"Я с детства был капризным эгоистом…"

15.05.2018

В кафе за соседним столиком обедала семья. Между мамой и бабушкой сидел мальчик лет четырёх-пяти, который громко и настойчиво повторял: "Здесь бесплатно мороженое! Мороженое можно бесплатно!". Сначала его игнорировали, и мальчик стал говорить ещё громче: "Мама! Мороженое! Мне бесплатно!".

Кстати, действительно, при входе в кафе висел банер про бесплатную порцию мороженого каждому ребёнку. Вряд ли малыш прочитал его сам, скорее всего, невзначай произнёс кто-то из взрослых — и то ли забыл, то ли передумал заказывать, сев за стол. А малыш запомнил, и, конечно, для него это было очень важно.

Спустя минуту мама и бабушка начали шикать на ребёнка: "Веди себя нормально! Помолчи!". Мама, которой, похоже, становилось очень неудобно перед окружающими, достаточно громко, чтобы слышали за соседними столиками, сообщала сыну, что "больше его никуда с собой не возьмёт".

"Мама, но тут мороженое! Мороженое бесплатно!" — не унимался мальчик, почти переходя на крик.

"Нет мамы", — прошипела сжавшаяся в комок от неловкости женщина. Ребёнок испуганно замолчал, глядя на неё.

"Как нет мамы?" — спросил он, протягивая к ней руки.

"Вот так, меня нет, пока ты себя не будешь нормально вести. И не трогай меня! Ты же знаешь, я не люблю, когда я злюсь, а ты ко мне лезешь!"

После непродолжительной паузы ребёнок захныкал, и в дело вступила бабушка, которая схватила его за плечи и пригрозила вывести из-за стола. Снова прозвучало — "веди себя нормально", а также — "что ж за наказание", "не умеет себя вести" и "совсем распустился". Мальчик вывернулся из цепких рук бабушки и несколько минут просидел молча. Папа и остальные присутствующие напряжённо листали меню.

Я, невольно включившись в ситуацию, ждала, когда же кто-нибудь из взрослых наклонится к расстроенному ребёнку и поинтересуется, где он узнал про бесплатное мороженое, объяснит, что сейчас всё выяснит у официанта, расспросит, какие есть вкусы, и предложит мальчику заказать мороженое после обеда. Ну, или скажет что-то про больное горло ребёнка и не пожалеет усилий на то, чтобы утешить и предложить что-нибудь другое, не менее вкусное. Но никто не произнёс ни слова.

Когда подошла официантка, мальчик снова заголосил про мороженое, и его снова проигнорировали. От отчаяния он начал захлёбываться слезами и кричать уже истошно, на весь зал. Тогда с торжествующим видом поднялась бабушка, схватила пацана железной хваткой за подмышки и выволокла из-за стола, приговаривая: "Опять себя до истерики довёл! Марш из-за стола! Всем надоел! Сейчас я тебе задам!". Похоже, что ритуал повторялся не впервые: мальчик, не сопротивляясь, поплёлся выслушивать бабушку и умываться холодной водой, мама, потупив взгляд, спокойно осталась за столом с видом, как бы говорящим — "я сделала всё, что могла", остальные взрослые облегчённо вздохнули. В зале воцарилась тишина.

Сидя за соседним столиком, я сочувствовала не только непонятому, неуслышанному ребёнку, но и беспомощным, измученным родителям, у которых не было никаких предположений и способов, как ещё справляться с таким "неудобным" поведением их чада.

Я думала о том, как события из детства, обозначенные и озвученные голосами наших мам, пап, бабушек и дедушек, становятся частью нашей идентичности: сообщают нам о нашем характере, внешности, способностях и таким образом задают нам рамки порой на всю жизнь.

Можно с сожалением предположить, что этот маленький любитель мороженого вырастет с хроническим чувством вины и самоотношением — "я всегда был капризным эгоистом, у меня были истерики и проблемы с нервами, близкие со мной мучились".

Его мама, возможно, несёт в себе установки — "надо быть хорошей, удобной для всех девочкой, а то никто не будет любить".

Его бабушка, возможно, с детства считает: "если сама не сделаешь — никто не сделает", потому что вечно ходила в роли няньки за младшими братьями и сестрами.

Его папа, возможно, с раннего возраста усвоил — "сиди помалкивай, всё равно ничего нормально сделать не можешь".

…Я знаю девочку "не всем же быть красивыми", знаю девочку "я тупая и беспомощная", мальчика "неприятное надо молча терпеть", мальчика "я всегда был жутким трусом", девочку "мне все завидуют"… Задают ли они себе вопрос, сколько "истины" в этих установках, вынесенных десятки лет назад из событий, которые объяснялись им взрослыми? Взрослыми, которым зачастую не хватало ни знаний, ни понимания, ни собственного положительного детского опыта…

Валерия Кандинова.

Больше интересных статей и не только - на портале "Самопознание.ру".

Подписывайтесь на наш канал, чтобы не пропустить самое интересное.