Отчаянное спасение

Отчаянное спасение
Отчаянное спасение

Из подвала послышались плеск воды, крики кошки, писк котят и наконец всплеск и детские крики. «Не дождались!» - пронеслась мысль Ивана Николаевича, и он стал быстро спускаться по ступеням.

Всего 10 минут назад пенсионер оставил ребят одних около входа в этот самый подвал, строго настрого наказав ждать его и ничего не делать. Николаич, как звали его все в округе, когда-то командовал пожарной частью и спас не один десяток жизней. Поэтому чётко знал, что делать.

Поначалу ситуация была простой: в подвале под домом прорвало трубу с холодной водой и помещение стало заливать водой. Но оказалось, что местная кошка Муська родила там котят и потоп застал кошачье семейство врасплох, о чём говорило громкое мяуканье из подвала.

Николаича позвали дети, когда он как обычно направлялся по своим делам в гараж. Шалопай Пашка и его извечная подруга Нина. Обоим было лет по 8, и они каждый день находили для себя новые приключения, а иногда и для всего двора сразу. Командовала «бандой» Нина и Николаич опасался, что подобьет она Пашку на подвиг — спасение котов от потопа.

Пенсионер заглянул в подвал, там темно, маленькое окошко не способно осветить большой подвал, вода, бившая из трубы, залила пол полностью и казалась черной. Кошка, перекрикивая шум воды, звала на помощь — значит, всё в порядке.

- Вот что, ребята, я сейчас же иду в гараж за болотными сапогами и фонарём, есть у меня такой, что на голову одевается. А вы тут ждите и никуда до моего прихода!

Ребята закивали головами и только попросили возвращаться скорее.

Иван Николаевич был хладнокровен и рассудителен, сказался почти сорокалетний опыт работы в экстремальных ситуациях. «Вода ледяная, нужно портянки теплые на ноги намотать, куртку брезентовую плотную надеть, чтобы не оцарапали и рукавицы толстые рабочие». Переоделся быстро, а вот фонарь задевался куда-то, его не оказалось на привычном месте.

- Паша, она громче кричит, наверное скоро утонет совсем!
- Не утонет, помоги мне!

С этими словами мальчик поволок старую деревянную дверь к ступенькам в подвал. В самом подвальном помещении было ещё две ступеньки и вода вплотную подступала к верхней. Дети бросили дверь на воду, Пашка осторожно влез на импровизированный плот, Нина протянула ему старую швабру.

- Чтобы плот толкать!

Как оказалось, Муська, проснулась сразу, как только трубу прорвало, но котят вынести не сумела — она просто не могла пересилить страх перед водой. Поэтому перетаскала своих детей на большой тяжелый, вертикально поставленный ящик в дальнем конце подвала.

Ящик этот был настолько велик, что казалось вода не доберётся да самого его верха, но она всё прибывала и прибывала. Муська орала отчаянно, вместе с ней пищали испуганные ничего не понимающие котята.

Было темно и Пашка правил плотом вслепую, ориентируясь только на кошачьи вопли, проблема была в том, что в подвал стаскивали всякий хлам, который не хотели выбрасывать. И сейчас этот хлам мешал Пашке, приходилось маневрировать.

Мальчик поминутно врезался бортами своего «судна» в невидимые ему препятствия, становилось страшно, но отступать было поздно. Да и Муська зовёт… Наконец «спасательная экспедиция» добралась до ящика. Пашка поднялся, чтобы принять на борт первых спасённых, дверь под ним стала раскачиваться, ноги мальчика задрожали и плот перевернулся.

- Где Паша?
- Там, он на двери поплыл и, кажется, упал в воду! - Нина заплакала, она живо представила, как ей попадёт дома за то, что не послушались Ивана Николаевича, за подвал и за Пашку, ведь скрыть историю не удастся.

Николаич протиснулся в дверной проём, включил фонарь и зашлёпал огромными сапогами по воде. Первым делом он вынес из подвала стучащего зубами от холода мальчишку, и велел детям немедленно бежать к нему домой, чтобы его супруга напоила их чаем и обогрела.

А сам вернулся в подвал, погрузил кошку с котятами на дверь и отбуксировал их до выхода из подвала. Там благодарная Муська перетаскала своих детей на улицу. Николаичу пришлось пристроить их пока в своём гараже.

Пашке досталось от родителей, но в конце концов они пришли к выводу, что сын растёт мужчиной. Только просили его всегда думать прежде, чем делать что-то. А вот Нину родители наказали строго, чтобы не пыталась быть хорошей за чужой счёт. Добро надо делать своими руками.