Звезда

«Известия» от 19 мая 1943 года

Иван Павлов, боец-автоматчик, бывший тракторист Воскресенской машинно-тракторной станции, был захвачен немцами в плен южнее озера Ильмень. Пленению этому предшествовал неравный бой пяти мужественных русских людей с целым подразделением немцев: все пятеро были разведчиками. Когда сопротивление разведчиков было сломлено и все пятеро захвачены в плен, немцы выстроили их в ряд и заставили Ивана Павлова проглотить сорванную с его пилотки красноармейскую звезду. Они долго засовывали ему в рот звезду, пока, вынужденный сделать глотательное движение, Павлов её не проглотил .

За эти несколько часов мучительства и насмеяния в помощь разведчикам подоспел взвод бойцов, пленные были отбиты у немцев, и Иван Павлов — со звездой, застрявшей в пищеводе, — принял участие в бою, пока его не ранило осколком снаряда в левую руку. Только тогда он упал, и его подобрали и направили на санитарной подводе в санбат, а из санбата в полевой госпиталь, где ему сделали просвечивание рентгеном и обнаружили в пищеводе пятиконечную звезду. Так как операция предстояла очень сложная, Ивана Павлова отправили на самолете в Москву, и он попал в Институт неотложной помощи — учреждение, в котором хирурги не раз зашивали человеческие сердца и чинили, как в часовой мастерской, все хрупкие части человеческого организма. Здесь доктор Розанов, известный как добытчик посторонних предметов, по той или иной причине оказавшихся внутри организма человека, сделал сложную и блистательную операцию. На этот раз доктор Розанов извлек красноармейскую заезду, которую изощренные в деле мучительства немцы пытались сделать орудием убийства мужественного русского человека. Можно представить себе чувство горького гнева, какой должен был быть в душе хирурга, как бы концами своих искусных пальцев проверившего наощупь всю степень подлой жестокости немцев. Звезда была добыта, и автоматчик Иван Павлов остался жить.

Извлеченную из пищевода автоматчика Ивана Павлова звезду можно было бы передать в Музей Второй Отечественной войны для пополнения стендов, где выставлен не один документ, изобличающий немцев в самой кровавой и подлой жестокости, но на этом история звезды закончилась бы, а она должна была иметь свое продолжение. Звезда — по возвращении Ивана Павлова на фронт — должна быть прикреплена к прикладу его автомата, чтобы из него злее стрелять по гнуснейшим мучителям и истязателям русского народа.

Это было последнее, о чём договорились мы во дворе больницы с Иваном Павловым, который теперь выздоравливает и, наверное, скоро вернется на фронт и прикрепит к автомату извлеченную из его пищевода звезду. Мне кажется, что он придумал для нее правильное назначение, поместив её не на музейном стенде, а на прикладе своего автомата… это ближе к огню, которым отвечает немцам в этой войне русский народ на своей израненной, но тысячу раз живой земле.

Вл. ЛИДИН.