Родословие дьявола

Христиане всегда считали дьявола именно таким, каким считают сейчас, и этот образ идеально соответствует тому, каков он на самом деле. Сама мысль о том, чтобы пересмотреть и скорректировать веру христиан в дьявола, кощунственна и отдает сатанизмом.

А между тем исследователю очевидно, что никакой единой и непротиворечивой веры в дьявола в христианстве не существует вовсе. Его образ собран из нескольких других – а именно, двух еврейских, двух греческих и одного традиционно-языческого.

Для начала, вспомним, кто такой Сатана. Именно так, с большой буквы, потому что это имя собственное.

В иудейской религии это высокопоставленный ангел, один из наиболее доверенных слуг Всевышнего. И задача его тоже весьма сложна и ответственна. Он ангел-испытатель, или, переводя это слово на церковнославянский, искуситель.

Он постоянно испытывает на прочность все творение, а в особенности людей, и жестоко карает всякого, кто испытания не прошел. Чтобы увидеть наглядно его манеры и характер, прочитайте начало книги Иова.

Сатану можно назвать повелителем зла, потому что он олицетворяет дурное начало – эгоистическую струнку в человеке, служащую причиной всех плохих поступков. Однако и дурное начало для иудея – не то же самое, что абсолютное зло для христианина. Оно обязано существовать в мире, пока мир не будет изменен и исправлен, потому что без него жизнь прекратится, и все умрет.

Дурное начало побуждает людей есть, пить и размножаться. Оно подталкивает спасать свою жизнь, когда ей угрожает опасность. Благодаря ему человек постоянно ищет большего, и за счет этого может достичь праведности. Главное – постоянно держать дурное начало в узде, и не давать ему управлять тобой, а использовать как источник силы для собственных надобностей.

Не знаю, как вам, а мне иудейский подход к проблеме зла представляется весьма логичным, взвешенным и философским.

Второй иудейский источник – легенда о падших ангелах. Звучит она, правда, весьма непривычно для христианского слуха.

Когда Всевышний решил истребить человечество потопом, но пощадить семью одного праведника, два ангела, Шемхазай и Азаэль, пришли к Нему и предложили избавиться от людей вовсе. Люди, по мнению этих двоих, не оправдали оказанного им высокого доверия, а потому их стоит заменить ангелами – те уж точно никогда не подведут.

Всевышний возразил, что вина людей не так велика. Мир, в котором они живут, подталкивает их совершать дурное. И даже если населить землю ангелами, то и они в скором времени станут ничем не лучше людей.

Чтобы наглядно показать свою правоту, он послал Шемхазая и Азаэля на землю. И действительно, увидев красоту человеческих женщин, ангелы предались разврату и сделались совершенно нечестивыми.

От них пошло многочисленное потомство, в частности, великаны, которые потом утонули в потопе, и некоторые племена демонов, которым, как не вполне материальным, вода была нипочем, и они и сейчас живут на земле.

Сами же Шемхазай и Азаэль раскаялись в содеянном, но обратно на небо Всевышний их уже не принял, и с тех пор они пребывают скованными между небом и землей. Иногда, впрочем, их оковы слабеют, и тогда некоторые отчаянные люди могут поговорить с ними и узнать тайны небес. Так, по иудейскому преданию, началась среди людей магия.

Иудаизм – один из корней христианства. Но свой окончательный облик оно получило все же в странах эллинистической культуры. И там мы находим еще два источника для образа дьявола.

Первый из них – Пан.

Бог лесов, диких зверей, эмоций и необузданной чувственности. Спутник и обратная сторона Диониса. Пан мог наслать на кого угодно – даже на других богов – всепоглощающий ужас, который и до сих пор в его честь называется паникой.

Можно сказать, что Пан – божество плоти во всех ее проявлениях, от самых низменных до самых возвышенных. Но для монашеского дуализма именно плоть была олицетворением Зла с большой буквы, тюрьмой духа, не дающей ему подняться в небо и достичь Бога.

Так что не стоит удивляться, что Пан сделался еще одним именем для дьявола. Он дал ему не только тягу к плотским наслаждениям, но и внешний вид – именно благодаря Пану дьявол обзавелся рогами и копытами.

При этом ему сильно расширили сферу ответственности. Благодаря все тому же монашескому дуализму он сделался повелителем всего материального мира.

Второй греческий «родитель» дьявола – Прометей.

Это может показаться удивительным, ведь мы привыкли воспринимать Прометея как положительного персонажа. Он заботился о людях, научил их пользоваться огнем, создал письменность и ремесла. Он был, как это принять называть среди ученых, культурным героем, основателем цивилизации.

Но, как всякий культурный герой, Прометей вовсе не так однозначен. Он бунтарь, восставший против неба и объявивший себя врагом всех богов. Он научил людей жульничать при жертвоприношениях, отдавая богам наименее ценные части жертвенных животных – кости и жир. Он, наконец, титан, а титаны для греков – олицетворение всепоглощающих страстей и бесконтрольной, разрушительной силы.

Богоборческий настрой Прометея отлично поняли воинствующие атеисты. Они часто использовали его образ в своих трудах, и по сей день одно из наиболее влиятельных издательств, публикующих атеистические и скептические материалы, называется Prometheus.

Бунт Прометея, соединившись с иудейской легендой о падших ангелах, породил самый, пожалуй, эпический и напряженный христианский миф – миф о войне в небесах.

Самый прекрасный и могущественный из ангелов восстал против Отца, и небо раскололось. Ангелы сражались с ангелами, и проигравшие были беспощадно сброшены на землю. И до сих пор они здесь, преисполненные гордыни и ненависти к Богу – и людям, Его любимому творению.

Наконец, последний, пятый источник – повелитель подземного мира.

Этот бог есть в пантеоне почти у всех народов. Грозный и суровый, он забирает к себе тех умерших, кто был отвержен всеми остальными богами. И его царство, как правило – самый неприятный вариант посмертия из всех возможных.

В Индии его называют Яма. В Греции – Аид. В Скандинавии, для разнообразия, нижним миром правит женщина – великанша Хель, живая и мертвая одновременно. Впрочем, так же выглядит и японская правительница загробного царства Идзанами, и вавилонская Эрешкигаль.

В христианской традиции Бог только один, и те, кого Он не пожелал (или не смог) забрать к Себе на небо, отправляются в подземный мир, во власть темного властелина. Некоторые церковные учителя даже подчеркивают, что в падшем мире это естественный путь каждого человека, и Бог спасает лишь тех, кого удается спасти.

А вот внешний облик ада имеет скорее восточный колорит: нижний мир в европейской традиции – место безрадостного и безнадежного прозябания, а не вечных огненных мучений.

Искуситель. Падший ангел. Повелитель плоти. Богоборец. Владыка ада.

Они резко различаются между собой по характеру, целям и способам действия. Соединить их в одного персонажа, который мог бы при желании сойти за любого из них, просто невозможно. Поэтому всякий, кто говорит о дьяволе, всегда подчеркивает одни его черты и умалчивает о других, несовместимых с этими.

Причем вот что важно. Исповедуете вы Троицу или Единицу, признаете исхождение Святого Духа от Отца или Сына – на вашей повседневной жизни, и религиозной в том числе, это никак не скажется. А вот от того, какой взгляд на дьявола справедлив, сильно зависит, чего верующему от него ожидать и как себя вести.

В одном варианте дьявол скован в преисподней и лишен власти. Все, что остается ему и его слугам – искушать людей дурными помыслами и нечестивыми желаниями. Тот, кто совершил грех, оказывается в руках дьявола, и тот уже отыгрывается на несчастном, как может. Грешник становится рабом своих страстей, и это ведет его к ужасному концу.

Средство защиты только одно – покаяние, то есть перемена ума, отказ от страстей и желаний, посвящение всех дел и помыслов Богу. Праведник неуязвим для дьявольских козней, потому что дьявол бежит от святости и молитвы.

В другом, наоборот, души людей дьяволу не подвластны, в отличие от тел. Поэтому он искушает грешников не мыслями, а наслаждениями, богатством и славой в мире сем. Они пользуются при жизни его полной поддержкой, и только после смерти, попав в его царство, понимают, что попали по-настоящему. Зато праведники в мире, подчиненном дьяволу, страдают и телесно, и душевно. На некоторых из них слуги дьявола нападают даже физически, избивая и калеча.

И защититься от него можно одними только святыми таинствами церкви, ее священными предметами и прочими носителями чудотворной благодати.

Оба варианта встречаются в писаниях авторитетных святых примерно одинаково часто.

Интересно, что в каждом варианте возможны два диаметрально противоположных взгляда на магию.

Первый вариант оставляет два пути. Либо маг обращается к дьяволу, и тогда его надежды тщетны – магия не работает, потому что у дьявола нет власти над миром, он может только обманывать. Либо магия работает, и тогда она не связана с дьяволом – это просто знание особых законов природы, тайная наука.

Второй вариант еще занятнее. Если магия – это влияние материи на дух, то есть попытки контролировать духов символами, заклинаниями и обрядовыми предметами, то она однозначно принадлежит дьяволу (ведь именно он повелевает материей и воюет с духом). Если же она – наоборот, влияние духа на материю, для которого ритуал служит лишь внешней формой, то она вполне может быть не только безвредной, но даже божественной. С ее помощью можно познать Бога, а в исполнении святого она будет особенно действенна.

И снова все четыре точки зрения – не моя придумка. Они исторические, в разное время их высказывали и деятели самой церкви, и светские мыслители средних веков и Возрождения.

К нашему списку стоит добавить еще один пункт. Христианство вслед за некоторыми версиями иудаизма (и ислам вслед за христианством) сделало дьявола предводителем демонов. Благодаря этой роли он получил еще одну свою черту, самую, пожалуй, известную в массовой культуре – склонность заключать с людьми сделки.