Потоплено 10 вражеских кораблей

«Правда» от 26 января 1943 года

СЕВЕРНЫЙ ФЛОТ, 25 января. (По телеграфу). Это произошло в один из недавних пасмурных дней. После полудня наша воздушная разведка обнаружила в море караван вражеских судов, шедший в охранении сторожевых катеров и миноносца. Корабли противника рассчитывали пройти незаметно, используя плохую видимость .

Несмотря на затрудняющие полет метеорологические условия, два наших торпедоносца под командованием капитана Киселева и капитана Баштыркова поднялись в воздух.

— Облачность достигла десяти баллов, высота облаков над водой не превышала пятидесяти-ста метров, — рассказывал штурман экипажа Киселева старший лейтенант Покало.

Торпедоносцы выскочили на корабли противника неожиданно и атаковали их с близких дистанций. Они нанесли удар по врагу наверняка, без промаха.

Торпедоносец капитана Баштыркова торпедировал и потопил вражеский транспорт водоизмещением в восемь тысяч тонн, торпедоносец капитана Киселева отправил на дно транспорт водоизмещением в пять тысяч тонн.

На обратном пути самолет капитана Киселева попал в снегопад. Пришлось пробиваться к базе, идя почти над самой водой.

Меньше чем через час после того, как были потоплены два вражеских корабля, экипаж дважды орденоносца гвардии капитана Громова обнаружил еще один транспорт противника. Это был крупный корабль, шедший под охраной сторожевых катеров и миноносца. Гвардии капитан Громов вывел самолет прямо на транспорт и атаковал его. Выходя из атаки, самолет прошел над кормой судна так низко, что экипаж отлично видел бегущих по палубе людей. Экипаж самолета, сделав круг, видел, как транспорт погрузился носом в воду. Водоизмещение этого транспорта восемь-десять тысяч тонн.

Через несколько дней торпедоносцы Северного флота нанесли новый крупный урон противнику. За один день они потопили в Баренцевом море четыре фашистских транспорта и сторожевой корабль.

Торпедоносцы, пилотируемые летчиками Труновым и Зайченко, атаковали в море конвой противника, состоявший из трех транспортов, четырех сторожевых кораблей и эсминца; с воздуха корабли прикрывались двумя «Мессершмиттами».

Торпедоносцы шли низко над морем. Эсминец открыл интенсивный огонь. Несмотря на это, советские самолеты ринулись в атаку. Трунов атаковал самый большой из транспортов, шедший в середине конвоя. Зайченко взял на себя транспорт. находящийся в хвосте. Когда штурман приготовился сбросить торпеду, стрелки доложили Трунову, что «Мессершмитты» снижаются для атаки. Командир хладнокровно вел самолет вперед и сбросил торпеду с близкой дистанции. Он ударил точно в цель. Зайченко торпедировал другой транспорт. Два корабля противника пошли ко дну.

В тот же день звено торпедоносцев, пилотируемых летчиками Агафоновым, Макаревичем и Малыгиным, обнаружило у берегов противника транспорт, охраняемый сторожевиком и эсминцем. Корабли шли в кильватерном строю, эсминец — далеко впереди транспорта. Воспользовавшись этим, Агафонов атаковал транспорт с близкой дистанции, и от разрыва торпеды пароход развалился пополам. Макаревич пустил ко дну двухмачтовый сторожевик.

Торпедоносцы, пилотируемые летчиками Балашовым и Перегудовым в этот же день атаковали у вражеского берега третий конвой противника, состоящий из четырех транспортов, четырех сторожевых кораблей и эсминца. Встретив сильный зенитный огонь, самолеты ушли в сторону моря, обманув противника, затем возвратились с другого направления и выпустили торпеды по вражескому транспорту. Корабль взорвался.

Этот богатый боевыми событиями день завершили пикирующие бомбардировщики под командованием капитана Лапшенкова. Они нанесли два удара по вражескому порту, причинив большой ущерб портовым сооружениям. Удалившись от цели на десятки километров, летчики продолжали наблюдать зарево вспыхнувших в порту пожаров.

Кроме того, на днях группа бомбардировщиков, возглавляемая тов. Лапшенковым, потопила еще два транспорта. Таким образом, с 1 по 15 января авиацией Северного флота потоплено в Баренцевом море 9 транспортов и один сторожевой корабль противника общим водоизмещением в 51.000 тонн.

И. САМОЙЛОВ.