крайне любопытно! Японцы очень требовательны к подробностям. Ни одна визуальная культура в мире не устраивала такой геноцид подробностям. В нашей традиции прорастание знака скорее стоит изучить по созданной в почти то же время (ну или чуть-чуть раньше) книге "Птицы Америки". Там совсем другая траектория. Но в ту же сторону)))Прошу любить и жаловать - Кувагата Кейсай (Kuwagata Keisai)

Читать!

Читать! Особенно сейчас. Когда вовсю расцветает интерьерное существование, затяжная зима. Когда не совсем тянет "на улицу". Когда чай, когда теплая батарея, когда суетится снежная мошкара на подлете к разинутой пасти соседнего фонаря, когда за окном угрюмо. но едва слышно воет ветер. который зимой вьюга...Когда тепло, когда полно запасов. Мой зимний, затерянный в лесах Урала, город дарит мне ощущение защищенности и безопасности.

А потому читать! Книжки. С слипающимися страницами. Когда в книжном завале обнаруживается полное издание дневников Стендаля, или (ну надо же!) том с "Жизнью..." и "Трагическими поэмами" Агриппы д'Обинье, или питерскими воспоминаниями Г. Иванова...Или - твою мать! - до сих пор не прочитаны три тома Фомы Аквинского. Или, ну это совсем никуда не годится, до сих пор не освоены "Гарденины" Эртеля...А разве можно упустить возможность не посмаковать астраханский том Тредиаковского. который стал моим спутником на всю жизнь?

О нас сегодняшних

Мне очень нравятся нынешние времена. Мы не только отстоим на хорошей временной дистанции от очень интересных исторических эпох, но и способны ценить, понимать ценность не только привычных и закадычных "красот". Сегодня мы обладаем гораздо более сложно устроенным и емким чувствительным желудком. Мы научились любоваться объектами инфраструктуры.

Питер как "италия" для молодых художников сегодня

В 19 веке в России было принято отправлять талантливых молодых художников в Италию. Увидеть разнообразную и неровную природу, увидеть особенный южный свет, изучить ренессансные фрески (будем честны. вершинные творения итальянского Ренессанса остались все-таки на стенах, а не на деревяшках и отрезах холста, хотя я понимаю фанатов Моны Лизы, но все же...), повариться в особенной среде...Времена прошли. Подобие и похожесть уже не совсем в цене. Их недостаточно. И "рисовать" уже можно в очень разных средах, в том числе и прежде всего в диждитальной. И какой должна быть сегодняшняя "италия" для нынешних художников (художников и дизайнеров)? Я точно знаю, что сегодня это Санкт-Петербург. Без вариантов. Вот мои доводы:

- Питер начинен музеями просто шизофренического диапазона, которые выдадут столь важные сегодня "диапазон" и "эклектику" - кроме Берлина, Вены. Парижа, Лондона и Нью-Йорка таких кузниц эклектики на свете просто нет, только этнографических музеев (а я не понимаю, как серьезный диджитальный художник может быть не знаком с визуальной архаикой, в которой живут главные паттерны и главные инсайты) целых два (Кунсткамера и Российский этнографический музей), а если ИВР РАН станет чуть более открытым, то это стало бы новостью мирового значения, а если Эрмитаж разгонется в собирании современного искусства...то случится большой и безоговорочный "нас не догонят")))

- Питер - поразительный пример миростроения (без способности к которому просто нечего делать в гейм-архитектуре, например), он в меру замкнут, но гораздо больше и разнообразнее Венеции, в Питере очень четко читается несколько креативных замыслов, это просто энциклопедия креативности

- Питер населен "следами" самых разнообразных "селебретиз" самых разных времен (от сбежавшего в панике Вуди Аллена до Дидро), я о великих тенях

- В Питере есть Эрмитаж, один из двух главных музеев мира

- Питер до сих пор хранит нотку "руинизированности", которая как ничто преподаст урок настоящести. аутентичности, жизни символического и физического во времени

- Питер хранит в себе склонность к имперскому космополитизму

- Питер просто невозможно не полюбить)))

На самом деле доводов гораздо больше. И все они профессиональные.

И еще. Мне кажется, Питер дорос до качественных идентификационных игр. Не дубового и безмозглого брендинга (недавно я узнал о существовании совсем чудовищного убожища по имени "геобрендинг"), а созидания ансамбля мини-айдентик, субкультурных и профессиональных айдентик впику всегда бьющей мимо макро-айдентики. Пожалуй, Питеру стоит поиграть в "италию" для художников.