Колючка58. О судьбе

Я тут же позвонила матери Ольги Надежда Петровне.

–Здравствуйте, ваш телефон мне дала ваша дочь Оля. Меня зовут Аня, я подруга Вовы. Хотела с вами поговорить о нем.

–Да, Оля, мне звонила, мы с отцом сейчас дома, приезжайте.

Ехать до дома семейства Давыдовых от моей работы совсем недалеко, но сейчас конец рабочего дня, поэтому придется потолкаться в пробках, надо еще заехать в магазин купить что–нибудь сладенькое к чаю. Я все -таки в гости еду.

Не знаю, как начать разговор с родителями Оли, не спрашивать же их в лоб. Не вы ли, желая счастья своей единственной и ненаглядной дочери, наняли хулиганов, попугать Вову, а они немного перестарались? А может быть вы хотели прибрать монеты себе? Думаю, если я задам эти вопросы, меня спустят с лестницы.

Заехав в магазин, купила свой любимый сметанковый тортик и конфеты раффаэло. Подъехав к нужному адресу, я увидела обычную серую пятиэтажку с импровизированной парковкой и обычной детской площадкой. Мамочки гуляют с детьми, собачники со своими питомцами неспешно прогуливаются в березовой роще, расположенной прямо между домами, а старушки наблюдают за всеми с лавочек посреди двора. Тихий и спокойный двор.

Разве преподаватели музыки, живущие в таких домах, нанимают хулиганов, чтобы они разобрались с женихами их дочерей. Какой бред. Откуда у них знакомые хулиганы? Я занимаюсь полной ерундой, какой из меня детектив. Надо быть откровенной с собой, я запуталась в проводимой расследовании, эта версия ошибочная. Это тупик. Я не знаю, как строить версии, как допрашивать, о чем говорить с людьми. Мне стыдно, что я всех подозреваю, но найти убийцу друга, дело чести. Я не смогу жить, если не буду знать правды. Когда умер Слава все было понятно. Водитель грузовика не спал двое суток, поэтому заснув за рулем, выехал на встречку. Его осудили, дали небольшой срок на поселении, я плохо помню. Мне было тогда все равно. На суде мне даже стало жалко это мужчину, он честно трудился, работал на износ, чтобы обеспечить свою семью. А тут это роковая случайность. Он искренне раскаивался, просил у нас прощения. Я даже просила судью не давать ему реальный срок. Но такой порядок. Вот так у нас все в России обстоит, убийцу молодого парня они не особо ищут, только время от времени подсовывают в дело бумажки о проведении оперативных мероприятий. А вот когда, если ДТП со смертельным исходом, то человека обязательно надо посадить. Есть труп, дело, убийца. Все логично, оформляй дело. Человек сядет, все поставят себе плюсики: следователь, суд. А обычные, простые люди? Как человеку после зоны, его семье? Он ведь не специально убил человека, по неосторожности. Просто одно дело, когда молодой обколотый мерзавец сбивает пешехода на пешеходном переходе, другое дело, когда трезвый трудяга, по неосторожности совершает ДТП. Но наша Фемида переменчива, кому за трех сбитых человек дают условный срок, если есть влиятельные родители, деньги, а единственному кормильцу семьи с детьми, дают реальный срок за одного сбитого. Справедливо? Точно нет.

В полной растерянности, я подошла к двери квартиры Смирницких. Третий этаж, квартира 44. Я еще больше заволновалась, что я им скажу. Но отступать некуда. Я заварила эту кашу, теперь буду расхлебываться.

Позвонив в дверь, я глубоко вздохнула. Спокойствие, только спокойствие. Ну что, если разговора не получится? Я просто уйду. Вряд ли мы будем общаться с этими людьми. В худшем случае, они подумаю, что я сумасшедшая.