Осквернение королевской усыпальницы

Вандализм в отношении знатных захоронений при сменах режима известен ещё с древних времён: фараоны Древнего Египта разрушали пирамиды и стелы с именами предшественников и их деяниями; шумеро-аккадские властители уничтожали зиккураты ушедших в небытие предков; новоизбранные римские папы глумились над останками предыдущих или знатными епископами, объявленных ерисиархами, как это было в случае с мощами епископа Авилы Присциллиана.

Одним из самых жутких примеров подобного рода стало осквернение и разрушение королевских гробниц в аббатстве Сен-Дени, имевшие место в 1793-1794 гг. во времена Французской революции.

После падения конституционной монархии 10 августа 1792 года временное правительство постановило переплавить некоторые изделия из металлов для нужд обороны, для этого было разобрано 47 захоронений аббатства, в том числе бронзовое позолоченное надгробие Карла VIII.
Судьба королевских гробниц в Сен-Дени была решена в дни Террора на заседании Национального конвента от 31 июля 1793 года: в честь штурма казематов Тюильри 10 августа 1792 года было решено уничтожить «нечистый прах» тиранов под предлогом повторного использования свинцовых гробов. Могилы и мавзолеи бывших королей должны были быть уничтожены на всей территории республики до 10 августа.

За дело взялись с большим рвением, всего было разобрано 51 погребение. Комиссаром по эксгумации был назначен учёный бенедиктинец Жермен Пуарье. После разрушения надгробий открылось несколько королевских тел в состоянии гниения, некоторые рассыпались в прах (в том числе дурнопахнущий труп Людовика XV, умершего от оспы и «чернильно-чёрный» труп Людовика XIV, «Короля-Солнце»). Тело короля Генриха IV, умершего от насильственной смерти, было в столь хорошей сохранности, что оно демонстрировалось в течении нескольких дней прохожим перед собором, поставленное вертикально. Некоторые отрывали ногти и пряди бороды Генриха на память. Его голову, отделенную от тела в те роковые дни, нашли только в XIX веке, а подлинность её установили только в 2011 году. Многие трупы были разделены на части: те, кто разрушал могилы, оставляли себе или на сувениры, или с целью дальнейшей продажи часть останков. Например, некто Александр Ленуар, который собрал их внушительную коллекцию и спекулировал королевскими реликвиями.

Более 170 тел (46 королей, 32 королевы, 63 принцев крови, 10 сановников королевства и две дюжины аббатов Сен-Дени) были сброшены в две братские могилы (одна-для Валуа, другая-для Бурбонов), вырытые у паперти со стороны кладбища монахов. Останки были засыпаны негашёной известью, а затем землёй и утрамбованы катком, который тянула лошадь.

Бенедиктинец Жермен Пуарье приводит интересные детали в связи с эксгумацией тел королевских особ: тело маршала Тюренна было извлечено 12 октября 1793 года, оно единственное не подверглось осквернению и вызвало почтительное оцепенение. Дубовый гроб Генриха IV был разбит молотом, свинцовый открыли с помощью долота. Его тело оказалось хорошо сохранившимся и черты лица были вполне узнаваемы. Когда открыли гроб с телом Людовика XIII, то вид тела был ужасный, однако короля узнали по его чёрным усам; Людовик XIV, «Le Roi Soleil», сохранил свой облик, хотя был чёрным, как сажа; открыв гроб Марии Медичи, рабочие обвиняли её в убийстве Генриха IV и безжалостно рвали её волосы.

Во время Второй реставрации по приказанию короля Людовика XVIII останки его предшественников были собраны в крипте базилики. Король также распорядился разыскать останки своего брата Людовика XVI и Марии-Антуанетты, которые были торжественно погребены в аббатстве Сен-Дени 21 января 1815 года, в годовщину казни Людовика XVI.

История-весьма «причудливая дама», и спустя сто двадцать лет нечто подобное произошло, но с другими масштабами и в иных декорациях, в одной северной стране, к которой французские короли не имели никакого отношения, хотя такие слова, как «комиссар», «трибунал» и «террор», всё также были в ходу и имели весьма неприятный контекст, для тех, кто с этим сталкивался непосредственно.

05.06.2018 Сергей Штельманн