О том, как преодолеть одиночество

26.04.2018

Рано или поздно наступает время,

когда нужно выбирать между созерцанием и действием.

Это и называется: стать человеком

А. Камю

Вопрос, вынесенный в название, сейчас относиться к области психологии, знания о которой даже в среде учёных часто не идут дальше того, что это «наука о душе». Хотя, если говорить по правде, самое великое достижение человечества было достигнуто именно в области психологии (речь, конечно, идёт о Загорском эксперименте). Более того, одно наличие этого эксперимента – и его идеи, и воплощения, и результата наделяет смыслом всё предшествующее существование человечества. Никогда ещё человек не познавал себя так точно, нигде так полно не выражалась социальная форма движения материи. В общем-то, можно сказать, что задача человечества была выполнена и вполне можно совершить его локальный перезапуск, что и сделал один из авторов этого эксперимента (При наличии фантазии можно рассматривать энтропию не только непосредственно в материи (в теле) Вселенной, а и энтропию мыслящего разума. Достигая определённой точки своего развития и не имея социальных условий для дальнейшего – верный выход – провоцирование распадающегося разума, попытка создать толчок, побудить его к чему-то большему). Но, к чему сейчас превозносить и ещё раз описывать достижения будущего, от которого мы сейчас /безнадёжно ли?/ отстали.

Хоть мы и живём сейчас в «эпоху пролетарских революций…», но это и эпоха «мирового империализма» (или капитализма в его высшей империалистической стадии, т.е. эра не развития и созидания, а угнетения и распада). Современные люди, наши взгляды, наши позиции, наши поступки и предпочтения, даже наши чувства, обусловлены тем миром, в котором мы живём.

Поэтому, не заходя в философские или «научные» дебри, можем смело утверждать, что вопрос о том, что такое одиночество, не является вопросом таким уж искусственным. Если вы жили на этой планете в наш век, то вам знакомо это чувство.

Чем младше сейчас человек (то есть, чем дальше он от истории человечества), тем искреннее и более он нуждается в общении (хотя часто довольствуется и иллюзорными его проявлениями, «псевдокоммуникациями», физическим присутствием других людей вокруг). Это подтверждает и один их недавних экспериментов [7], проведенный в России: подросткам предложили провести в одиночестве столько времени, сколько они смогут (в идеале – 8 часов), главное условие – не пользоваться гаджетами и не разговаривать с другими людьми (при этом можно было читать, рисовать, лепить, гулять и т. п.). Подавляющее большинство не выдержало и двух часов. Среди прочего, участники описывали свое состояние как угнетенное, тревожное, доходящее до паники с депрессивными, страшными и сложными мыслями. Но, не стоит говорить, что это всего лишь проблема «нового поколения». Просто, чем дальше это поколение от завоеваний истории, чем меньше у его представителей связи с опытом прошлого и возможностями будущего, тем острее они переживают все ужасы, которые присущи эпохе угнетения человека человеком, эпохе отчуждения.

Но переживания – это ещё далеко не чувства. Мы можем сталкиваться с сильными, как могучие синие киты, переживаниями, окунающими нас в пучину тоски и ностальгии, ностальгии по чему-то настоящему, по значимому, по замечательному. Мы можем переживать душевный подъем от сопричастности, от головокружительных картин будущего, от человеческой близости. Но, быть в настоящем, жить чувством, которое есть не индивидуальное переживание, а общественное проживание, которое и есть поток самой жизни, не получится. Хотим мы того или нет, а настоящими людьми мы стать не можем.

Современная психология, конечно, далека от науки в принципе и от своей науки в целом. Она не имеет не только единого методологического подхода в исследованиях, но, даже имеет разные трактовки своего предмета, целей, методов, задач и проч. Как и в любой другой современной науке, в ней много вычурного академизма, дилетантства и откровенного шарлатанства. К сожалению, многие из-за этого вообще считают её лженаукой.

Также для тех, кто не близко знаком с предметом, стоит отметить, что в среде «профессионалов» профессионалом не может считаться человек, просто получивший диплом о высшем профильном образовании. Повсеместно на пьедестал ставят «практику». Но практику вполне определённую. Для того, чтобы практиковать, необходимо закончить дополнительные курсы и стать специалистом в одном из направлений психотерапии. К слову, занятия педагогикой считаются довольно постыдными и не имеющими отношения к «живой» науке. То есть, современная практическая психология построена как рынок продажи услуг, основными потребителями которых и есть сами психологи, желающие стать «профессиональными психологами». Но сейчас не об этом. Одной из школ (всё более набирающей популярность в психологии) является экзистенциализм. Ученые, которые относят себя к этой парадигме, имеют право в публичной среде говорить о таких вещах, как смысл жизни, смерть, свобода, ответственность, одиночество и прочее.

Представители этого направления рассматривают проблему одиночества по следующим уровням:

1. Поверхностное (эмоциональное переживание, сильное, но мимолётное).

2. Глубинное (угнетающее чувство, которое сопровождает человека, который не чувствует своей связи с другими, миром, смыслом).

3. Фундаментальное (т.е. одиночество, присутствующее у человека от природы. Фундаментальная изоляция из-за его неповторимости, индивидуального сознания, из-за того, что рождаемся и умираем мы в одиночку; из-за того, что нет высшего смысла в нашем существовании и высших сил, помогающих нам) [6, с.363].

Хоть это представление и претендует на глубину, оно поверхностно, ибо человек сейчас, не значит «истинно Человек». Нынешний человек не может ощущать себя личностью, не может быть проявлением того самого «ансамбля всех человеческих отношений». Он становиться проявлением лишь тех нечеловеческих отношений, которые господствуют сейчас в нашем мире. Естественно, что этому сопутствуют пустота и одиночество.

Как же его преодолеть? На первый взгляд, ответ простой – найти другого. Но, во-первых, трудности с этим былии ещё у древних греков (хотя их время, с точки зрения проявления человеческой сущности, было куда интереснее и разнообразнее нашего. Во-вторых, нужно уяснить, что в данном случае, да и вообще, говоря «Другой», нужно читать «все другие», то есть человек вообще и ты сам. Э.В. Ильенков акцентировал внимание на том, что действительно личностью можно стать благодаря другому человеку и используя, при этом средства труда, то есть, в процессе производства [3]. Бесспорно. Но, мы бы хотели обратить внимание на то, что попытка превращения в личность может быть не только спонтанной, но и сознательной попыткой проявить свою человеческую сущность.

Среди распространённых рецептов того, как стать личностью, быть ближе к тому самому Человеку – совет «стать универсальным человеком», т.е. выйти за пределы своей профессиональной ограниченности, познавать мир во всем его разнообразии. Не умаляя значимости всестороннего развития, совершенствования как интеллектуальных, так и физических, и творческих качеств и интересов, зададимся вопросом – так ли прям ответ, будет ли этого достаточно? Или, иначе, будет ли ответом на вопрос об упразднении разделения труда занятие каждым человеком всеми видами деятельности, которая ему по душе?

На наш взгляд, такой ответ будет не полным. И дело тут отнюдь не в том, что видов деятельности слишком много. Человеку с хорошим средним образованием после недолгой подготовки несложно освоить любой из них. Дело в том, что слишком уж много прекрасно и разносторонне образованных болванов и подлецов встречал каждый из нас. И, с другой стороны, сколько есть отзывчивых, честных, справедливых людей, которые просто привыкли трудиться и делать это хорошо, являются мастерами, пусть не большого, но своего дела и делают его ответственно. Возможно, что уже существует такая сфера деятельности, которая является всеобъемлющей и включённость в которую является автоматическим освобождением от остальных сдерживающих пут?

В нашей истории уже есть оксюморонный, на первый взгляд, термин, выражающий суть того, о чём мы говорим – «профессиональный революционер». Хотя в названии заложено реальное противоречие, в данном случае, профессиональная принадлежность означает не ограниченность рамками отдельной науки или дела, а, наоборот, причастность человека через практику и теорию ко всем познаниям и достижениям человечества, как свершившимся, так и будущим. Первым шагом для достижения этого «звания» будет занятие активной позиции по преобразованию мира, которая и есть общей производительной деятельностью по производству и мира, и человека. «Занять позицию» означает стать выразителем интересов прогрессивного класса, бороться за его интересы: “Я действую революционно-практически-критически по революционнопрактической переделке мира с позиций революционного класса по его интересам и в его составе, следовательно, я существую” [2, c. 45].

Другое дело, что рядом с каждым конкретным человеком должны находиться те, кто помогут ему поступать подобным образом. В детстве и юности такими помощниками по идее должны выступать в первую очередь родители и педагоги, и очень важно, чтобы они были достаточно подготовленными для выполнения этой важнейшей общественной функции. Как мы отмечали выше, в современной психологии не хватает психологии, так же дело обстоит и с педагогикой. В отсутствие чёткого понимания природы личности и принципов работы с ней, психология и педагогика нередко превращаются в инструменты сдерживания человеческого развития, в средства примирения личности с самой жалкой участью, которая досталась ей в силу обстоятельств, например, в силу сложившегося разделения труда.

Задача психолога или учителя – перестать быть психологом и учителем: необходимо обращаться к тому, с кем вы работаете, провоцировать его, стимулировать к развитию. В.А. Босенко писал, что даже «у школьника должны быть нормой заботы вселенского масштаба. Он должен чувствовать себя творцом, революционером» [2, c. 73]. Что в таком случае можно сказать о педагогике взрослых (которая выражается в психотерапии). Уход от общественных проблем к частным, поиск «корня зла» в самом человеке приводит только к тому, что одни его проблемы сменяются другими. Главенствующая линия современной психотерапии – научиться смиряться с обстоятельствами, «чувствовать себя с собой хорошо» не смотря ни на что. Как же это расходится с тем, чтобы человек мог чувствовать себя человеком, стать им…

На наш взгляд, в психотерапии должно и нужно применять такой же подход как в педагогике вообще – всеобщее образование человека на протяжении жизни, его включённость в деятельность, ощущение его ответственности. Для того, чтобы понять, что делать взрослому человеку с его проблемами современной науке стоит обратиться к теории и опыту школьной педагогики в Советском Союзе. Хорошо это описано в одном из воспоминаний бывшего советского школьника: «мы по очереди читали политинформацию, собирали игрушки для африканских детей, консервы для полярников, медикаменты для пострадавших от наводнения, деньги для никарагуанских сандинистов, теплую одежду для детей хантов или писали письма для заключенных политузников США и Латинской Америки… мы пришли к выводу, что должны помочь всем страждущим: сандинистам, африканским детям – и, конечно, освободить индийских слонов» [5]. То есть, для того чтобы перестать быть одиноким, нужно попытаться стать личностью, которая «обнаруживает себя тогда и там, когда и где индивид в своих действиях и продукте своих действий вдруг производит результат, всех других индивидов волнующий, всех других касающийся, всем другим близкий и понятный, короче – всеобщий результат, всеобщий эффект» [3, c. 355]. Когда человек становиться в себе воплощением всех человеческих потребностей и интересов – он никак не может быть одинок.

В таком случае, самое высокое, на что мы способны сейчас как люди (которые «живут своим временем и умирают вместе с ним» [4]) это «занятие позиции», а, значит, и действие сообразно с ней. В действительности, у нас остался мир Ильенкова, но, перед нами реальность Камю. То есть, то место, в котором мы живём сейчас – абсурдно. И единственно не абсурдным поступком сейчас будет – борьба за превращение мира реального в мир действительный.

Литература

1. Босенко В.А. Всеобщая теория развития. Киев, 2001.

2. Босенко В.А. Воспитать воспитателя. Киев: Лыбидь, 2004.

3. Ильенков Э.В. Что же такое личность. М., 1984.

4. Камю А. Миф о Сизифе. Эссе об абсурде / Cумерки богов. М.: Политиздат, 1990.

5. Колесник Д. Как мы слонов освобождали [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://liva.com.ua/little-partisan.html

6. Кізіма В.В. Самотність як соціально-психологічна категорія // Науковий часопис НПУ імені М.П.Драгоманова. Серія №12. Психологічні науки. 2014. №43(67).

7. Мурашова К. Кого бояться подростки [Электронный ресурс] // Режим доступа: https://snob.ru/selected/entry/45522