Крымская война: был ли шанс на победу?

Российская империя безоговорочно проиграла Крымскую войну 1853-1856 гг. На школьных уроках истории нам рассказывали, что в эпоху Николая I Российская империя достигла невероятного упадка, почивая на лаврах побед над Наполеоном, а потому не могла оказать сколько-нибудь серьезного сопротивления Франции, Великобритании и Турции. Однако столь ли всё однозначно было на самом деле?

Конечно, продолжавшаяся далеко уже не первый десяток лет Кавказская война тяжким грузом легла на государственную казну. Однако не только пустота в бюджете не позволила обзавестись России собственным паровым флотом. За разъяснениями обратимся к материалам российского историка Вардана Багдасаряна:

В 1830–1840-е гг. его преимущества перед парусным были далеко не очевидны. Первые паровые суда не зависели от ветра, однако не могли сравниться с парусными по количеству орудий и скорости. Гипотеза об их перспективности была чисто теоретическим построением, основанным на результатах морских учений, состоявшихся в Англии за десять лет до начала войны. Британия и Франция действительно сделали удачную ставку на паровой флот, построив к 1853 г. 21 и 20 пароходов-линкоров соответственно. Другие страны, в том числе Россия, располагали лишь некоторым количеством пароходов-фрегатов, однако это совсем не говорит о катастрофическом отставании. В условиях промышленной революции и проникновения новых технологий в сферу военного судостроения перед государством вставал выбор вкладывать огромные суммы в строительство парового флота, сравнимого с британским, либо поддерживать боеспособность сухопутных войск на достаточно высоком уровне. Решение для России было очевидным.”

Что же касается стрелкового оружия, то и здесь ситуация была неоднозначной. Вновь обратимся к мнению уже упомянутого Вардана Багдасаряна: “Во-первых, в русской армии к началу войны не осталось стрелкового вооружения, однозначно признанного устаревшим, а именно имевшего кремневые замки. Как и пехота союзников, русские солдаты имели капсюльные ружья. Во-вторых, необходимое количество нарезных ружей в строевых частях было одним из наиболее обсуждаемых вопросов среди европейских теоретиков военной мысли в середине XIX в. Вооружать всю армию целиком нарезным оружием было признано неоправданно дорогим, а в ряде случаев и ненужным делом.Такая ситуация была и в русской, и во французской, и в прусской, и в австрийской армиях” Кстати, мало кто обращает внимание на то, что впоследствии защитники Севастополя “перепрофилировали” гладкоствольные ружья в штуцера.

Не стоит забывать и про то, что экспедиционный корпус англичан и французов перед высадкой в Крыму пробыл два месяца в Болгарии, где холера нещадно покосила ряды французов. Поэтому опрометчиво полагать, что перед десантом в Крыму союзники были в хорошем состоянии. Нет, по свидетельствам очевидцев, моральное состояние наших противников не могло похвастать решительностью и готовностью к тяжёлым боям.

Далее необходимо более пристально рассмотреть ход крупнейших сухопутных сражений данной войны. В балаклавской битве наши войска смогли захватить четыре редута, затем провели удачную атаку на английскую кавалерию, которая в итоге отступила. Развей войска генерал-лейтенанта Рыжова свой успех, и кто знает, разгром британских частей вполне мог стать реальностью. В Инкерманском сражении отряд генерала Соймонова имел пятикратное превосходство над противником, но так и не сумел им воспользоваться.

Подытоживая хочется ещё раз напомнить, что официальная история - не более чем логичное следствие конъюнктурной пропаганды, формирующейся и изменяющейся в зависимости от находящихся у власти людей. А историческая правда тем временем закапывается всё глубже и глубже в недра многочисленных архивов. Однако, чего бы эта правда ни стоила, мы обязаны трубить о ней во все трубы.