Зигзаги школьных реформ

В прошлом номере газеты «Клинская Неделя» коренной старожил Клина Владимир Соколов поделился своими воспоминаниями о том, как из школьников готовили рабочие кадры для местных производств и страны, о реформе образования 1984 г.

И опять реформа 1984 г. была не продумана и не профинансирована. В реформирующейся тогда школе появился новый предмет «Основы информатики и вычислительной техники».

Но этот необходимый стране новый предмет в подавляющем большинстве учебных часов оставался теоретическим. К тому же всего 2 урока в неделю. Этого было вполне достаточно, чтобы не забыть о его существовании.

Школьникам для практики на школьных уроках не хватало «живого железа», которое страна не умела хорошо делать в огромных количествах. И выходили выпускники советских школ такими же знатоками вычислений, как и мы когдато знатоками иностранного языка, т. к. у них, как и у нас, не было практического навыка и потребностей.

Оболганная, затравленная и распятая «любимым учителем и отцом всех народов СССР Иосифом Сталиным» «лженаука» кибернетика волей вождей КПСС при молчаливом согласии несколько миллионного партийного стада оказалась вычеркнута напрочь из жизни советской страны.

Спустя пару десятилетий это аукнулось отставанием не только в космических, почти военных программах. Только сейчас стало известно, что советские математики по заказу военных разработали внутригосударственный «Интернет», для реализации которого требовались деньги и время.

Эту талантливую разработку безграмотное партийное руководство СССР зарубило на корню. Страна опять, благодаря идеологической зашоренности её рулевых, отставала в машинных вычислениях, которые нужны не только науке, но и промышленности, сфере услуг.

Только потом, в постсоветской России, когда для ввоза импортных компьютеров открылись широкие, не облагаемые налогом возможности, эта проблема «живого железа» успешно решилась в несколько лет.

Разве «мудрое» руководство СССР не могло поступить так же разумно, потратив деньги на свою страну? Сейчас же с компьютером свободно общается не только молодёжь, но и многие пенсионеры, поскольку практика живого общения с ними сама решила эту проблему.

В 1984 г. реформа была не продумана и не профинансирована, поскольку страна стояла на пороге очень серьёзного экономического кризиса.

Поэтому и не выделили денег на компьютеризацию школ, на создание условий для детишек на специальный переходной период от детсадов к школе.

Денег на затыкание всех дырок-проблем при гореруководителях СССР не хватало, а внедрение их не продуманной реформы тоже требовало денег.

К тому же идеологическая и методологическая ограниченность руководства привела из-за смятия программ к перегрузке учеников и к очередному провалу в профессиональной подготовке бедных школьников-подростков, которых кроме основных общеразвивающих знаний стали опять «грузить» учебно-производственными комбинатами с дополнительным учебным днём в неделю, который опять стал плюс одним годом школьного стажа.

И это опять был почти такой же отдых, как и у нас в начале 1960-х годов. К тому же появился урок начальной военной подготовки, а в 10-х и 11-х классах появилось искусственное разделение на гуманитариев и технарей.

Воспитание в старшеклассниках демократического сознания через школьное самоуправление длилось несколько лет до начала в стране первых печальных итогов псевдодемократических реформ 1985-1990 г.г., то есть до обнищания страны.

Опять, всего за 18 (!) лет – меньше одного учительского стажа – мудрый ЦК КПСС под раболепное «Будет сделано!» от министерства образования СССР наступил на те же самые грабли – на непродуманность и неподготовленность реформ.

Одно слабое утешение было в той реформе 1984 г. – учителям перед тем, как их вновь трясти как грушу изменениями в программе, инспекторскими проверками и часами преподавательской нагрузки, немного повысили зарплату.

Так же неудачна была в этой же реформе попытка перевести детишек на общешкольное образование не с 7, а с 6 лет. Наверное, на желание некоторых родителей, дети которых в 6 лет могли немного считать и писать, и клюнули чиновники из министерства образования СССР.

Но массовая реализация этой идеи не состоялась, так как дети-вундеркинды немногочисленны всегда. Оборудование в старших группах детсадов классных комнат ради обучения дошколят выходило финансово дорого.

Здоровье детишек частенько не выдерживало нагрузок, да и большинство родителей выступало против снижения возраста первоклашек. Чехарда с перепрыгиванием из 3-го класса сразу в 5-й всех раздражала, не говоря уже об увеличении нагрузок при неизбежных разрывах школьных программ в этих классах.

В 1987 г. после одного года полномасштабного эксперимента образование первоклашек опять началось с 7 лет. Прошло немного лет, и потихоньку заглохла и эта реформа в 1989 г. Не завершившись, закончилась «перестройка»; умер СССР и родилась новая Россия.

Когда на фоне всеобщего безденежья в руинах советской страны женщинам-учителям стало совсем невмоготу, они в 1991-1992 г.г. создали в Клину единственный в своём роде (!) стачком, как это было в промышленной России в начале 20-го века. Бюджетники и кормилицы семей пробовали коллективно требовать у своего и городского начальства достойную человеческой жизни зарплату, на которую можно жить по-человечески так, как они всегда учили школьников.

Указ № 1 о школе, изданный первым президентом новой России Борисом Ельциным 11.07.1991 г., тоже не решил всех проблем школьного образования. Даже его главный пункт № 3 о повышении школьных ставок с 01.01.1992 г. толком не был выполнен, так как страна разваливалась и пикировала в экономическом штопоре.

Во всех законах об образовании, изданных в СССР в 20-м веке, в преамбуле всегда присутствовала типовая формулировка благих намерений: «…исходя из потребности времени…, учитывая пожелания трудящихся…, с целью улучшения качества образования…» Так, во вступлении к постановлению Совета народных комиссаров № 1840 от 01.09.1940 г. «Об установлении платности обучения в старших классах средних школ и ВУЗов» это нововведение обосновывалось «…повышением жизненного уровня советского народа».

В провинциальных городах эта плата была меньше столичной, составляла от 150 до 200 рублей за учебный год и приблизительно равнялась двухмесячному заработку рабочего средней квалификации.

Эта сумма становилась первым барьером в жизни детей. За годы действия этого закона почти целое поколение школьников не смогло получить среднее и высшее образование в стране «нового мира».

Время показало, что только постановление Совета министров СССР № 55 от 06.06.1956 г. «Об отмене платы за обучение в старших классах средней школы и ВУЗах» было принято всем советским народом с облегчением.

Образование опять стало равным и доступным для всех. Зигзаг реформ вернулся в исходную точку в очередной раз, как и последующие неразумные попытки нововведений в таком, на первый взгляд, простом деле как народное образование.

Хорошо, что в Клину есть небольшой ведомственный музей при Управлении образования администрации городского округа Клин. Жаль только, что в нём, кроме внешних успехов, не отражена такая печальная правда школьной жизни, как трудный и кривой путь нескольких советских школьных реформ в бурном 20 веке.

Поэтому пожелаем музею успешного развития, непрерывной кропотливой работы с помощью ветеранов-педагогов, помнящих и переживших немало успешного и не очень в своей многолетней педагогической практике.

ТАТЬЯНА МАНТУЛЕНКО-ЧЕРНЫШОВА