Смеющаяся на похоронах

31.07.2018

Фото: planet.jakutsevich.ru
Фото: planet.jakutsevich.ru

Антонина от пьянки сгорела.

Уснула пьяная и не проснулась.

Под подушкой у нее наши полупустую бутылку с остатками водки (ее потом на экспертизу забрали).

Самое страшное было то, что сын у Антонины остался, Егорка, пятнадцати лет. 
Хороший такой мальчишка, всегда твердил о том, что пить не будет в жизни ни за что, и ни капли: насмотрелся он на свою пьяную мать, наревелся, хватит.

Когда сказали что Тоньку мертвой нашли, мы со свекровью моей побежали в ее дом.

Все деревенские побежали и мы тоже.

Антонина лежала на грязном диване и словно спала. Только будто воском лицо ее покрылось.

Мы все поглядывали на застывшего в углу Егора и понимали, что похороны его матери придется брать на себя всем нам, деревенским. Потому-что Антонина приезжей была, безродной можно сказать: лет пятнадцать назад и пришла в эту деревню беременная из ниоткуда.

Хоронили и провожали покойную всей деревней.

Я стояла во дворе (было лето) и не могла не слышать разговор двух деревенских женщин.

Те, ожидая, когда вынесут тело, шушукались и весело шутили, смеясь:

-Ты смотри, вперед меня-то не умирай, иначе кто вот также займется и моими похоронами?

Вторая женщина прыснула от смеха, но обе замолкли, когда мимо прошел потемневший от горя сын Антонины.
У мальчика было опухшее от слёз лицо и одна из этих женщин приобняла Егорку и молвила:

-Ну-ну, не плачь. Так даже лучше, что Тонька померла-то. Для тебя же и лучше.

Егорка молча вырвался из ее рук. Сбросил их с себя и ушел, чем раздосадовал женщину.

-Вот ведь волчонок нелюдимый!

Она сделала жест, словно стряхивает со своих рук невидимую грязь и недовольно хмыкнув, скрылась за воротами.

С чего она решила, что сыну будет легче жить на свете без такой матери? Кто дал ей право так думать и считать?

А может Егорке нужна его мама, пусть даже такая пьющая неудачница, зато родная и единственная и неважно, какая она в глазах окружающих, ведь самое главное, что для него она - единственная в мире мама.

Желающие позвать Егорку жить к себе, в деревеньке нашей нашлись. Есть у нас добрые люди, не перевелись они. Когда-то такие-же люди помогли его матери, приехавшей сюда без денег, без мужа, без вещей.

Домишко "приблудной Тоньке" (как тогда ее величали за-глаза) дали, вещей детских нанесли. А когда Тонька уходила в запой, и за мальчонкой ее присматривали.

Сейчас Егорка вырос, он взрослый.

Я часто его встречаю, хороший парень.
Общаясь с ним, я всегда слышу, с какой теплотой и одновременно с горечью утраты, вспоминает он о своей матери.

Егор всегда искренне жалеет о ее смерти.
Пусть Тонька и пьющей была, но ведь и она сына своего сильно любила, только справиться с этой болезнью - алкоголизмом, она так и не смогла.

Бывает же такое: среди пьянства и нищеты встречаются чистые сердца, умеющие искренне любить и жалеть; в то-же время среди благополучных не переводятся бездушные люди, с холодной пустотой внутри.