Pro 90-ые, ботинки и нубук

22.06.2018

- Нубуковые ботинки, кепку кашемировую и куртку…

Ну да, где ж оно было?

- Куплю костюм с отливом, магнитофон и в Ялту…

Нубук оказался просто специально выделанной кожей, кашемир начали делать в штате Кашмир, а что там должно было случиться дальше – не случилось.

- Ты чо, как не пацан, пойдем…

- Не, я сам по себе.

- Ты охренел?

- Хорош, Вась…

- Я не с тобой говорю.

- Я сам по себе.

- Уверен?

Я был абсолютно уверен. На сто процентов, не быть мне с неровным носом. Нубук этот сраный меня просто добил, равно как кепка из кашемира.

Кепка-восьмиклинка еще ждала своего времени и своего четкого пацана. В конце девяностых стиль начал оформляться заново. Спортивные костюмы отошли, шерстяные шапки-пидарки вновь вернулись, дубленки-пилоты казались недосягаемым. Только дело не в том.

Патрули по улицам не то, что не катались, они даже не ходили. Вызвать ментов и ждать их порой равнялось собственноручно открытым дверям, где ждали своего каннибалы и сексуальные маньяки. Первые железные двери, сваренные в гаражах, появились на лестничных площадках году в девяносто пятом, на подъезды их еще не ставили, предпочитая отсиживаться в квартирах. На площадке опять дым коромыслом, водка, битые бутылки, а отец еще не пришел? Блин блинский, мальчишки, выйдите, встретите отца? Ага, щас…

Щас и идешь в подъезд. В подъезде вариантов несколько, хороших мало. Два. В одном ты знаешь этих ребят и у тебя с ними все хорошо. Во втором там сидят малолетки, не занимающиеся спортом или не имеющие нормальных друзей-старшаков. А так…

- Есть курить.

- Нет.

- А ты че, бессмертный? По каким понятиям живешь?

Через тройку лет ответ стал простым: в нос, чтобы вбок, по яйцам, чтобы хоть один осел, в горло, но не до смерти, просто чтобы отдохнул. Дальше – как выйдет. Вариации встречались. Женек ломал руку. Первую попавшуюся и максимально зрелищно. К такой экспрессии он шел лет пять, не меньше, через спортзал, рукопашку, подворотни с отбитым ливером и в кровь разбитым лицом.

В такое время отказываться от нормальных старших пацанов мог только дебил. Ну, или как посмотреть.

Мы поспорили… хорошо, не на десяток «Толстяков», тот только входил в продажи и разлетался на ура. «Балтика» была совершенно буржуйской и мажорной. Поспорили на какую-то сраную хрень, типа отыграть в квадраты до двадцати одного. Я проиграл, не проспоренное пиво пришлось не отдать, обида вылилась в ненужно услышанные и не самые хорошие слова про недавнего знакомого. Оказалось, врали. Но вступило рассказать ему же про него же, что, мол, услышал.

- Сюда иди! Кто меня в унитаз башкой макал?

Двадцать человек смотрят с лютой злобой на пятерых. Но никто не суется. Не время.

Через год шел себе, посвистывая, на летнюю практику. Помахал свой же, с секции. Подходя, увидел троих из прошлого года. Одно-второе-третье… нос мне выпрямляли какими-то специально-медицинскими отвертками, было обидно, больно и мерзко.

- Ну… -старший, любимый, самый лучший двоюродный смотрел в сторону. – Ты типа сам виноват.

Сам, так сам.

- Не, я сам по себе.

- Ты охренел?

- Хорош, Вась…

- Я не с тобой говорю.

- Я сам по себе.

- Уверен?

Я был абсолютно уверен.

Вася зашел в двухтысячном, после моего дембеля, занять бабла на гулянку, через неделю садился, за вооруженный и группой лиц по предварительному. Брат отлечил вторую желтуху, а Борик похоронил брата, словившего под ребро нормальный зоновский нож. Ляляй, клеивший моей маме плитку в ванной, скололся полностью и сидел за украденную бабкину сумку. Лысый уехал из города после каблухи, а я…

А я совершенно не жалел, что тогда обплевался от мечты о нубуковых ботинках. Ну и, да, сломанный из-за меня самого нос все же… Да уж.
Про 90-ые и крепконогих Тропиканок
Про 90-ые, Элен с ребятами пополам с фаршем
Про 90-ые, гормоны и ботфорты
Про 90-ые, Саддама и натуральных блондинок