Дорогой Сантьяго

Просыпаясь с первыми лучами солнца и, умывшись ручьевой водой, сразу же хотелось бежать с тяжелым рюкзаком куда-то в сторону апельсинового горизонта, покрытого сиреневыми шлейфами дрейфующих облаков; по пыльным дорогам, когда-то сотрясаемым конным рыцарством великого Шарлеманя; сквозь бескрайние зеленые поля дикобразо-образных артишоков и низких массивных виноградников Ла-Риохи, дарующих путникам сладкий сон; через прохладные лесные ручьи и реликтовые чащобы заросшие колючим рипейником; по туманным вершинам сонных и древних Пиренеев и через безлюдные деревушки Басконии, пахнущие ароматом свежеиспеченного хлеба и мычащие невидимыми коровами на горных лугах, увлажненных утренней росой; сквозь руины спящих монастырей и одинокие селения, помнящие еще ныне забытый говор мавров и кельтиберов. 

Сквозь время, сквозь память, сквозь пространство. 

И где-то, на призрачных горных вершинах, опрокинутых в вековой туман, на минуту в полном молчании преклонить свои колени перед статуей умиротворенной Приснодевы Биакоррийской, и с покорным умилением, в радости сердца своего, прочесть Salve Regina!, повинуясь не столько тысячелетней традиции, сколько внутреннему, глубокому желанию приобщиться к мистерии истинного бессмертия.

Автор: Сергей Штельманн, блог Stelmann