Словоблудие – ч. 12

О горизонтальной воде

Мы в нашем городе очень мало имеем дел с водой. С вольной куда-то и откуда-то текущей водой. Чаще как-то с полуфабрикатами воды. Снегом, все чаще градом...Если вода на нас и льется, то чаще с неба. У екатеринбуржцев не горизонтальный, а скорее вертикальный опыт воды. Но сегодня я видел, как аврально, по-весеннему, с нотками водопадности и даже стихии на Плотинке с Центрального нашего пруда спускали воду. Исеть наша на миг стала рекой. Дело в том, что Екатеринбург (как и Челябинск) - миллионник без великой реки, а наша река Исеть - это не река, а скорее идея реки. Но сегодня я понял, что именно екатеринбуржцы в искусстве скорее всего скажут про реку и горизонтальную воду самое главное. Потомучто взгляд не замылен

О коллекторах

Интересно, возникнет ли коллекторское бюро при какой-нибудь библиотеке? Не возвращенные книжки, заныканные машинки, "и Леха все забывает пригнать обратно велик"...

Об инфляции беды

При всей моей нелюбви к "интеллигентщине" я обнаруживаю в себе исконное, родовое интеллигентское качество - очарованность правдой. Это такое особенное состояние завороженности перед лицом какой-то настоящей беды или чего-то такого настоящего-пренастоящего, которое заставляет впасть в ступор и потом бесконечно рассусоливать ощущение бесконечной вины и бесконечно абсолютизировать свой (на самом деле) скудненький опыт некабинетной правды, который со временем подрастает до ощущения "все пропало". Наш местечковый образованный класс преуспел в созидании того, что я для себя называю "инфляцией беды". Если еще и события подыгрывают этой самой придуманной образованцами беде, то случается настоящая Беда. Инфляция беды - это когда "всем плохо", "полная деградация", "мильоны жертв", "оглянись вокруг" и все в таком же духе.

Но сегодня вдруг не стало этой общей, вообще, средовой беды. Раньше наши общие беды собирали как конструктор очень общие, касающиеся всех нас События. А в последнее время таких Событий уже нет. Живет эхо, фантомная боль старых бед, старых историй. Иногда мне кажется, что сегодняшним думающе-мыслящим просто необходима новая беда. Есть запрос на беду. И управляется этот запрос, как мне кажется, только одним - нам сегодняшним нечем заполнять сегодняшнюю как нам кажется бессобытийность. Мы не знаем, чем заполнить это время, если не бедой. Не умеем. Даже не представляем себе, как это сделать. И это великий вызов всем нам. Сегодня один из переломнейших моментов в нашей истории. Скорее всего опять набедокурим. Но вдруг все случится по-другому?...

О городе и букве

В праздничные дни город всегда пустой. Сегодняшние улицы напоминали устланное камнем нйобо <простите не нашел в айпаде нашу особенную букву, странно, что наши власти позволяют производителю коммуникаторов пренебрегать нашим языком>. Это нйобо привыкло к плотной пище, вязкой субстанции (толпе), а был только я, как скорлупка ореха...

О майском снеге, "а у нас сегодня утром выпал снег")))

Ну и немного майского снега вам на завтрак. Для бодрости и вообще. Только у нас на Урале есть такое явление как погодный завтрак. Это когда мы немного расслабились, заснули/поспали, не уследили, а утром обнаружили эдакий погодный выкрутас. Наша местная природа в лице погоды, я бы сказал, игрива. Природа местной погоды - особенная такая штука. Не понимаю, как можно жить в странах с неизменно хорошей погодой? О чем же тогда говорить с малознакомыми людьми и чем заполнять неловкие паузы в разговоре?

Этатистская скороговорка

Меня породило мое государство. Именно оно причудливым образом спутало тропы двух совершенно чужих людей, так, что они в одну из ночей зачали меня. Именно государство руками заботливой и усталой медсестры извлекло меня из утробы матери. Именно государство устами не менее усталой учительницы рассказало мне о том, что Земля круглая и вместе с другими планетами вращается вокруг милой и лохматой звезды, вспарывающей грязную и сырую землю лужаек хрупкими, но упрямыми стебельками весенней травы, которая услужливо тупо производит кислород, который не есть воздух, а лишь часть его , малая часть хрупкого слоя атмосферы, не выветрившегося космическими ветрами по причине наличия силы гравитации, существование которой было подсказано великому английскому физику спелым, краснобоким яблоком, сложная и причудливая морфология которого отнюдь не доказывает существование Бога, которого придумали или первыми заметили древние евреи, занятые многочисленными и многотрудными заботами о выживании, что побудило Бога прилюдно распять своего сына, чтобы привлечь их внимание, но это заметили все окрестные народы, все, кроме евреев, которым пришлось дорого заплатить за свою слепоту, особенно пострадав от одного австрийского фельдфебеля, который умел делать танки и солдат, которых он однажды повел на восток...