90-ые и дым сигарет с ментолом...

Сигареты с ментолом сами по себе редкостная дрянь. «Сэйлем», зелено-белый, сложно не запомнить. Как и группу «Нэнси», квинтэссенцию постсоветской попсы, взлетевшую на вершины зарождающихся хит-парадов и не слезавшую оттуда почти год. Если не два.

За время существования «Дыма сигарет с ментолом», записанной в девяносто втором году, «Нирвана» успела порвать весь рок-мир, стать платиновой, записать Анплагт, до сих пор непревзойденный ни одним рок-коллективом, потерять Курта Кобейна, получить армию поклонников и, в особенности, поклонниц, полностью похоронить грандж и создать «Фо Файтерс» Дэвида Грола. А у нас, на еле теплящихся просторах рухнувшего СССР, двое мужчин, надрывая гитару, синтезатор-гребенку, сердца поклонниц и уши сторонних слушающих, тоскливо пели про дым сигарет с ментолом.

Упоротое название, да еще сделанное в виде лого, как у полноценного металлического коллектива, никого не отталкивало, равно как и заунывное повторение одних и тех же слов. Эти парни смогли победить даже Чигракова и его «Чиж и Ко», первую половину девяностых и даже их остаток деливших музыкальный Олимп с «Агатой Кристи» и прогрессирующими ДДТ. Но это же ерунда, простые ребята с Донецка сумели потеснить самих Кобзона, Укупника и кабаре-дуэт «Академию». А в то сложное время, когда на Песне года разве что не трясли голыми жопами, это было серьезно.

Страна подпевала, ни одни посиделки не обходились без них, а такой популярности у дам за тридцать мог позавидовать Стас Михайлов. «Нэнси» отчасти просто повезло, ведь радио тогда не было популярно как сейчас, а гаджеты находились далеко не у всех.

В девяносто шестом, кроме «И ты дура, и коза у тебя дура», Ельцина и вроде бы не так сильно полыхавшей чеченской войны, у людей появилось долгожданное спокойствие. Оно подошло незаметно, начавшись еще в девяносто четвертом, когда мало кто цеплялся за поделенные на окраинах городов огороды под картошку, колбаса в холодильниках стала появляться просто так, а не на праздники, производства вдруг начали что-то да производить, а бытовая техника вдруг стала доступной.

Сумасшедше-жестокие девяностые дали людям передохнуть, и скоморохи всех мастей, от киношников до танцоров с крикунами, начали чесать по стране с гастролями, перевыполняя даже план последних лет Союза, когда стало все можно и балалаешники на электрогитарах кинулись вслед «Ласковому маю» с «Миражом», разве что не делясь почкованием на несколько составов.

«Нэнси» выли, с придыханием и томным взглядом в камеру, наполняя телеэфир невыносимо отвратительным качеством музыкального контента и единственное, относительное хорошее, что они сделали, оказалась Натали. Откуда они выкопали девчушку с большими глазами и ее «Ветер с моря дул», Бог весть, но выкопали. С тех пор красотка так и осталась, работая в одной и той же манере: попеть из каждого утюга, пропасть, реинкарнироваться, снова заполонив собой все вокруг и опять погаснуть на какое-то время.

В телевизоре еще шел «МузОБОЗ» с Иваном Демидовым и его темными очками, создающими легенды помимо его желания. «Нэнси» пафосно замирали на площадках, включая «Песню года-96», откуда десять лет назад их погнали бы ссаными тряпками за первые же сыгранные ноты и произнесенные слова. Время менялось, Леонтьев становился вечным, Боря Моисеев не скрывал своей любви к мягким мужским задницам, Листьева уже не было, а Первый канал начал скатываться в то, чем является сейчас. Так что удивляться такому отстою, правящему бал в головах обычных людей явно не стоило удивляться.

Но до чего же противно это кажется даже сейчас, а?

- Дым сигарет с ментолом…
Больше "Pro девяностые и..." читать вот здесь, по ссылке
Девяностые, война и женщина на войне
Читать полную версию книги "Буревестники" можно в удобной читалке. Войдя через ВК или почту можно помочь книге и автору лайком или репостом: Полная версия книги тут