По периметру часовые с автоматами, побег был просто немыслим...

В мирное время я работал учителем физики в средней школе, когда началась война, мне сразу же пришла повестка. Я стоял на пороге военкомата Курагино 23-го июня, а 24-го уже отправился на фронт. По распределению я попал в 91-ю дивизию, 613-й стрелковый полк. И вот уже нас эшелоном везут на запад, в самое пекло!

Приехали в Смоленскую область, там на станции Ярцево, командир приказал выгружаться, а потом уже пешком отправились в расположение нашей части. В то время под Смоленском шли ожесточенные сражения, немец наступал и значительно превосходил нас по силам, много наших тогда полегло, буквально за считанные дни! Здесь, в июле того же года я был ранен.

Через месяц мы попали в окружение, я и еще один солдат, мой земляк, угодили в плен к фашистам. Лагерь, где нас держали, находился на открытой местности, территория вся просматриваемая и всё ограждено колючей проволокой. По периметру часовые с автоматами, побег был просто немыслим. Постоянные издевки со стороны фашистов над пленными, избиения, расстрелы, слабых убивали сразу, а условия, в которых нас содержали и вспоминать страшно.

В октябре 1941-го меня сильно избили, я немного отошел в сторону от группы других пленников, фашистам это не понравилось. Вскоре меня перебросили Смоленский 126-й лагерь, там я повстречался с товарищем по несчастью Василием Пискавиным. Время шло, перспектива быть угнанными в Германию нас ужасала, мы начали придумывать план побега. Осуществить его удалось только в 1944-м году, мы под надзором перетаскивали рельсы, местность была открытая, но через 2 сотни метров начинался лес. По предварительному сговору мы кинулись в разные направления, смотрители сперва растерялись, но уже через минуту открыли огонь.

Я сумел добежать до леса, бродил там несколько дней голодный и оборванный, пока не нарвался на партизан. После тщательного допроса меня приняли в отряд. Дальше возвращение в действующую часть Красной Армии.

В 1944-м году я был тяжело ранен, 8 месяцев пролетели в госпиталях, перенес несколько тяжелых операций, остался инвалидом, я был сломлен физически, но не побежден душевно. Так закончился мой путь солдата, вернувшись домой я снова пошел в родную школу, преподавать детям физику.

Воспоминания фронтовика Фёдора Туренко.
Если вам понравилась эта статья, подписывайтесь на канал "По следам войны"