О бессилии


2 года назад я хотела стать не психологом, а культурологом.
Я боялась работать с людьми, сталкиваться с их проблемами и чувствами. Культурология и искусство тесно связаны с психологией, но все же нет прямого контакта с болью.
Вообще, до 20 я была социофобом. Я не понимала своего страха перед контактом с людьми.

С детства я не могла постоять за себя, не давала сдачи, никак не отвечала. Первые несколько месяцев в дет.саду я тупо сидела и молчала. Я была близка к психопатии.
Ведь люди идущие по тропе бессилия близки к психушке. Не, я серьезно.
Ведь я не могла злиться, не допускала, что это вообще можно — злиться. Не понимала, что нужно не бояться проявлять свою агрессию.
А агрессия нужна, чтобы совершать акты утверждения, реализации, отстаивания, защиты себя, чтобы творить, чтобы жить, чтобы говорить, не стесняясь, чтобы не бояться чувств, чтобы не бояться быть собой, чтобы не бояться оставаться одному, чтобы не бояться людей и т.д.

Агрессия нужна, чтобы у человека были 4 важные вещи:
свобода, осознанность, развитие и отвественность.
Нужна, чтобы не было 4Б: чувства бессилия, беспомощности, бессмысленности, безысходности.

Даже когда меня били и унижали, у меня в голове и мысли не было, что надо бы проявить свою злость, чтобы постоять за себя, отстоять себя. 

Я была бессильным человеком, который не утверждал себя. Конечно, в школе были некоторые проблески самореализации. Но это было лишь компенсацией — псевдобунт. У меня была заниженная самооценка, гипернеуверенность в себе = нелюбовь к себе, вина перед собой, бессилие от неосознанного чувства вины и ненависть от бессилия.

С 15 до 20  я была как немая и проявлялась крайняя форма бессилия — мысли о суициде. Эти мысли перетекали в аутоагрессию, т.е. в селфхарм.

Полгода назад я считала себя человечком с синдромом аспергера. Это очень удобно. Если клеишь на себя ярлык аута, то можно на этом остановиться. Осталось только табличку на себя повесить: "Простите, у меня аутизм aka я бессильная чмошка". Это выгодно — быть слабым. Это оправдывает, это проще.

В 20 я не была приспособлена к жизни.
При этом я не хотела быть жуком в янтаре. Но это был псевдобунт без понимания причин — бунт против устоев: не хочу и не буду работать на дядю, не будет у меня семьи, чайлдфри, свободные отношения это не так уж и плохо и т.д. В таком бунте есть доля правды и конструктива. Но вопрос в том, почему это вылезало? Только потому что мое поколение думает так? А почему так думала конкретно я? Почему я не справлялась с людьми? Почему я не их не выносила? Почему меня воротило от их слабостей? Почему мне хотелось "жить в кайф", чтобы было легко и просто?

Даже когда я шла поперек (ушла из семьи), я чувствовала себя не в своей тарелке. Не только потому, что мне негде было жить. Но и потому, что внутри сидело чувство вины за свою "силу" или наглость, предательство. И из-за того, что не было опоры. Даже в себе. Оставалось подсознательное чувство бессилия. СЗО тогда пришлись как раз кстати.

Это драма многих семей, в которых выращивают тепличные растения.
В которых принуждают подчиняться, иначе окажешься без любви, помощи и поддержки. В которых непоследовательная/непостоянная мать и слабый отец. Или нет отца вообще. Или нет ни отца, ни матери. Нет корней и нет опоры.
Есть нигилизм, бунт, отчаяние и бессилие. Есть агония отношений, в которых сгорает любовь и понимание. А слова, как дрова потому, что используются как насилие, наказание, принижение, превосходство, способ сделать больно другому, средство подчинения и оскорбления.

Ведь нужно иметь смелость и силы, чтобы с помощью слов понять другого, чтобы конструктивно решать проблемы. А для этого нужны открытый ум и сердце, доверие к себе, понимание себя, любовь к себе.
И нужна смелость разозлиться в "добром" смысле, утверждая и выражая себя, говоря то, что думаешь и чувствуешь. Ты наводишь мосты понимания, ты уже не бессилен, и не зависишь от чужого бессилия. Ты снимаешь чувство вины с себя. Ты уже не будешь защищаться от тревоги и беспокойства. Потому что страха будет уже меньше. Ибо ты будешь знать, что справишься, что пройдешь через все это, что в тебе есть неиссякаемый источник сил

Нас окружают бессильные люди. Такое ощущение, что культура насквозь пропитана бессилием. Ибо люди — культура. Люди, у которых зашит либо рот, либо сердце, либо связаны руки.