Хабиб Нурмагомедов Нурмагомедов: не хочу, чтобы титул UFC изменил меня, хочу оставаться тем же Хабибом

09.04.2018

Российский боец смешанных единоборств Хабиб Нурмагомедов в ночь на воскресенье по московскому времени победил американца Эла Яквинту в пятираундовом бою в рамках турнира UFC 223 и завоевал титул чемпиона в легком весе. После поединка Нурмагомедов на пресс-конференции, которая транслировалась на сайте UFC, рассказал, как сказалась на нем ситуация с заменой соперника, кого он считает величайшим бойцом в истории UFC и как титул чемпиона может отразиться на его будущем, а также в очередной раз заявил о готовности дать бой ирландцу Конору Макгрегору.

Если ты не можешь победить кого-то в этом дивизионе, будь то Макс Холлоуэй, Яквинта, Тони Фергюсон… Знаете, когда ты приводишь себя в нужный вес, проводишь подготовительный этап, ты готов, нельзя говорить: "Ой, это другой боец, мне нужно пару месяцев, чтобы подготовиться". Как тогда ты можешь называть себя чемпионом? Если ты хочешь быть чемпионом, неоспоримым и непобедимым, ты должен побеждать любого. Всю неделю я был спокоен, сконцентрирован, Я фокусировался на себе, потому что должен был войти в нужный вес. Я был готов, потому оставался сконцентрированным, не нервничал, не думал о посторонних вещах. Я знал, что не могу допустить ошибку. Если у кого-то есть такая возможность, то у меня не было шанса на ошибку. На кону был титул. Именно для этого я так долго тренировался. Все дело в психологии.

Моя команда осталась недовольна третьим и четвертым раундами. Перед выходом в клетку мы планировали, что будет только борьба. Я знал, что могу "уронить" Яквинту в любой момент. Конечно, у меня было много боев, которые заканчивались в трех раундах, и после трех раундов я чувствовал себя отлично. Когда я выходил в клетку, я думал, что мне понадобится какое-то время присмотреться, почувствовать дистанцию.

- После боя вы заявили, что хотели бы сразиться с Жоржем Сен-Пьером, что стало неожиданностью для всех нас. Почему этот бой так интересен для вас? И как вы хотите его провести: вы собираетесь набрать вес или хотите, чтобы он перешел в более легкую категорию?

- Нет, только не больший вес с Сен-Пьером. Знаете, примерно год назад я разговаривал с отцом, и он сказал мне, что мечтает о моем бое с Сен-Пьером. Я помню, как 11-12 лет назад, когда я выступал на турнире по боевому самбо в Дагестане, он дрался за титул в UFC. Когда я рос, я вместе с отцом смотрел все его бои. Он величайший боец, который когда-либо выступал в UFC. Он был чемпионом в двух весовых категориях. Я слышал, якобы он хочет завоевать титул в легком весе и войти в историю как чемпион в трех весовых категориях. Почему бы нет? Что было бы лучше для моего наследия – победить Конора Макгрегора или Сен-Пьера? Наверное, с точки зрения денег, это Конор, но с точки зрения наследия - это Сен-Пьер. Хотя бой с Сен-Пьером тоже был бы большим событием и, наверное, принес бы много денег. Если вы спросите меня, стоит ли ему возвращаться, я бы сказал нет. Ему уже 35 лет, он уже величайший боец в истории UFC. Зачем ему возвращаться?

Хабиб Нурмагомедов с детства шел к тому,чтобы завоевать титул.Есть ли у него облегчение когда он теперь лежит рядом с ним?

- Пока мне сложно в это поверить. Думаю, мне необходимо некоторое время. Я действительно прошел очень долгий путь, я тренировался всю свою жизнь вместе с моим отцом, уже больше шести лет я в UFC… Я очень рад этому. Ты никогда не знаешь, что произойдет завтра. Нужно всегда быть преданным своей команде, своим тренерам, всем, кто близок к тебе. Вместе с завоеванием пояса появляется много внимания, денег, всяких сумасшедших вещей. Я не хочу, чтобы этот титул изменил меня. Я хочу оставаться сконцентрированным. В следующем месяце начинается рамадан. После этого я хочу вернуться к тренировкам, вернуться к боям в этом году и защитить титул. Я немного беспокоюсь по поводу этого титула, потому что иногда в таких ситуациях приходит ощущение, что ты уже чемпион, и так далее. Я немного опасаюсь этого. Я не хочу, чтобы он поменял меня. Я хочу оставаться все тем же Хабибом, что был до титула. Но это, скорее, не обо мне, а обо всех людях, которые меня окружают.

- Как вы считает, если ваш бой с Конором состоится, будет ли это самый большой бой в истории UFC?

- Надеюсь, он собирается драться. Мы должны подраться… Организовать мировое турне – Токио, Москва, Дублин, Лос-Анджелес, Рио. Большой мировой тур. Прорекламировать этот бой, провести его в конце года на крупнейшей арене в мире. "Мэдисон Сквер Гарден". Почему бы нет? А может быть, в Заире или на Филиппинах – не имеет значения. Я здесь. Он хочет стать чемпионом в легком весе? Тогда он должен драться со мной. Больше нет фальшивых чемпионов. Помните, как он однажды сказал: "Умоляй меня"? Пожалуйста, умоляй меня.