GOOD VIBES

02.05.2018

Как часто, сталкиваясь с чем-то сложным, мы перестаём верить в себя и опускаем руки. Мы не понимаем, что делать дальше, чувствуем себя ни на что не способными. Что делать в таких ситуациях? Как научиться любить и уважать себя? Об этом и о многом другом вам расскажут на курсах GOOD VIBES. MOONCAKE Media побеседовал с создательницей проекта Анной Шагинян.

— Анна, как родилась идея проекта?

— Всё началось с того, что мне захотелось объединить в одном проекте всё то, что мне всегда в жизни нравилось и приносило удовольствие, и сделать это под эгидой баланса в жизни, когда ты уделяешь внимание одновременно разным её сторонам. То есть не углубляешься, например, только в работу или только в спорт, или в творчество, а задействуешь разные аспекты, развиваешь себя в разных плоскостях. Тогда я придумала курс, который бы позволял человеку за короткий срок попробовать себя в разных направлениях, лучше узнать себя, научиться управлять эмоциями, заботиться о своём теле, о ментальном здоровье, познакомиться с какими-то творческими направлениями. Сначала это был буквально мой эскиз на бумаге, куда я записывала вообще все свои идеи. После я структурировала и стала думать, как можно уместить это в удобный отрезок времени. Так появилась первая версия курса GOOD VIBES, на которую мы сразу собрали группу. В большинстве это были мои друзья и знакомые по предыдущим проектам. Я всегда занималась образовательными проектами для взрослых (I love running, I love swimming), и было очень много людей, которые знали меня, знали мой подход, просто записывались на курс со словами «Я не знаю, что это, но, раз ты это делаешь, скорее всего будет круто». В итоге от появления задумки до её реализации прошло меньше месяца, и в мае 2017 года мы запустили проект.

— Курс, получается, состоит из каких-то определенных занятий и отрезок времени тоже определённый?

— Да, это месяц. 10 занятий по трем направлениям: Body, Mind, Soul. Body посвящен телу и здоровью. Там мы говорим о спорте, занимаемся йогой, проводим кулинарные мастер-классы. Mind — эмоциональный интеллект и медитация. Но это не медитация, как мы привыкли её понимать, а научно обоснованный поход Mindfulness. И Soul – творчество. В это направление всегда входит актёрское мастерство. Этот классический тренинг помогает научиться лучше концентрировать внимание, ощущать себя и взаимодействовать с партнером. Ещё в рамках этого направления мы придумали интересный формат, который называется «Оркестр за два часа». Мы приглашаем профессиональных музыкантов, которые репетируют с учениками какую-то заранее подготовленную композицию. Главное условие – человек может выбрать только тот инструмент, на котором не умеет играть. В течение полутора часов каждый репетирует свой инструмент, чтобы потом объединиться на общую репетицию и вместе сыграть целое произведение. Это занятие, как и все, которые есть в нашем курсе, направлено на то, чтобы показать – ваши возможности безграничны. Любые навыки можно развить. И очень важно заботиться о себе, давать себе время отдохнуть, отвлечься от своей постоянной деятельности, научиться замечать свои эмоции и улучшить качество жизни и общения с другими людьми.

— У всех всё получается или бывает, что люди разочаровываются, если у них, например, не идёт какой-то инструмент?

— Я верила в успех, но не ожидала, что мы будем получать настолько позитивную обратную связь. Сама идея нашего курса в том, что у вас просто не может что-то получиться плохо. В детстве мне говорили, что у меня нет слуха, и выгоняли из музыкальной школы с просьбой, никогда больше к ним не возвращаться. А год назад я научилась играть на пианино какую-то простую мелодию и поняла, что к музыке, в принципе, способны все. Это вопрос именно подачи, тренировки и привычки. Проблема лишь в наших внутренних зажимах и стереотипах. И каждое наше занятие дарит людям идею, что нет такого, что может вам не подходить, и вы можете изучать в принципе любое направление.

— Насколько я знаю, кроме этого курса, у вас проходят и просто отдельные лекции?

— Да, мы постоянно делаем мероприятия и по большей части акцент делаем на ментальном здоровье. Мы ориентируемся и концентрируемся на научно-обоснованном подходе. То есть все наши специалисты, а это в основном клинические психологи, это люди с медицинским образованием. Мне очень нравятся направления когнитивно-поведенческой психотерапии и Mindfulness. Эти подходы научно доказаны, есть исследования, которые подтверждают их эффективность. Я из семьи врачей и мне нравится, когда ты понимаешь логику того или иного подхода. Когнитивно-поведенческая психотерапия учит тебя задавать себе правильные вопросы и контролировать свои эмоции. И вам уже не нужно зависеть от какого-то психотерапевта, это инструмент, который всегда с вами. Mindfulness — научно обоснованный подход к медитации и абсолютно необходимый навык человеку современности. Это то, что помогает останавливаться, замечать какие-то интересные яркие моменты, которые с нами происходят, управлять стрессом, управлять вниманием. Сколько раз было, что мы сидим, открываем, например, почту и потом незаметно уже сидим в Facebook. Или в Instagram зашли на 5 минут что-то посмотреть, и все — час уже прошел. Это потому, что наше внимание скачет в голове как безумная обезьяна. Проскользнула мысль, что у нас что-то не получится, и мы за неё цепляемся. И техника Mindfulness учит возвращаться к тому, на что ты хочешь обратить свое внимание. И поэтому мы постоянно делаем какие-то, чаще всего бесплатные, разовые мероприятия, чтобы как можно больше людей научились этой технике.

— Как вы ищите лекторов, которые к вам приходят?

— Всё через мои личные контакты. Из-за того, что у меня много деловых мероприятий, и я часто нахожусь в среде психотерапевтов, мы где-то пересекаемся, то я примерно представляю, кто мог бы стать у нас преподавателем или лектором. Для меня важно сочетание высокого уровня профессионализма и ораторских качеств, потому что, конечно, тут не подойдет академичный стиль изложения. С некоторыми приходится продумывать сценарий лекции, обсуждать, какие примеры лучше вставить. Даже наши бесплатные лекции мы продумываем, потому что не хочется, чтобы люди приходили на скукотищу на 2,5 часа. Людям не интересно слушать о классификациях, им интересно, как это применимо к их жизни. И когда лектор даёт реальные упражнения, как, например, избавиться от зависимостей, схемы, которые ты можешь применить сразу, то человек уходит с лекции уже с конкретным пониманием того, что он может сделать. У него в голове есть уже какие-то конкретные шаги для решения проблемы.

— Эти шаги помогают?

— У меня один вопрос – почему я раньше не столкнулась с этим? Приведу пример. Один из главных инструментов когнитивно-поведенческой психотерапии — это таблица, в которую ты вписываешь свои эмоции, чувства, мысли и реакции. Я записываю, какие у меня эмоции: раздражение и тревога. Мысли, что я занимаюсь какой-то ерундой, а нормальные вещи не делаю, и вообще у меня ничего не получится. Это говорит наш внутренний критик, которого мы даже не замечаем. И вот все эти мысли проносятся у меня в голове. Результат – я говорю сотруднику что-то, что вообще не стоило говорить. Какие могли бы быть альтернативные мысли? Да, сейчас загруженный период, и я действительно это не успела сделать. Но я это могу сделать в другое время, мы можем перенести с сотрудником это обсуждение на потом, я могу что-то придумать. Действительно ли у меня всегда всё не получается? Нет. То есть все-таки у меня что-то получается? Да. Хорошо. А что именно у меня не получается? Ну, вот здесь я не успела. Как я могу эту проблему решить? Ну, могу вот так. Я справлюсь с этим? Да, я с этим справлюсь.

И еще мне очень нравится такой момент, что ты с терпением и доброжелательностью относишься к себе. Мы очень часто к себе мега критичны, требовательны, считаем, что всегда должны быть на высоте, у нас должно всегда всё получаться, мы сильные, трудоспособные, спим по 5 часов, потом у нас насыщенный день, и мы должны быть на максимуме всегда. И в какой-то момент, когда у нас что-то не получается, если задуматься, мы можем понять, что этот момент действительно непростой. И, наверное, у многих людей бывают такие моменты. И если бы рядом с нами был друг в такой ситуации, то мы бы вряд ли его так критиковали. Мы бы скорее нашли слова поддержки для него, сказали, что можно сделать, как можем ему помочь, что мы рядом и готовы поддержать. И когда мы начинаем так относиться к себе, с большим сочувствием и пониманием, готовностью идти навстречу, формируется очень классное отношение к себе и другим людям. Это, наверное, главная идея моего проекта, потому что мне кажется, что такое доброжелательное отношение к себе вообще самое главное.

— Но ведь иногда хочется поныть. Когда ты головой понимаешь, что ты всё можешь, но хочется, чтобы тебя кто-то пожалел.

— Действительно бывают такие моменты, когда хочется поныть, и очень часто мы ищем поддержку в других людях. И бывает так, что, когда нам нужна эта поддержка, если никого нет рядом, мы еще больше расстраиваемся. Но прелесть вся в том, что мы сами можем быть себе такой поддержкой, и нам не нужен кто-то, хотя наличие близких людей в жизни безусловно важно. Но мы всегда можем найти для себя доброе слово. И, когда мы понимаем, что у нас всегда найдется доброжелательное отношение к себе, это становится таким мощным фундаментом, с которым мало, что страшно, мало, что может вывести из себя.

— Мне кажется, это нереально. Невозможно всегда быть доброжелательным, рано или поздно сорвёшься.

— Идеальные люди бывают только в Instagram. И я очень скептически отношусь к блогерам, которые пишут посты в духе «Жизнь прекрасна, я каждый день встаю с улыбкой». Жизнь прекрасна – это факт, но зачастую люди не соответствуют этому идеальному образу. Двойной стандарт. «Это моя Instagram жизнь, я здесь такая, у меня всё зашибись, я пью шампанское на завтрак и ем макароны и вообще не знаю никаких сложностей, от чего вы унываете?» Это не есть правда. Есть классное выступление Брене Браун про уязвимость, где она говорит, что сила в том, что ты признаешь, что где-то ты раздражаешься, где-то ты слабый, где-то неуверенный в себе, и ты не пытаешься это замаскировать каким-то фасадом. Это часть нашей жизни, мы все злимся, испытываем раздражение, нам бывает грустно, больно, страшно. Это просто физиология, и мы не можем без этих эмоций существовать. Это наша данность условно. Но мы можем управлять этими эмоциями и можем определять степень, на которую мы в них погружаемся. Всегда можно найти в себе силы, чтобы двинуться дальше. Конечно, иногда это бывает сделать тяжело, но мне кажется, что, условно, это наша ответственность – тренировать этот навык в течение всей жизни.

— В чем дальнейшее развитие проекта?

— Это мой любимый вопрос. Если совсем глобально, то мне бы очень хотелось сделать большое детское бесплатное направление, чтобы помочь детям управлять своими эмоциями и легче справляться со стрессовыми ситуациями. Потому что дети очень ранимы и подвержены всему, что с ними происходит, что происходит в семье. Есть большой шанс с помощью инструментов, которые очень эффективны в любом возрасте, дать возможность условно новому поколению иначе смотреть на жизнь. В детстве с нами происходят важные вещи, но мы их оставляем где-то на задворках и начинаем думать, что не интересны, людям с нами плохо, они не хотят с нами общаться. Человек с этим растет. А представляете, как было бы здорово, если бы можно было по ходу всё это разруливать и учиться переживать сложные ситуации. Нас же вообще не учат переживать их. По своему опыту знаю, если ты сталкиваешься с какими-то сложностями, трагедиями, у тебя вообще нет понимания, как это пережить. Очень часто с детьми вообще это не обсуждают. И это то, что мне хотелось бы поменять, поэтому в перспективе у нас такая детская история. А сейчас, ближайшие несколько лет мы будем активно продвигать вот этот курс, делать его более масштабным в Петербурге и в нескольких других городах.

— Как восприняли идею медитации и йоги в России?

— К нам приходят люди, которые хорошо восприняли. Знаете, если бы еще год назад вы меня спросили, то я бы ответила гораздо пессимистичнее. Но я достаточно отстранённо отношусь к скептическим комментариям, потому что, когда я открывала I love running, все тоже сначала с подозрением к этому относились, а сейчас люди бегают массово. Также и с медитацией. Я вижу по западному опыту, насколько быстро это направление набирает обороты. Это связано прежде всего с увеличением количества психических расстройств во всем мире, и с тем, что к 2021 году депрессия приблизится к сердечно-сосудистым заболеваниям. Это факт. И если есть возможность это как-то приостановить, то было бы здорово это сделать. Мне это кажется тем делом, которому я хочу посвятить себя в ближайшее время. Поэтому да, кто-то возможно не ценит, но есть те люди, которые уже видят результат и понимают смысл. Задача нашего проекта рассказать и информировать людей о том, почему это работает, почему это безопасно, не связано с религией, почему это не эзотерика, не мистика. Я верю в Mindfulness подход и думаю, что людям не хватало чего-то такого.

— Я многим задаю этот вопрос. Вы верите в судьбу или считаете, что человек сам её творит?

— Я считаю, что человек её сам творит. Мне действительно кажется, что человек управляет тем, что в его жизни происходит. Я это понимаю на собственном опыте, потому что год назад у меня ничего не было. У меня не было этого проекта. Как раз где-то год назад я это придумала, и из ничего сейчас появилось целое комьюнити, какие-то реальные курсы, проекты, выпускники, истории людей, которые рады, что поучаствовали, и постоянно ходят на наши мероприятия. Это тот вариант, который сложился. Но был и другой вариант, когда я год назад думала, что у меня ничего не получится. И про это редко, мне кажется, говорят, предприниматели или основатели проектов (или просто они с этим не сталкиваются, хотя я сомневаюсь), но в начале очень много сомнений. Эти мысли про то, что у тебя не получится, кому это нужно, да это реально неинтересно? Всегда есть вариант следовать этим мыслям и выбрать какой-то удобный сценарий. Когда я закончила свой бизнес-проект I love running и передала его спустя три года руководства, у меня было очень много предложений из крупных компаний на очень хорошую зарплату. Но мне это не подходило, потому что я понимала, что мне хочется чего-то другого. Я абсолютно не считаю, создание собственного проекта единственным верным путем, но в моем случае это так. Было очень страшно, дискомфортно, я столкнулась с огромным количеством сложностей, но эта привычка на маленьких этапах: где-то позвонить с кем-то договориться встретиться, где-то не побояться сказать, чего ты хочешь — очень мне помогла. Мне было волнительно с кем-то встречаться и рассказывать про свою идею, но я могла сказать себе: «Ань, ну, ты, конечно, волнуешься, но ты с этим можешь справиться? У тебя были подобные ситуации, когда ты волновалась, но все равно получалось? Да, вообще-то были». Когда люди говорят, что кому-то повезло, я думаю, сколько всего за этим стоит, с какими трудностями он столкнулся. У каждого есть некоторая механика их привычек и реакций, как они общаются с людьми, как они разговаривают сами с собой, критикуют себя в той или иной степени. Именно из этого складывается результат.

— Вы о чем-нибудь жалеете в этой жизни?

— Нет. Мне же ещё мало лет. Впереди много ошибок, поэтому, может, и пожалею. Но в итоге, как показывает мой скромный опыт, всё, что мне сначала казалось страшным, тяжелым, жутким на деле сделало мою жизнь гораздо богаче, а меня гораздо более отзывчивым человеком. Безусловно, были ситуации, которые приносили мне боль и разочарование, но сейчас я понимаю, что именно благодаря этому я могу лучше понимать других людей, которые оказываются, возможно, в подобных ситуациях. Для меня большая ценность, что у меня были сложные ситуации в жизни и мне удалось их преодолеть. Это позволяет с сочувствием относиться к другим людям и представлять, что они могут испытывать в такой момент, понимать, чего бы человеку хотелось в этой ситуации. Мы можем испытывать в жизни абсолютно разное, и не всегда просыпаемся как в Instagram и счастливы 24/7. Это не идеальная картинка, но она мне как-то больше нравится, ведь она настоящая.

— Вы будете расширять сам проект в плане направлений?

— Сейчас у нас три направления, и они неслучайны. На основе исследований это то, что помогает человеку лучше себя ощущать, помогает ему развиваться эмоционально. Нам, например, часто предлагают добавить какие-то поделки, рамочки. Поделки это здорово, но моя идея в том, что человек после курса должен вынести с собой что-то важное, а не просто рамочку. После занятий люди уходят с большим багажом эмоций и небольших инструментов и именно прикладных навыков. Поэтому я думаю, что мы будем концентрироваться на этих трех блоках. Мы стремимся к тому, чтобы сделать наш курс более массовым, и какие-то отдельные направления может перейдут, например, в мини-курсы. У нас большой популярностью пользуется актерское мастерство, и мне бы хотелось сделать интенсив по нему.

— Кто в основном приходит на курс? Люди постарше?

— Абсолютно разные. Скажем, костяк это 30-40 лет. Но приходили и 20-летние ребята, один раз была женщина, которой 68. И это очень классно. Мне нравится идея активного пенсионерства, когда ты не сидишь с пультом у телевизора, а пробуешь что-то новое. Ты свое отработал, дети выросли, появилось свободное время. Во многих странах люди на пенсии начинают путешествовать, ходить на какие-то занятия. В Америке есть знаменитый хор «Молоды сердцем», куда не берут, если ты моложе 75 лет. Они поют рок и джаз, ездят на гастроли, выпускают свои диски. Просто прелестные ребята. И вот как раз в будущем хотелось бы разбить наш курс по возрасту. Отдельно сделать занятия для людей постарше, отдельно для подростков.

Читайте больше интересных материалов на MOONCAKE MEDIA.

Текст Алиса Топчий / Фото Юлия Равковская