Словоблудие – ч. 26

02.05.2018

Самое странное явление в мировой живописи 19 века - Василий Верещагин

Во-первых, какой-то он любопытный. Не по-русски любопытный, голодный до ощущений. А еще подвижный, открытый. Во-вторых, виртуоз. Его техническая оснащенность на запредельном уровне. Он мог все! Абсолютно! В 19 веке в мировой живописи очень мало авторов, так друживших со светом и солнцем в частности. Восток его просто вынудил иметь дело с чистым цветом. Верещагин сегодня с точки зрения формы наверное самый прошаренный, самый крутой художник 19 века. Причем его личный импрессионизм, личный даже фовизм вытекают не только из парижской выучки, а из самой жизни: войны, Востока, странствий. Верещагин - пример органичности формальных исканий. Какой-то некабинетный, мужской, невымученный формализм, без которого просто нельзя завпечатлеть то, что происходит на твоих глазах. В-третьих, там есть оскал, но тоже не сам по себе. Он это видел. И не стал скрывать. В-четвертых, вписываем в мировой контекст. Не в догоняющем режиме. Это абсолютно актуальный и призанный своим временем художник. Какие-то дурачки-искусствоведы пришили ему ярлык "баталиста". Вот ненавижу эту искусствоведческую дурь с этими бесконечными "измами". Может им на завод пойти работать? Пользы больше будет. В-пятых, документальность, ценность достоверность.

Для меня лично, Верещагин - одна из ключевых фигур российского искусства 19 века.

А лица советских автомобилей были совсем незлыми

Вот интересно. Даже жигулевская шестерка как-то по-детски злится. А все остальные автомобильные рожицы какие-то лопоухие, простоватые. Добрые даже.

Рождение языка

Становление, самое начало - это очень интересно и даже захватывающе! Хочу познакомить друзей с пейзажным, визуализаторским стихотворением Тредиаковского. Это 18 век. Это поразительное время, когда русский язык догонял усложнившуюся и изменившуюся реальность. Меньше всего хотелось бы, чтобы над этим стихотворением "прикалывались".

С одной страны гром,

С другой страны гром,

Смутно в воздухе!

Ужасно в ухе!

Набегли тучи

Воду несучи,

Небо закрыли,

В страх помутили!

Молнии сверкают,

Страхом поражают,

Треск в лесу с Перуна,

И темнеет луна,

Вихри бегут с прахом,

Полоса рвет махом,

Страшно ревут воды

От той непогоды.

Ночь наступила.

День изменила,

Сердце упало:

Все зло настало!

Пролил дождь в крышки,

Трясутся вышки,

Сыплются грады,

Бьют вертограды.

Все животны рыщут.

Покоя не сыщут,

Биют себя в груди

Виноваты люди

Бояся напасти

И чтоб не пропасти

Руки воздевают,

На небо глашают.

О, солнце красно!

Стань опять ясно,

Разжени тучи,

Слезы горючи,

Столкай премену,

Отсель за Вену.

Дхнуть бы Зефиром

С тишайшим миром!

А вы, Аквилоны,

Будьте как и оны;

Лютость отложите,

Только прохладите.

Побеги. вся злоба,

До вечного гроба:

Дни нам нада красны

Приятны и ясны.

О пошлости зла и равновесии

Я в жизни очень редко сталкивался со злом/злом, осознающим, что оно зло. Чаще всего это или слабость, или нечуткость. И весь мой опыт зла говорит мне о том, что зло очень пошло. Оно какое-то опереточное всегда, литературное какое-то. Ничего кроме брезгливости оно у меня не вызывает. Так и сегодня. Столкнулся с пошлым и опереточным злом. Но видимо есть какой-то закон равновесия. Сегодня же, сразу после я столкнулся с каким-то драйвовым, свежим, заразительным и светлым добром. Это была девушка-милиционер.

Буддистское

- Ну что будешь?

- Будду, - сказал и как-то таинственно улыбнулся, в себя

О языке сопротивления

Если сбудутся самые страшные грезы Р. Дика, У. Гибсона и Стерлинга, то языком сопротивления в этих грезах будет русский. Я это понял, когда почтиг всю глубину сегодняшнего и здешнего выражения "без палева". Рисовать вербально можно только по-русски.

Ностальгическое

Забавно, но сегодняшними генераторами очередей являются передовики капиталистической торговли - Икея, Ашан, Эйч энд Эм и прочие бодрячки. Я сегодня поймал себя на втором опыте пост-советской ностальгии. Мне очень интересна тема кодификации ностальгии. И вот вторая (после восьмибитной) пост-совесткая ностальгия! Во мне именно сегодня пробудилась тоска по старой-доброй "новорусской" элитностиэксклюзивности. Там много много было смешного и даже трогательного . Но там точно не было очередей.

Как-то по-инопланетному это звучит

Магистр оффиций, служба священных щедрот, препозит священной спальни, иллюстрий, логофет дрома,, имперский протоспафарий, куропалат. силенциарий, спафарокандидат, спафарокувикуларий, нипсистарий, паракимомен, протоасикрит, препозит чернильницы, логофет стратиотикона, кентарх, легатарий, орфанотроф, параталассит...Это имена византийских должностей. Названия некоторых напоминают имена динозавров, минералов и болезней)))

Безотносительно

Пережить как переесть. До икоты, до головной боли...когда все расползается, но что-то главное схватить за хвост получилось.

Услышанное в очереди

Российская действительность порождает "отдельные недостатки". Но есть прекрасное средство. Великий русский язык! Как же красиво, тонко, эффективно можно ругаться по-русски! Я сегодня в очереди за сигаретами невольно подслушал нечто невероятное! Даже не буду пытаться ЭТО воспроизвести здесь. Просто не смогу. И никакого насилия))) Действительность порождает средство излечения - язык. Или язык порождает вот такую действительность?

О родстве чиновного и интеллигентского

Очень неожиданно наблюдать чиновное в интеллигентском и интеллигентское в чиновном. Одна такая штука их роднит точно. Это очарованность, даже зачарованность правдой. У чиновников это "я лично это видел". У интеллигентов это "я видел это своими глазами". Что те, что другие как бы выныривают из своих сред, бульонов и соусов и вот оно! Потом они одинаково заболевают ощущением вины или чего-то в этом роде. А потом они начинают "что-то делать" (из разряда "ну ведь что-то же надо делать"). Итог получается суетным, бестолковым даже вредным. Может им не выныривать?

Возрастное

Чем прочнее, глубже и бесповоротнее ты - "дяденька", тем сложнее не быть пошлым. Оказывается "быть взрослым" - это работа. И это совсем не из оперы "быть и казаться". У Виктора Гюго есть поэтическая книга "Искусство быть дедом". То ли еще будет)))

Административное: о победе

Когда кто-то рядом, побеждать дотла нельзя. Нельзя побеждать насовсем, навсегда и безоговорочно. Тебе еще жить с побежденным. И сейчас ты победил, а завтра за это заплатишь. Или сегодня ты - победитель, а завтра не очень. И вот это "не очень" - зазор, паз, лаз для сохранения лица. Должна быть инфраструктура победы. Когда ты думаешь о том, с каким лицом из этого бесконечного и суетного членомеряния выйдет побежденный, ты поступаешь мудро.

Неожиданно

Интересно было бы сыграть Шекспира сидя. Например "Тита Андроника" или какую-нибудь хронику. Отсидеть какой-нибудь шекспировский кровавый экшн. Именно сидя, лежа или стоя.

Об инфантильности власти

С сегодняшней властью нужно как с маленькой. Она сейчас какая-то вся МИМО. Очень часто стала серчать. Как осерчает, все норовит опрокинуть игрушки со стола. Чего-то там ковыряется в своих (ценных только для нее сокровищах), вытаскивает из чуланов какие-то латанные-перелатанные штукенции, а они никому не нравятся. И уже далеко не все хотят с ней гулять. И она понимает, что все как-то не так, но сделать ничего не может. Инфантильная она какая-то. Мы, конечно, можем еще с ней какое-то время сюсюкаться, некоторые даже готовы бить ритуальные поклоны. Но пора бы этой дитяте-власти понять, что мы все повзрослели: кто-то поумнел, кто-то упрямо хочет верить, кто-то многое повидал, кто-то подкопил деньжат, кто-то поуправлял, кто-то утвердился в собственном варварстве (очень новое какое-то варварство зарождается сегодня на наших глазах, и с ним надо будет что-то делать, или как минимум надо учиться его хотя бы понимать)...Но мы все стали старше. А власть нет. Для меня очень важный маркер перемен - это то, как молодые в нашей команде реагируют на Путинские перлы ручного управления. Им это все смешно. Им даже как-то неловко за этого взрослого и видимо не самого плохого на свете дяденьку. Но какой-то несистемный он. Управляет плохо. В маленьких компаниях ведь как - все начальство. У нас уже каждый немного поуправлял.

Краткое содержание фильма

Сначала парень пытается выпилить механический глаз, но у него не получается, потом зомби кончает зомбижизнь самоубийством, потом целая школа кончает жизнь самоубийством, выживает только одна девушка, беременная быком, который стремительно выбирается из утробы и несется по улице, ломая встречающиеся на его пути автомобили, потом новорожденный бык встречает мужика и говорит ему "Папа!", заканчивается это все инопланетянами и ожившим другим мужиком, который отстрелил себе полголовы, ожил, пытался загрызть тетку, но она его убила. Конец фильма.