Фертильность женщины как новый повод о теле

15.05.2018

В детстве я посмотрела фильм "Последний поцелуй" с Анни Жирардо (1976), и страх женщины о том, что этот конкретный поцелуй, возможно, последний в её жизни, меня потряс, а было мне не больше 15 лет.

Фертильность женщины — это показатель её способности к непродуктивности, бессознательно воспринимаемая как эквивалент могущественности, божественная способность к воспроизведению себе подобных, аналог мужской потенции.

В связи с этим, менопауза, или климакс (по-гречески climax =лестница) — это период угасания репродуктивных функций. Психологически он переживается сильнее, чем соматически, физические проявления климакса не такие сильные, как мысли и чувства о нём.

Соматически-ориентированная женщина переживает климакс гораздо тяжелее. Все её эмоции по привычке остаются в теле, она набирает вес, у неё сильные перемены настроения, огромная тревога, связанная с экзистенциальным страхом смерти.

Этот страх выражается в усиленном внимании к телу и лицу. Тело и лицо должно выглядеть в 50 лет также, как и в 35. Уровень этого страха настолько силён, насколько обширна и обильна экономика производства средств от старения и медицинских услуг в этой области.

Особенно этот страх актуален, если женщина живёт в сценарии зависимости от мужчины. У неё нет своего дохода, она не состоялась как личность в профессиональном или социальном плане. Тогда способность оставлять мужчину всегда рядом или притягивать мужчину к себе становится жизненной потребностью условием выживания. Уникальность своего Я вне профессии и семьи, принятие своей личности и прежде всего эмоциональности — это залог сбалансированного перехода в период климакса.

Фертильность женщины — особая тема. Неспособность выносить плод, выкидыши, аборты, невозможность забеременеть, нежелание иметь ребёнка-это часто показатель того, что тело не переварило момента перехода в период фертильности. Месячные, которые в раннем возрасте оказались травмирующим фактором, эмоционально пережитые в одиночестве, в чувстве стыда или отвращения, в страхе позора или насмешек, ужасе перед тем, как кто-то увидит или узнает, что это станет причиной насмешек, эти месячные не воспринимаются телом как повод для новой жизни. И тогда страх перед смертью из-за неспособности воспроизвести себя в ребёнке, станет спутником жизни.

Частые аборты — отдельная история, когда женщина особо переживает свою способность иметь ребёнка.

Это подсознательное желание принести в жертву жизнь другого человека в древности отмечалось особым обрядом — инициацией. Мужчина во время инициации символически получал право убивать другого человека. Женская инициация отмечалась как символические месячные, этому посвящались длительные тайные обряды.

В разных культурах женщины по-разному относились к абортам, и аборт не всегда был строго запретным. Право распоряжаться своим телом в том числе, не считаясь с жизнью другого существа, — крайняя позиция, также как и тотальный запрет на аборт во всех случаях.

В любом случае аборт, или прерывание беременности по медицинским показателям, или потеря беременности — особый момент, требующий значительной эмоциональной переработки. Воспоминание о прерванной жизни остаётся в теле и становится дополнительным стимулом к тревоге, вине, позору, стыду.

Для того, чтобы сложилось цельное Я, необходимо прожить три внутренних конфликта:

  • Переоценка собственного Я помимо профессиональной или социальной(мать, жена) роли.
  • Осознание факта изменения (фактически старения) собственного тела.
  • Переживание темы смерти, особенно если пришлось пережить смерть родителя. Это теория Р. Пекка, последовательно развившего теория Эрика Эриксона о кризисах личности. Личность не сможет спокойно встретить изменения, старение и смерть, если она не состоялась и не сложилась в цельную личность. Тревожность о теле и его изменениях в любом виде — вес, форма, морщины — это незрелость личного Я.

В животном мире феномен старости не встречается. Животное либо погибает, либо уничтожается своими сородичами. Бесполезное существо — это существо, не способное развиваться, проявлять активность или размножаться.

Таким образом, прекращение фертильности или нарушение цикла у женщины связано с древней архаичной и эволюционной тревогой "быть уничтоженной сородичами". Тем более в древние времена был обряд уничтожения старых и больных особей у людей.

Средняя продолжительность жизни в античном мире составляла 30 лет в Средиземноорье, в Египте 50 лет. В средние века в Европе продолжительность жизни редко превышала 30 лет. Единая признанная идеальная норма и стандарт телом достигается в 25 лет.

Помните, что Татьяна Ларина была выдана замуж за старика, который был ветераном войны 1812 года? Его возраст был не больше 40 лет.

Даже 100 лет назад понимание возраста и старости сильно отличались от современных.

Можно сказать, что в связи со значительным увеличением продолжительности жизни в наше время тревога относительно вопросов смерти, старения и изменения тела со временем возрастает, возраст 40 лет и старше. Эволюционно человеческая психика пока не готова к тому, что делать со своим телом и как к нему относиться после 40 лет.

С этим частично связан кризис середины жизни, который у многих людей вызывает сильнейшие эмоции и переживания.

Относительно молодые матери в возрасте 40 лет передают свою тревогу о теле своим детям, которые с 25 лет уже озабочены тем, что в теле появляются следы изменений, которые не поддаются контролю. В 35 хочется, чтобы тело было такое, как в 20, а в 47 такое, как в 35. Связанная с этим, по сути, экзистенциальная тревога перед временем и его необратимостью, в личности нецельной и нереализованной может пробить сильные бреши.

Эти бреши залечиваются косметическими снадобьями или диетами в то время, когда надо бы работать с личностью, её цельностью и с источником тревоги.

Триггером к такой экзистенциальной и во многом эволюционно обусловленной тревоге может стать даже в молодом возрасте у женщины потеря родителя, с которым личность себя подсознательно идентифицирует.

Соответственно, работа репродуктивной или гормональной системы может дать сбой. В таком случае кроме медицинского лечения необходимо переработать тревогу, вину или агрессию, связанную с тем триггером, который запустил расстройство, поработать с травмой и с тревогой как вероятным компонентом строения нервной системы.

В случае невыработанной агрессии могут само-запускаться запускаются аутоиммунные заболевания, например, аутоиммунный тиреоидит — выработка антител, уничтожающих щитовидную железу.

Если этот текст родил в вас резкое отторжение или тревогу, как говорят психологи, посмотрите в своё тело, где откликнулась это тревога, какие ещё эмоции ещё родились в ответ.

Марина Геннадиевна Куликова

Больше интересных статей и не только - на портале "Самопознание.ру".

Подписывайтесь на наш канал, чтобы не пропустить самое интересное.